Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Глянцев С.П.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева» Минздрава России, Москва, Россия

Почему инфузионная хирургия не стала началом клинической гемотрансфузиологии?

Авторы:

Глянцев С.П.

Подробнее об авторах

Журнал: Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2014;(2): 64‑69

Просмотров: 226

Загрузок: 1

Как цитировать:

Глянцев С.П. Почему инфузионная хирургия не стала началом клинической гемотрансфузиологии? Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2014;(2):64‑69.
Glyantsev SP. Why infusion surgery did not start clinical transfusiology? Pirogov Russian Journal of Surgery = Khirurgiya. Zurnal im. N.I. Pirogova. 2014;(2):64‑69. (In Russ.).

?>

Начало переливания крови затеряно в веках. Одним из первых его описал Овидий [8], хотя внимательное прочтение его «Метаморфоз» заставляет усомниться в том, что кровь вводили в сосуды [6]. Не сомневаясь, однако, в том, что толчок к разработке метода введения в кровь жидкостей и крови дал XVII в., авторы работ по истории трансфузиологии обычно лишь вскользь упоминают о переливании крови от животных человеку, не обсуждая ни истоки метода[1], ни его развитие, ни истинные причины забвения [1, 2, 4, 5].

Между тем методики гемотрансфузий в XVII в. разработали и внедрили в практику врачи сразу нескольких стран Европы. Помимо этого, широко обсуждались условия переливания, механизмы его лечебного действия, терминология метода. Откуда возникла идея? Что предшествовало ее реализации? Кто были пионерами использования метода? Чего достигли врачи в его разработке? Почему, наконец, их достижения не получили развития?

Ответам на эти вопросы посвящена настоящая статья.

Происхождение идеи

Несмотря на то что попытки использовать кровь как наружное и внутреннее средство для исцеления немощных и омоложения стариков[2] эмпирически и многократно предпринимали в древности и в Средние века (вампиризм) [8], научная основа для разработки метода ее введения в сосудистое русло возникла только после того, как европейские врачи познакомились с вышедшей в 1628 г. в Лондоне книгой Уильяма Гарвея (Harvey William, 1578-1657 гг.) «Exercitacio anatomica de motu cordis et sanguinis in animalibus» («Анатомическое исследования о движении сердца и крови у животных»).

Ее автор не только открыл круговращения крови (кровеобращение), но и обосновал конечность ее объема и смертельную опасность как кровопотери, так и избытка крови (плеторы) [3]. Эти гипотезы [7] послужили основанием для разработки методов введения в сосуды различных веществ, включая кровь, подтвердивших предположения Гарвея.

Идеи лечения болезней вливанием крови в сосуды высказывали устно и в печати многие врачи XVII в. (G. Colle, 1628 г.; F. Рotter, 1638 г.; F. Folli, 1652 г.; Bourdelot, abb?, 1657 г.; R. Gabets, 1658 г.; M. Hofmann, 1663 г.; S. Elsholz, 1665 г.), однако по разным причинам они не были реализованы. Одних авторов сдерживала сложность «аппарата» для проведения инфузий, других - отсутствие навыков артерио- и флеботомии, третьих - риск вызвать насмешки коллег.

Разработка внутривенных инфузий

Одним из первых[3] внутривенными вливаниями занялся профессор математики и астрономии Оксфордского университета, выдающийся английский архитектор Кристофер Рен[4] (Wren Christopher, 1632-1723 гг.). В 1656 г. он разработал способ введения различных жидкостей в кровь собак и продемонстрировал его на собрании медицинского факультета. Выделив вену у какого-либо животного[5] и подведя под нее две лигатуры, К. Рен выполнял между ними флеботомию и вводил в просвет вены по направлению к сердцу канюлю из фрагмента перьевого очина[6], соединенную с плавательным пузырем крупных рыб, предварительно наполнив его испытуемой жидкостью. Укрепив канюлю лигатурой и перевязав дистальный участок вены, К. Рен вводил жидкость в кровь, сжимая пузырь, и наблюдал за поведением животного [9].

Таким способом К. Рен вводил как лекарственные вещества (настои, отвары) и питательные растворы (вода, спирт, вино, пиво, молоко), так и продукты выделения (например, мочу). После образования в 1661 г. Лондонского Королевского философского общества избранный его членом К. Рен продемонстрировал эти опыты на одном из его заседаний, на котором присутствовали многие известные ученые и врачи, включая профессора Оксфорда, химика и врача Роберта Бойля (Boyle Robert, 1627-1691 гг.).

В 1663 г. Р. Бойль описал эксперименты К. Рена в книге «Usefulness of Experimental Philosophy» («Польза экспериментальной философии»), а двумя годами позже они были опубликованы в трудах общества. В этих записках сказано об экспериментах Бойля с введением раствора опия и других жидкостей в кровь собак и преступников из Лондонской тюрьмы.

В дальнейшем идея К. Рена была использована: а) в физиологии и внутренней медицине - для внутривенного введения лекарств с помощью клистира (шприца с поршнем); б) в анатомии - для изучения строения сосудистой системы (введение красителей), для бальзамирования трупов (введение бальзамирующих веществ) и для изготовления коррозионных анатомических препаратов (наполнение сосудистого русла окрашенной отвердевающей массой).

Переливание крови животных животным (Англия)

Среди тех, кто присутствовал на демонстрациях К. Рена, был практиковавший в Оксфорде врач, доктор философии и медицины Ричард Лоуэр (Lower Richard, 1631-1691 гг.). В феврале 1666 г. в Оксфордском университете в присутствии нескольких врачей Р. Лоуэр провел успешное переливание крови от животного животному. Обескровив собаку средней величины кровопусканием из яремной вены, Р. Лоуэр перелил ей кровь из сонной артерии другой собаки. Обе собаки выжили. 26 сентября 1666 г. опыты Р. Лоуэра были описаны в трудах Королевского общества, а 31 января 1667 г. опубликованы в Парижском Journal des Savants.

Метод Лоуэра заключался в переливании крови: а) от животного животному одного вида; б) из артерии в вену; в) с одновременным кровопусканием из той же вены; г) с использованием «аппарата» из 4 канюль. Одну вставляли в вену подопытного животного для кровопускания, вторую - в направлении к сердцу для одновременного переливания ему крови, третью - в артерию животного, из которого брали кровь, а четвертой соединяли вторую и третью канюли. Поначалу эти канюли представляли собой фрагменты ствола или очина гусиных перьев. В дальнейшем Р. Лоуэр заменил их серебряными трубками с изогнутым под углом концом и рубчиками на нем для удобства фиксации лигатур, а вставленные в сосуды трубки соединял не жесткой, а эластичной, из фрагмента сонной артерии быка, вставкой[7] [8, 9, 12].

Прошло 2 мес. Об этих опытах узнали в Лондоне.

4 апреля того же года по поручению Королевского общества практикующий хирург Эдмунд Кинг[8] (King Edmund, Sir, 1629-1709 гг.)[9], предварительно выпустив из яремной вены овцы 49 унций (около 1,4 л) крови, успешно перелил ей 10 унций[10] (около 280 мл) крови из сонной артерии теленка.

12 апреля в ответ на предложение общества испытать переливание крови с целью оживления истекших кровью животных Э. Кинг повторил опыт: он выпустил из небольшой овцы 45 унций (около 1,25 л) крови так, что животное «не подавало надежды на возврат жизни», после чего перелил ей кровь из вены теленка. 2 мая Э. Кинг вновь перелил кровь собаки крайне ослабевшей от потери крови овце. Животные выжили [8, 9, 11].

Таким образом, Э. Кинг первый обосновал применение переливания гетерокрови для оживления организма после массивной кровопотери. Его метод отличался от метода Р. Лоуэра тем, что Э. Кинг: а) использовал кровь животного другого вида; б) моделировал кровопотерю предварительным кровопусканием; в) вместо 4 использовал только 3 канюли - 1 - для кровопускания и 2, вставлявшиеся одна в другую, для переливания крови, что технологически упрощало трансфузию.

Переливание крови животных человеку (Франция)

Начав переливать кровь животных животным на год позже англичан, французы тем не менее опередили их с трансфузией человеку. 15 июня 1667 г. в Париже сын королевского инженера-гидравлика, сконструировавшего фонтаны Версаля, профессор философии, математики и медицины Жан-Батист Дени (Denis Jean-Baptiste, около 1643-1704 гг.) и цирюльник-хирург Поль Эммерец (Emmerez Paul), точнее, цирюльник П. Эммерец под наблюдением врача Ж.-Б. Дени после отработки метода Лоуэра-Кинга[11] и его обоснования необходимостью подтвердить «некоторые сомнительные положения идеи У. Гарвея о круговращении крови» провели первое в Европе переливание крови от ягненка 16-летнему юноше, находившемуся в состоянии двигательного и психического ступора после многочисленных, частых и обильных кровопусканий по поводу мучившей его лихорадки.

Положительные изменения его состояния Ж.-Б. Дени описал как «фантастические». Молодой человек стал физически крепче, а его ум и лицо прояснились, несмотря на то, что до этого он был «в невероятной апатии». Объясняя это «чудесное» выздоровление, Ж.-Б. Дени предположил, что кровь животного, придя в соприкосновение «с густой и клейкою» кровью больного, вызвала в ней процесс брожения, «следствием которого было сильное развитие жизненного духа». В том же месяце Ж.-Б. Дени представил в Лондонское Королевское общество отчет о переливании крови молодому человеку, но напечатан он был только 23 сентября того же года.

Второе переливание крови Ж.-Б. Дени и П. Эммерец сделали в том же месяце добровольцу, физически крепкому мужчине-носильщику 45 лет, согласившемуся на опыт за вознаграждение. Выпустив из мужчины 10 унций[12] (около 300 мл) крови, Ж.-Б. Дени и П. Эммерец перелили ему 20 унций (около 600 мл) крови из берцовой артерии ягненка. После операции мужчина получил бокал вина[13], обещанные деньги и был отпущен домой. Он чувствовал себя настолько сильным и здоровым, что назавтра, встретив Ж.-Б. Дени, просил его в следующий раз взять кровь для переливания у него[14].

Метод переливания крови Дени-Эммереца был схож с методом Лоуэра - Кинга, но отличался от его использованием 2 канюль. Одну вставляли в артерию животного, другую - во флеботомическое отверстие в вене человека после кровопускания из него самотеком в подставленный сосуд. Пациента усаживали на стул, а на столе рядом с его рукой располагали животное. При этом трубки, по которым переливали кровь, вставляли одну в другую.

На основании результатов второго опыта Ж.-Б. Дени сделал вывод о безопасности переливания крови животного человеку при соблюдении следующих условий: 1) для предотвращения сгущения крови в трубках воздух в комнате должен быть теплым, а трубки нагретыми; 2) для предупреждения рвоты человеку, которому переливают кровь, за 3 ч до процедуры надо дать рвотное и слабительное; 3) лучше не долить крови, чем перелить; 4) в случае нужды операцию можно повторить; 5) объем перелитой крови можно рассчитать, измерив ее количество, вытекающее из канюли в единицу времени; 6) при известной сноровке операция не требует обезболивания.

Третьим пациентом французских врачей стал путешествовавший по Европе сын первого министра шведского короля барон Густав Бонд (Bonde Gustave), страдавший лихорадкой с частой рвотой и поносом желчью. Частые и обильные кровопускания, рвотные и слабительные довели больного до крайней степени физического и психического изнеможения. Лечащие врачи Г. Бонда, установив предсмертное состояние, написали соответствующее заключение, после чего в июле 1667 г. Ж.-Б. Дени и П. Эммерец перелили барону 6 унций (около 180 мл) крови теленка.

После некоторого улучшения больному было сделано повторное переливание. Но спустя 9 ч Г. Бонд умер. На вскрытии у него оказалась инвагинационная непроходимость кишечника с гангреной отводящей его части. «Барон умер потому, что у него не достало сил для уподобления чуждой ему крови в его плоть и кровь», - объяснил Ж.-Б. Дени причину смерти своего пациента, не связав ее с переливанием крови [8-10].

Трудно сказать, в каком году (это может быть связано как с идеями переливания крови, высказанными в разные годы разными врачами, так и с его практикой), но именно французы применили дошедший до нашего времени термин «transfusion du sang», что можно перевести как «гемотрансфузия».

Шприцевой метод переливания крови (Германия)

В 1667 г. в Киле вышел труд директора университетского ботанического сада, профессора теоретической медицины Йоханна Даниэля Майора (Major Johann Daniel, 1634-1693 гг.) под названием «Deliciae hibernae siue tria inventa medica» («Зимние забавы или три медицинских открытия»), в котором он описал разработанный им способ пересадки крови от человека человеку[15], названный им «transplantatio nova».

Способ Майора состоял в следующем: после предварительного кровопускания и перетягивания конечности бинтом дистальнее флеботомии в вену больному по направлению к сердцу вводят тонкую изогнутую серебряную трубку, переходящую наружной своей частью в серебряный цилиндр объемом 6 унций (около 180 мл) с воронкой на конце. После этого делают артериотомию у здорового и полнокровного субъекта и, плотно прижимая, прикладывают к ране воронку. После ее наполнения в цилиндр вставляют поршень и, надавливая на него, вводят кровь здорового субъекта в вену больного.

Хотя свою идею в силу разных причин Й. Майор не реализовал, он прославился как пионер способа введения в кровь жидкостей с помощью шприца (клистира с поршнем). В 1670 г. его ученик Генрих Кригер (Kriger Heinrich) защитил диссертацию под названием «De clysteribus veterum ac novis» («Новое применение клистиров»), в которой описал способ введения лекарств методом Майора, подтвердив тем самым приоритет учителя [8, 13].

Переливание крови животных человеку (Англия, Италия, Германия)

Узнав из сообщения Ж.-Б. Дени о проведенных в Париже гемотрансфузиях, англичане озадачились восстановлением приоритета, и 23 ноября 1667 г. в Лондоне в Arundel House Р. Лоуэр и Э. Кинг в присутствии епископа Солсберийского, известных лондонских врачей и толпы зевак провели первое в Англии и пятое в Европе (после 4 трансфузий во Франции) успешное переливание Артуру Коге (Coga Artur) крови ягненка объемом 10-11 унций (280-300 мл) своим методом. Выпускник Кембриджа, бакалавр богословия, 32-летний А. Кога согласился провести над собой операцию переливания за гинею[16], данную ему Р. Лоуэром, в шутку, на кураже, что окружающие сочли признаком безумия. Отчасти это послужило «показанием» к переливанию крови. На вопрос, почему А. Кога предпочел кровь ягненка, тот отвечал, что «кровь ягненка символизирует кровь Христа, агнца Божьего», и, легко перенеся первое, согласился на второе переливание.

11 декабря того же года Э. Кинг в присутствии многих свидетелей выпустил из вены А. Коги 8 унций (около 220 мл) крови, влив в его сосуды 14 унций (около 400 мл) артериальной крови ягненка. Результат был расценен как благоприятный. Однако определить количество перелитой крови взвешиванием ягненка до и после переливания по методу Р. Бойля из-за «множества зрителей» не удалось, поэтому было решено провести опыт в третий раз, тем более что, по мнению врачей, вылечить «беспокойного» пациента от «помешательства» двумя переливаниями крови спокойного ягненка не удалось. Однако на этот раз от операции А. Кога отказался. Тем не менее через 2 года его видели в Лондоне физически крепким и здоровым [8, 11, 12].

В то же время чиновник морского ведомства, член Королевского общества Сэмуэль Пипс (Pepys Samuel, 1633-1703 гг.) за гинею нанял мужчину, которому перелил 12 унций крови овцы, а через 9 дней повторил опыт [5].

В отличие от французов и немцев, англичане отнесли переливание крови к хирургии, назвав эту процедуру «chirurgiа infusoria».

Идея переливания крови волновала умы не только галлов и жителей туманного Альбиона. В декабре 1667 г. в Риме врач папы Клемента IX, доктор медицины из Пьемонта Джиованни Рива (Riva Giovanni) в присутствии нескольких коллег первым в Италии и третьим в Европе (после французов и англичан) перелил артериальную кровь животных трем больным людям. Первый больной чахоткой умер через несколько месяцев после переливания. Два других мужчины, страдавших 4-дневной лихорадкой (малярией), после трансфузий выздоровели [8]. Вторым в Италии в 1668 г. кровь животного человеку перелил профессор Римского университета, доктор философии и медицины Паоло Манфреди (Manfredi Paolo, 1640-1716 гг.)[17] [14].

Известно также о первых переливаниях крови в Германии. В начале 1668 г. во Франкфурте-на-Одере полковой хирург Балтазар Кауфман (Kauffmann Baltasar) вместе со своим учеником полковым цирюльником Матеусом Готфридом Пурманном (Purmann Matthias Gottfried, 1648-1721 гг.) излечили, с их слов, от проказы юношу, много раз выпуская из него кровь и переливая свежую из сонной артерии ягненка. Они же перелили кровь «двум цынготным солдаткам» и рыбаку, пораженному сыпью. И хотя больные выжили, их состояние после операции ухудшилось [8, 15].

Переливание крови животных человеку (Франция)

Камердинер Антуан Моро (Мoreau Antoine) 34 лет слыл сумасшедшим и находился в Парижском доме умалишенных. Поскольку причиной его сумасшествия врачи сочли «горячую» и «легко вскипаемую» кровь, они решили, что «прохладная» кровь спокойного теленка сможет уменьшить жар и кипучесть крови А. Моро и тем самым вылечить его.

19 декабря 1667 г. в присутствии большого скопления «посторонних ученых врачей, хирургов и чиновных особ» Ж.-Б. Дени и П. Эммерец, выпустив 10 унций (около 300 мл) крови из кубитальной вены А. Моро, перелили ему 6 унций (ок. 180 мл) крови из бедренной артерии[18] теленка. Как и предыдущие пациенты, А. Моро чувствовал теплоту[19], подымавшуюся от флеботомической раны к плечу. Утром Ж.-Б. Дени нашел пациента в хорошем состоянии, что укрепило его в намерении перелить кровь повторно.

21 декабря в присутствии нескольких коллег врачи повторили опыт. Они выпустили из вены А. Моро 3 унции (около 90 мл) крови и влили в нее около фунта[20] (около 490 мл) артериальной телячьей крови, сочтя, что у того от недоедания и бессонницы развилось малокровие. Вскоре А. Моро сильно вспотел и стал жаловаться на удушье и боли в подреберье, что врачи объяснили избыточным количеством перелитой крови. Затем у него возникли рвота и понос, после чего А. Моро заснул и проспал 10 ч. Он проснулся совершенно спокойный и помочился черной, как сажа, мочой. На следующий день моча вновь была черной, а еще через сутки ее цвет стал обычным.

Ж.-Б. Дени продемонстрировал пациента в Парижской d'Ecole de Chirurgie для того, чтобы уверить коллег в благоприятном действии проведенной им гемотрансфузии. В марте следующего года А. Моро был отпущен домой, где «пустился во все тяжкие» и на фоне злоупотребления алкоголем заболел «горячкой»[21]. Жена давала ему какие-то «лекарства» (впоследствии суд решит, что это был яд), но А. Моро становилось все хуже. Тогда женщина попросила врачей еще раз перелить мужу кровь. Но едва П. Эммерец сделал флеботомию на предплечье (для инфузии) и голени (для кровопускания), как у больного развились судороги. Процедура была прекращена, а на следующие сутки А. Моро умер. Подозреваемая в его отравлении жена не разрешила вскрытие и погребла мужа без аутопсии.

О смерти А. Моро узнали противники переливания крови[22] и стали уговаривать вдову подать в суд. Но Ж.-Б. Дени подал жалобу первым, подчеркнув, что в третий раз трансфузии не было. Началось следствие.

17 апреля 1668 г. Уголовный суд Парижа рассмотрел жалобу врача и решил дело в его пользу. Но против метода и его автора выступили некий магистр медицины и зубной врач. Они показали противное тому, о чем сообщил суду Ж.-Б. Дени, и обвинили его в шарлатанстве, утверждая, что смерть Моро наступила во время переливания крови. Более того, зубной врач назвал гемотрансфузию «варварскою, из школы самого диавола вышедшую», а врачей, ее проводивших, «палачами, каннибалами и людоедами».

Процесс по делу возобновился и длился более года. Между тем процедура трансфузии крови запрещена не была. Но суд разрешил проводить ее только членам медицинских факультетов в Париже и Монпелье или врачам, получившим на то разрешение этих факультетов. Однако, поскольку среди членов факультетов преобладали противники метода, разрешение на него, даже если его и спрашивали, никому предоставлено не было[23].

По мнению А.М. Филомафитского, «смерть Моро нанесла смертельный удар переливанию крови» [8]. По мере того, как затеянное судом расследование обрастало слухами, общественное мнение от восхваления transfusion du sang как панацеи от всех болезней перешло к его поношению. На этом фоне врачи более не осмеливались ни предлагать больным эту операцию, ни обращаться в медицинские факультеты университетов, ни разрабатывать трансфузии в экспериментах на животных.

10 января 1678 г. вердиктом Парижского парламента переливание крови во Франции было приравнено к преступлению. После этого Лондонское Королевское общество ограничило переливания крови в Англии, а в 1679 г. к общему мнению присоединилась Римская католическая церковь, объявив запрет на трансфузии [5, 14]. Так замечательная идея и метод, не успев эволюционировать от вливания крови животных человеку к вливанию ему человеческой крови, была похоронена на долгие годы.

Таким образом, теоретической основой гемотрансфузий стала гипотеза У. Гарвея о замкнутости сердечно-сосудистой системы, конечном объеме циркулирующей крови и смертельности кровопотери. Ее практическим фундаментом стали опыты английского естествоиспытателя К. Рена с успешным введением в сосуды различных жидкостей.

С лета 1667 г. по весну 1668 г. во Франции, Англии, Италии и Германии было проведено 19 операций переливания крови 10 мужчинам и 3 женщинам, страдавшим различными заболеваниями, и 2 здоровым мужчинам. Трем из них (Г. Бонду, А. Коге, А. Моро и добровольцу С. Пипса) было сделано по два переливания, остальным - по одному. В 5 наблюдениях было зафиксировано выздоровление, в 4 - улучшение, в 6 - отсутствие эффекта (у больных) или последствий (у здоровых), в 3 - ухудшение и в 1 (больной П. Манфреди) исход неизвестен. Ни одного смертельного исхода, связанного с переливанием крови, зафиксировано не было.

Пионерами гемотрансфузии стали англичане Р. Лоуэр и Э. Кинг, разработавшие метод переливания крови животных животным, и французы Ж.-Б. Дени и П. Эммерец, первыми перелившие кровь животного человеку.

В Италии пионерами переливания крови животных человеку стали Д. Рива и П. Манфреди, в Германии - Б. Кауфманн и М. Пурманн.

В XVII в. переливание крови в Англии называли chirurgia infusoria, во Франции - «transfusion du sang», в Германии - «transplantatio nova», в Италии - «medico-chirurgica operatione».

Формальной причиной прекращения гемотрансфузий стала поднятая вокруг смерти одного из пациентов шумиха, негативно настроившая общественное мнение против проводивших ее врачей. Юридической причиной стало разбирательство этого случая в Парижском уголовном суде. И хотя суд не запретил переливаний крови, а лишь ограничил их, сам факт его проведения привел к отказу врачей от попыток развивать метод дальше и его забвению, что спустя 10 лет было закреплено законодательно.

В XVII в. наряду с трансфузиями от животных человеку разрабатывались методы переливания крови человека человеку, но по разным причинам, включая указанные выше, эти опыты проведены не были, что отсрочило внедрение гемотрансфузий в клинику на полтора столетия.

[1] Упоминание открытия У. Гарвеем кровообращения не объясняет причины, приведшие к проверке его учения вначале внутривенными вливаниями жидкостей, а затем и переливанием крови.

[2] Считалось, что исцеляющее и омолаживающее действие оказывал содержащийся в крови жизненный дух.

[3] Внутривенными вливаниями в те годы занимались несколько врачей в разных странах, но официально признанным пионером является К. Рен.

[4] Магистр одной из самых старых в Англии масонских лож. Создатель национального стиля английской архитектуры. В частности, по проекту К. Рена был реконструирован собор Св. Павла (1675-1710 гг.) в Лондоне, Лондонский монумент, Морской госпиталь в Гринвиче и военный - в Челси и другие здания.

[5] Чаще всего для этой цели использовали птиц (например, голубей) или некрупных млекопитающих (например, собак - спаниэлей или бульдогов, а также ягнят).

[6] Часть ствола птичьего пера, которую использовали для письма.

[7] В 1669 г. в Лондоне Р. Лоуэр издал «Tractatus de Corde» («Книгу о сердце»), в которой описал реакции животных на введение в их сосуды различных жидкостей и крови своим методом.

[8] Bred a surgeon.

[9] Как и Р. Лоуэр, Э. Кинг был учеником Т. Виллиса (1621-1675 гг.), профессора Оксфорда и первого президента Королевского общества, занимавшегося изучением кровеобращения. В 1671 г. Э. Кинг стал доктором медицины causa honore, а в 1684 г. лечил короля Карла II, за что был пожалован дворянским титулом.

[10] Английская унция равна 28,35 г.

[11] Есть данные, что о переливаниях крови в Англии Дени узнал из январского номера Journal des Savants.

[12] Французская унция равна 30,6 г.

[13] Эта традиция сохранилась до сего дня.

[14] Этот факт свидетельствует о том, что вопрос переливания крови от человека к человеку в то время активно обсуждался, но на практике он так и не был решен.

[15] Еще одно подтверждение актуальности в XVII в. вопроса переливания крови от человека человеку.

[16] Гинея (англ. guinea) - первая английская золотая монета, отчеканенная машинным способом из золота, привезенного из Гвинеи, отсюда название (http://ru.wikipedia.org/wiki/Гинея).

[17] Как и англичане, П. Манфреди называл переливание крови «medico-chirurgica operatione» [14].

[18] Считалось, что пульсация артерий охлаждала текущую по ним кровь, а артерии потому и были расположены рядом с венами, чтобы охлаждать находящуюся в непульсирующих венах кровь.

[19] Непонятно, как объясняли этот феномен врачи, если они вливали «прохладную» кровь.

[20] Французский фунт равен 16 унциям, или 489,4 г.

[21] В те времена сущность болезни определяли ее симптомами (припадками).

[22] Как правило, это были сторонники традиционного лечения болезней кровопусканиями, не признававшие гипотезу круговращения крови У. Гарвея.

[23] Поскольку Ж.-Б. Дени не входил в состав медицинского факультета Парижского университета, то без соответствующего разрешения переливать кровь ему было также запрещено.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail