Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Бузиашвили Ю.И.

Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева РАМН

Кокшенева И.В.

Научный центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева РАМН

Асымбекова Э.У.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева» Минздрава России, Москва, Россия

Турахонов Т.К.

ФГБУ «ННПЦ ССХ им. А.Н. Бакулева» Минздрава России, Москва, Россия

Функциональное состояние левого предсердия у больных с ИБС и различными типами ишемической митральной регургитации по данным тканевой допплерографии

Авторы:

Бузиашвили Ю.И., Кокшенева И.В., Асымбекова Э.У., Турахонов Т.К.

Подробнее об авторах

Журнал: Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2019;12(1): 9‑16

Просмотров: 829

Загрузок: 29

Как цитировать:

Бузиашвили Ю.И., Кокшенева И.В., Асымбекова Э.У., Турахонов Т.К. Функциональное состояние левого предсердия у больных с ИБС и различными типами ишемической митральной регургитации по данным тканевой допплерографии. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2019;12(1):9‑16.
Buziashvili IuI, Koksheneva IV, Asymbekova EU, Turakhonov TK. Tissue Doppler echocardiography of the left atrium in CAD patients with various types of ischemic mitral regurgitation. Kardiologiya i Serdechno-Sosudistaya Khirurgiya. 2019;12(1):9‑16. (In Russ., In Engl.).
https://doi.org/10.17116/kardio2019120119

?>

Митральная регургитация (МР) приводит к перегрузке объемом левого желудочка (ЛЖ) и левого предсердия (ЛП), прогрессивной дилатации с последующей дисфункцией миокарда Л.П. Гемодинамическая компенсация объема регургитации происходит за счет увеличения объема ЛП, однако этот порочный цикл приводит к перегрузке объемом ЛЖ и ЛП и их дисфункции [1]. Ремоделирование Л.П. сочетается с развитием гипертрофии кардиомиоцитов, хронических воспалительных изменений, нарушением эластических свойств с повышением давления в полости ЛП.

Хотя размеры и косвенно функция ЛП могут быть оценены с помощью 2D-эхокардиографии, допплер-эхокардиографии трансмитрального кровотока и кровотока в легочных венах, оценка деформации миокарда ЛП может дать больше количественной информации о механике и функции ЛП.

Ключевым элементом в патогенезе ишемической МР является нарушение нормальной геометрии ЛЖ — региональное и глобальное ремоделирование с последующим апикальным, боковым и/или задним смещением папиллярных мышц, которые в свою очередь натягивают хорды, смещая точку коаптации. В зависимости от характера структурных геометрических нарушений ЛЖ и характера натяжения створок митрального клапана (МК) формируются 2 типа ишемической М.Р. При задненижнем инфаркте миокарда (ИМ) развивается локальное ремоделирование задненижних сегментов ЛЖ, что приводит к смещению задней папиллярной мышцы (ЗПМ) и натяжению хорд и створок М.К. Вследствие более выраженного натяжения задней митральной створки (ЗМС) формируется эксцентричная струя МР вдоль заднемедиальной комиссуры. Глобальное ремоделирование и дилатация ЛЖ вызывают смещение обеих папиллярных мышц кзади, латерально и апикально, вызывая натяжение обеих створок М.К. Суммарные систолические силы, закрывающие створки, как правило, снижены. Вследствие этого точка коаптации створок смещается апикально, формируется центральная струя регургитации [2—4].

Цель настоящего исследования — оценить функцию миокарда ЛП с помощью анализа продольной деформации и скорости деформации миокарда у больных с ИБС и различными типами ишемической МР.

Материал и методы

Клиническая характеристика больных. В исследование включены 116 больных с ИБС, которым проводилось обследование и в последующем хирургическое лечение в клинико-диагностическом отделении ФГБУ «НМИЦ ССХ им. А.Н. Бакулева» Минздрава России. Все пациенты страдали ИБС, которая была диагностирована на основании клинической картины, анамнеза, данных объективного обследования и инструментальных методов исследования, включая коронарографию. Средний возраст больных составил 60,9±3,1 года. У подавляющего большинства больных определялись выраженные проявления коронарной недостаточности: стенокардия III—IV функционального класса (ФК) у 78% больных, II ФК у 22%.

Согласно анамнестическим данным, ИМ перенесли 100% пациентов, из них 28 (24%) больных с образованием постинфарктной аневризмы Л.Ж. Среднее количество ИМ у 1 больного составило 1,4±0,4.

Симптомы хронической сердечной недостаточности (ХСН) имелись у 62 (53%) пациентов. 39% пациентов относились к I—II ФК по NYHA, 14% — к III—IV ФК.

Пациенты были разделены на три группы:

— 1-я группа (n=33) с асимметричной струей МР вдоль заднемедиальной комиссуры МК;

— 2-я группа (n=41) с центральной струей МР;

— 3-я группа (n=42) без значимой МР (≤1-й степени).

Эхокардиография. Ультразвуковое исследование проводилось на аппарате HD12 Philips в В- и М-режимах секторальным датчиком (2,7—3,5 МГц). Определялись конечный систолический (КСО), конечный диастолический (КДО) объемы и фракция выброса (ФВ) ЛЖ по формуле площадь—длина в модификации Simpson из апикальной 4-камерной позиции.

Оценка скоростей движения фиброзного кольца (ФК) МК в импульсно-волновом режиме. Использовались стандартные апикальные позиции 4-, 5- и 2-камерного сердца. Тканевая допплерограмма регистрировалась в 4 точках ФК МК: заднебоковой, переднесептальной, передней и задней. Для каждого анализируемого сегмента ФК МК определялись следующие параметры: S’ — пиковая систолическая скорость движения ФК МК; Е’ — раннедиастолическая скорость движения ФК МК; А’ — позднедиастолическая скорость движения ФК МК (рис. 1).

Рис. 1. Определение параметров движения переднесептальной точки фиброзного кольца МК (S’, Е’, А’).

Оценка продольной деформации и скорости деформации миокарда ЛП. Тканевые допплеровские изображения получали в апикальной 4-камерной позиции. Оценивались следующие показатели глобальной продольной деформации (Strain) и скорости деформации (Strain Rate) миокарда ЛП:

В фазу резервуара:

— первый позитивный глобальный Strain Rate в начале систолы ЛЖ (GSR+);

— сумма GSA– и GSA+(TGSA);

В фазу проведения (кондуита):

— положительный глобальный Strain (GSA+);

— раннедиастолический глобальный Strain Rate (GSRE);

В фазу активного сокращения:

— негативный глобальный Strain (GSA-);

— позднедиастолический глобальный Strain Rate (GSRL) (рис. 2, 3).

Рис. 2. Определение параметров продольной деформации миокарда ЛП (GSA+, GSA–, TGSA).
Рис. 3. Определение параметров продольной скорости деформации миокарда ЛП (GSR+, GSRE, GSRL).

Статистический анализ. Полученные данные обработаны на компьютере с использованием пакета статистических программ. Статистический анализ проведен методами параметрической статистики. Вычисляли средние арифметические значения (М), среднюю частоту признаков (р) и ошибки средних величин (m). Для суждения о достоверности различий применяли критерий Стьюдента с поправкой Бонферрони для множественных сравнений.

Тяжесть ишемической МР. При сравнении показателей, характеризующих тяжесть МР, несколько более тяжелая степень ишемической МР определялась у пациентов с центральной струей МР, однако различия не достигали статистической значимости. Средняя степень МР, по данным цветного допплеровского картирования, составила 2,6±0,1 в 1-й группе, 2,7±0,1 во 2-й, 0,95±0,1 в 3-й (р>0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,0001 между 1-й и 3-й группами; р=0,0001 между 2-й и 3-й группами).

Диаметр перешейка регургитации (vena contracta) в 1-й группе составил 0,55±0,02 см, во 2-й — 0,55±0,01 см, в группе сравнения — 0,38±0,02 см (р>0,05 между 1-й и2-й группами; р=0,0001 между 1-й и 3-й группами; р=0,0001 между 2-й и 3-й группами).

Площадь эффективного отверстия регургитации (ERO) составила 0,42±0,04 см2 в 1-й группе, 0,48±0,03 см2 во 2-й, 0,28±0,03 см2 в группе сравнения (р>0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,005 между 1-й и 3-й группами; р=0,0001 между 2-й и 3-й группами).

Объем МР в 1-й группе 50,3±4,8 мл, во 2-й — 57,0±3,9 мл (р>0,05).

Размеры ЛП. Линейные размеры ЛП были увеличены в группах больных с ишемической МР в сравнении с контрольной группой, более значительно — у больных с центральной струей М.Р. Поперечный размер ЛП составил 4,24±0,07 см в 1-й группе, 4,4±0,08 см во 2-й, 3,8±0,09 см в 3-й (р>0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,0005 между 1-й и 3-й группами; р=0,0001 между 2-й и 3-й группами). Продольный размер ЛП в 1-й группе 5,21±0,11 см, во 2-й — 5,34±0,1 см (р>0,05).

Функциональное состояние миокарда ЛЖ. Показатели геометрии и сократительной функции ЛЖ были нарушены в обеих группах больных с ишемической МР в сравнении с пациентами без значимой М.Р. Но более выраженно они были нарушены у больных с центральной струей МР (в этой группе были значительно увеличены КДО, КСО, более значительно снижена ФВ ЛЖ). Так, средний КДО в 1-й группе составил 166,4±9,7 мл, во 2-й — 183,9±10,1 мл, в 3-й — 149,5±5,8 мл (р=0,001 между 2-й и 3-й группами; р>0,05 при сравнении между другими группами). Средний КСО в 1-й группе составил 85,9±7,2 мл, во 2-й — 109,6±8,7 мл, в 3-й — 73,6±4,0 мл (р=0,03 между 1-й и 2-й группами; р=0,0005 между 2-й и 3-й группами). Средние показатели ФВ ЛЖ: в 1-й группе 48,6±1,7%, во 2-й — 42,0±1,6%, в 3-й — 50,4±0,9% (р=0,005 между 1-й и 2-й группами; р=0,0001 между 2-й и 3-й группами).

Тканевое допплеровское исследование позволяет охарактеризовать скорости движения различных структур сердца в месте расположения контрольного объема. Тканевая допплерография с оценкой систолических и диастолических скоростей ФК МК дает комплексную информацию о продольной функции миокарда ЛЖ и Л.П. Систолическая скорость S’ отражает продольную систолическую функцию Л.Ж. Позднедиастолическая скорость движения фиброзного кольца A’, соответствующая систоле предсердий, является индексом, характеризующим функцию ЛП [5, 6]. Нами оценивалась функция ФК МК с помощью импульсно-волнового режима тканевой допплерографии в 4 точках ФК: заднебоковой, переднесептальной, передней и задней.

Продольная систолическая функция ЛЖ. Систолические скорости движения ФК МК в обеих группах с ишемической МР были сниженными по всем анализируемым точкам в сравнении с нормативными значениями, более значительное снижение отмечалось в области передне-септальной и задней точек ФК МК (табл. 1).

Таблица 1. Скорости движения ФК МК по данным тканевой допплерографии (импульсно-волновой режим) Примечание. ФК МК — фиброзное кольцо митрального клапана, Нд — различия статистически недостоверны (р>0,05).
Более выраженное снижение систолических скоростей движения ФК МК отмечалось в группе с центральной струей МР.

Так, в области заднебоковой точки ФК МК в 1-й группе S’ составила 8,41±0,32 см/с, во 2-й группе — 7,33±0,27 см/с (р=0,01). В области переднесептальной точки ФК МК S’ в 1-й группе 6,56±0,26 см/с, во 2-й группе 5,64±0,19 см/с (р=0,005). В области передней точки ФК МК S’ в 1-й группе 7,1±0,18 см/сек, во 2-й группе 6,19±0,23 см/с (р=0,005). В области задней точки ФК МК S’ в 1-й группе 7,03±0,19 см/с, во 2-й 6,3±0,26 см/с (р=0,03).

Функция ЛП. Позднедиастолические скорости A’, характеризующие функцию ЛП, также были более сниженными по всем анализируемым точкам ФК МК в группе больных с центральной струей МР (см. табл. 1).

В области заднебоковой точки ФК МК A’ в 1-й группе составила 9,6±0,55 см/с, во 2-й группе — 8,15±0,6 см/с (р=0,05). В области переднесептальной точки ФК A’ в 1-й группе 8,0±0,39 см/с, во 2-й 6,28±0,39 см/с (р=0,005). В области передней точки ФК МК A’ в 1-й группе 8,4±0,52 см/с, во 2-й 6,97±0,51 см/с (р=0,05). В области задней точки ФК МК A’ в 1-й группе 9,1±0,54 см/с, во 2-й группе 7,28±0,49 см/с (р=0,01).

По результатам нашего исследования, у пациентов с ишемической МР регистрировалось угнетение всех функциональных показателей, что отражает нарушение резервуарной, кондуитной и контрактильной функций ЛП в сравнении с больными без МР.

Так, в фазы резервуара и кондуита, которые тесно взаимосвязаны с характеристиками расслабления миокарда ЛЖ, уровнем конечно-диастолического давления в ЛЖ, а также жесткостью/комплаенсом миокарда ЛП, показатели деформации и скорости деформации миокарда ЛП были значительно снижены в группах больных с ишемической МР в сравнении с больными без М.Р. При сравнении функции ЛП у пациентов двух групп с ишемической МР в группе центральной струи МР показатели механической функции ЛП во время фаз резервуара и кондуита были нарушены в несколько большей степени, но различия не достигали статистической значимости. По-видимому, это обусловлено более тяжелыми изменениями диастолических свойств миокарда ЛЖ и более высоким уровнем конечно-диастолического давления в ЛЖ у больных с центральной струей МР.

Первый позитивный глобальный Strain Rate в начале систолы ЛЖ (GSR+) в 1-й группе составил 0,32±0,02 с–1, во 2-й группе — 0,3±0,02 с–1, в 3-й группе — 0,52±0,05 с–1 (р>0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,0001 между 1-й и 3-й группами; р=0,005 между 2-й и 3-й группами).

TGSA (сумма GSA– и GSA+) в 1-й группе 6,7±0,37%, во 2-й группе 7,3±0,46%, в 3-й группе 9,98±0,85% (р>0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,0005 между 1-й и 3-й группами; р=0,005 между 2-й и 3-й группами).

Положительный глобальный Strain (GSA+) в 1-й группе 6,32±0,44%, во 2-й группе 6,1±0,45%, в 3-й группе 8,96±0,86% (р>0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,005 между 1-й и 3-й группами; р=0,005 между 2-й и 3-й группами).

Ранний диастолический глобальный Strain Rate (GSRE) в 1-й группе –0,36±0,02 с–1, во 2-й группе –0,3±0,02 с–1, в 3-й группе –0,47±0,04 с–1 (р>0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,01 между 1-й и 3-й группами; р=0,0001 между 2-й и 3-й группами).

Эти результаты показывают, что у больных с ИБС и ишемической МР снижается комплаенс миокарда ЛП вследствие его структурного ремоделирования, что проявляется снижением показателей деформации и скорости деформации миокарда в фазы резервуара и кондуита.

В фазу активного сокращения предсердия отмечено снижение негативного глобального Strain (GSA–) в группах больных с ишемической МР в сравнении с пациентами без МР, более выраженно в группе больных с асимметричной струей М.Р. Это является следствием повышенной жесткости миокарда ЛП и снижения его сократимости.

Так, негативный глобальный Strain (GSA–) составил в 1-й группе –0,52±0,08%, во 2-й группе –0,08±0,14%, в 3-й группе –1,02±0,16% (р=0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,005 между 1-й и 3-й группами; р>0,05 между 2-й и 3-й группами).

Позднедиастолический глобальный Strain Rate (GSRL) также был снижен в обеих группах с ишемической МР в сравнении с больными без М.Р. Более выраженное снижение отмечено у больных с асимметричной струей МР, что свидетельствует о снижении сократимости и повышении жесткости миокарда ЛП у больных с ишемической МР.

GSRL в 1-й группе –0,31±0,06 с–1, во 2-й группе –0,48±0,03 с–1, в 3-й группе –0,67±0,07 с–1 (р=0,05 между 1-й и 2-й группами; р=0,0001 между 1-й и 3-й группами; р=0,01 между 2-й и 3-й группами) (табл. 2).

Таблица 2. Показатели продольной глобальной деформации и скорости деформации миокарда ЛП Примечание. Нд — различия статистически недостоверны (р>0,05).

Обсуждение

Механическая функция ЛП делится на три последовательные фазы:

— фаза резервуара, во время которой происходит наполнение ЛП из легочных вен одновременно с систолой желудочка;

— фаза проведения характеризуется пассивным током крови из легочных вен по градиенту давления в ЛЖ, инициируется расслаблением ЛЖ;

— фаза активного сокращения, во время которой предсердие сокращается и изгоняет кровь в ЛЖ в позднюю диастолу.

Оценка деформации миокарда ЛП при тканевом допплеровском исследовании может дать объективную количественную информацию о механике и функции Л.П. Кривая деформации ЛП соответствует фазам физиологии Л.П. Во время фазы резервуара, которая соответствует фазам изоволюмического сокращения, изгнания и изоволюмического расслабления ЛЖ, деформация ЛП увеличивается, достигая наивысшей точки перед открытием створок М.К. Во время фазы проведения деформация ЛП снижается и достигает негативного пика в конце фазы сокращения ЛП. В последующем, во время диастолы, кривые деформации и ее скорость становятся плоскими, показывая, что деформация стенки ЛП отсутствует (см. рис. 2, 3) [7—9].

Оценивая кривые глобальной продольной деформации и ее скорости во время трех фаз функции ЛП, можно определить следующие параметры:

В фазу активного сокращения:

— негативный глобальный Strain (GSA–);

— позднедиастолический глобальный Strain Rate (GSRL);

2. В фазу проведения:

— положительный глобальный Strain (GSA+);

— ранний диастолический глобальный Strain Rate (GSRE);

3. В фазу резервуара:

— сумма GSA– и GSA + (TGSA);

— первый позитивный глобальный Strain Rate в начале систолы ЛЖ (GSR+).

Проведенный нами анализ функционального состояния миокарда ЛП с помощью тканевой миокардиальной допплерографии с использованием импульсно-волнового режима и анализа параметров продольной деформации и скорости деформации миокарда показал следующее:

— позднедиастолические скорости A’ движения ФК МК, характеризующие функцию ЛП, были более снижены в группе больных с центральной струей МР по всем анализируемым точкам ФК МК;

— анализ глобальной продольной деформации и скорости деформации миокарда ЛП показал, что у пациентов с ишемической МР определяется снижение всех функциональных показателей ЛП, что отражает нарушение резервуарной, кондуитной и контрактильной функций ЛП в сравнении с больными без МР.

Во время фаз резервуара и кондуита, которые тесно взаимосвязаны с характеристиками расслабления миокарда ЛЖ, уровнем конечно-диастолического давления в ЛЖ, а также жесткостью/комплаенсом миокарда ЛП, показатели деформации и скорости деформации миокарда ЛП (GSR+, GSA-+GSA+, GSA+, GSRE) были значительно снижены в группах больных с ишемической МР в сравнении с больными без М.Р. При сравнении показателей функции ЛП между пациентами двух групп с ишемической МР у больных с центральной струей МР показатели механической функции ЛП во время фаз резервуара и кондуита были нарушены в несколько большей степени, но различия не достигали статистической значимости. По-видимому, это обусловлено более тяжелыми изменениями диастолических свойств миокарда ЛЖ и более высоким уровнем конечно-диастолического давления в ЛЖ у больных с центральной струей МР.

В фазу активного сокращения предсердия отмечено снижение негативного глобального Strain (GSA–) и позднедиастолического глобального Strain Rate (GSRL) в группах больных с ишемической МР в сравнении с пациентами без МР, более выраженно в группе больных с асимметричной струей М.Р. Это является следствием повышенной жесткости миокарда ЛП и снижения его сократимости.

Результаты нашего исследования согласуются с данными, полученными другими исследователями. Так, E. Aksakal и соавт. [10] показали, что у пациентов с МР функция миокарда ЛП нарушена во время всех фаз, согласно оценке деформации миокарда. Кроме того, авторы отметили, что методики Strain, Strain Rate можно использовать при динамическом наблюдении пациентов с МР, они могут быть полезны для оценки прогрессирования МР и определения сроков выполнения хирургического вмешательства на клапане до развития необратимых изменений в миокарде ЛП.

A. Kayal и соавт. [11] исследовали сегментарную деформацию ЛП у пациентов с МР средней и тяжелой степени. Они установили, что региональная продольная деформация ЛП у больных с МР была нарушена во время всех трех фаз механики Л.П. Авторы заключили, что данные нарушения являются результатом хронической перегрузки объемом и, как следствие, ремоделирования миокарда ЛП.

Изучение параметров деформации и скорости деформации миокарда ЛП имеет большие перспективы. Исследование P. Debonnaire и соавт. [12], которое включало 121 пациента с тяжелой МР, показало выраженные нарушения функции ЛЖ в фазы резервуара и сокращения. Из всех показателей функции ЛП деформация в фазу резервуара показала наиболее высокую точность в выявлении пациентов для хирургического вмешательства на М.К. Более того, пациенты после хирургического вмешательства на МК, имевшие показатель деформации ЛП в фазу резервуара <24%, показали наихудшую выживаемость в течение 6,4 года наблюдения независимо от клинического состояния до операции. Это еще раз подчеркивает важность оценки деформации ЛП.

Интерес представляет использование показателей деформации ЛП и ее скорости для прогнозирования результатов митральной аннулопластики. Так, исследование L. van Garsse и соавт. [13], включавшее 95 пациентов с ишемической МР, которым были выполнены аортокоронарное шунтирование и ринговая митральная аннулопластика, изучало влияние показателей деформации ЛП на риск развития рецидива МР после хирургического вмешательства. Исследование установило, что в группе пациентов, у которых не наблюдалось рецидива МР после хирургического вмешательства, пиковый глобальный Strain ЛП и Strain Rate в фазу кондуита были увеличены до операции, вероятно, вследствие повышения комплаенса ЛП и повышенного давления наполнения. У пациентов с рецидивом МР дооперационные показатели были значительно ниже, чем в группе контроля. После операции снижалась преднагрузка и отмечалась нормализация Strain Rate в фазу кондуита у пациентов без рецидива М.Р. Однако этого не наблюдалось у пациентов, у которых в последующем развился рецидив МР, показатели деформации миокарда ЛП оставались нарушенными в течение всего периода наблюдения. Авторы сделали заключение, что пиковый глобальный Strain ЛП и Strain Rate в фазу кондуита, пиковый ранний диастолический Strain Rate ЛП являются факторами, связанными с развитием рецидива МР после митральной аннулопластики. Оценка показателей деформации ЛП в дополнение к другим эхокардиографическим параметрам может быть полезной в прогнозировании результатов пластических вмешательств при ишемической МР.

Оценка скоростей движения ФК МК при импульсно-волновом допплеровском исследовании также имеет перспективы применения в оценке функции ЛП. В исследовании E.Р. Джобава [6] изучались функциональное состояние миокарда ЛП и характеристики движения ФК МК в импульсно-волновом режиме у больных с функциональной МР на фоне фибрилляции предсердий. Исследование показало, что развитие значимой МР (умеренной и тяжелой степени) при фибрилляции предсердий связано с развитием ремоделирования миокарда ЛП и ФК МК, которое характеризовалось снижением допплеровских скоростей движения миокарда ЛП в фазу сокращения предсердий (As); снижением допплеровских систолических (s) и позднедиастолических скоростей (а) движения ФК МК.

Заключение

Анализ глобальной продольной деформации и скорости деформации миокарда ЛП показал, что у пациентов с ишемической МР определяется снижение всех функциональных показателей ЛП, что отражает нарушение резервуарной, кондуитной и контрактильной функций ЛП в сравнении с больными без М.Р. Данные нарушения являются результатом хронической перегрузки объемом и, как следствие, ремоделирования миокарда ЛП, что сопровождается повышенной жесткостью миокарда ЛП и снижением его сократимости. Определенное влияние на изменение функции миокарда ЛП оказывают изменения диастолических свойств миокарда ЛЖ и повышенный уровень конечно-диастолического давления в ЛЖ у больных с центральной струей МР.

Изучение параметров деформации и скорости деформации миокарда ЛП потенциально может иметь перспективы при динамическом наблюдении для оценки прогрессирования МР и определения сроков выполнения хирургического вмешательства на клапане до развития необратимых изменений в миокарде Л.П. Оценка показателей деформации ЛП в дополнение к другим эхокардиографическим параметрам может быть полезной в прогнозировании результатов пластических вмешательств при ишемической МР.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflict of interest.

Сведения об авторах

Бузиашвили Ю.И. — д.м.н., проф., акад. РАН; Москва, Россия; https://orcid.org/0000-001-7016-7541;

Кокшенева И.В. — д.м.н., Москва, Россия; е-mail: koksheneva.inna@yandex.ru; https://orcid.org/0000-0002-8797-9340;

Асымбекова Э.У. — д.м.н., Москва, Россия; https://orcid.org/0000-0002-5422-2069;

Турахонов Т.К. — аспирант, Москва, Россия; https://orcid.org/0000-0003-2416-3157.

Бузиашвили Ю.И., Кокшенева И.В., Асымбекова Э.У., Турахонов Т.К. Функциональное состояние левого предсердия у больных с ИБС и различными типами ишемической митральной регургитации по данным тканевой допплерографии. Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2019;12(1):9-16. https://doi.org/10.17116/kardio2019120119

Buziashvili Y.I. — Doct. of Med. Sci., Moscow, Russia; https://orcid.org/0000-001-7016-7541;

Koksheneva I.V. — Doct. of Med. Sci., Moscow, Russia; https://orcid.org/0000-0002-8797-9340; e-mail: koksheneva.inna@yandex.ru;

Asymbekova E.U. — Doct. of Med. Sci., Moscow, Russia; https://orcid.org/0000-0002-5422-2069;

Turakhonov T.K. — post-graduate student, Moscow, Russia; https://orcid.org/0000-0003-2416-3157.

Corresponding authors: Koksheneva I.V. — Doct. of Med. Sci., Senior Researcher of the Clinical-Diagnostic Department of Bakulev National Medical Research Center for Cardiovascular Surgery of Healthcare Ministry of the Russian Federation; https://orcid.org/0000-0002-8797-9340; e-mail: koksheneva.inna@yandex.ru.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail