Материалы к 45-й научной сессии ЦНИИ гастроэнтерологии «Вопросы онкологии в практике гастроэнтеролога»

Журнал: Доказательная гастроэнтерология. 2019;8(1): 3004-3058

Просмотров : 49

Загрузок : 4

Как цитировать

Материалы к 45-й научной сессии ЦНИИ гастроэнтерологии «Вопросы онкологии в практике гастроэнтеролога». Доказательная гастроэнтерология. 2019;8(1):3004-3058. https://doi.org/10.17116/dokgastro20198013004

a:2:{s:4:"TEXT";s:110952:"

Болезни пищевода

ЗНАЧЕНИЕ МАНОМЕТРИИ ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ В ТАКТИКЕ ВЕДЕНИЯ ПАЦИЕНТОВ С АХАЛАЗИЕЙ

Э.Р. Валитова, О.И. Березина, Д.С. Бордин, Ю.В. Эмбутниекс

Московский клинический научно-практический центр им. А.С. Логинова, Москва, Россия

Ахалазия кардии — это нейромышечное заболевание пищевода, заключающееся в отсутствии расслабления его кардиальной части и приводящее к постепенному его расширению. Манометрия пищевода высокого разрешения — метод диагностики нейромышечных заболеваний пищевода — позволяет подобрать наиболее эффективный метод лечения больных с ахалазией.

Цель исследования — изучить встречаемость различных типов ахалазии кардии и роль манометрии высокого разрешения в подборе наиболее эффективного метода лечения.

Материал и методы. С октября 2017 г. по январь 2019 г. в лаборатории функциональных заболеваний пищевода и желудка обследованы 45 пациентов (из них 23 мужчины) с подозрением на ахалазию, средний возраст которых составлял 41,3±12,5 года. Все пациенты отмечали дисфагию в течение от 1 года до 15 лет. Пациенты с длительным анамнезом заболевания перенесли неоднократно бужирование или кардиодилатацию, а 1 пациент — кардиомиотомию по Геллеру. Не менее чем за 1 сут до процедуры всем пациентам проведена эзофагогастродуоденоскопия, последний прием пищи не менее чем за 12 ч до процедуры. Манометрия пищевода проводилась на аппарате MMS SOLAR с водно-перфузионной системой в положении лежа с водными болюсами по 5 мл 10 глотков и нагрузочной пробой из 20 мл воды. Анализ данных осуществлялся 2 исследователями с помощью программы, предоставленной производителем.

Результаты. Согласно манометрическим данным, у 4 пациентов установлен 1-й тип ахалазии по Чикагской классификации, у 39 пациентов — ахалазия 2-го типа и у 2 — 3-й тип. Больные с 1-м типом ахалазии направлены на кардиомиотомию, со 2-м типом ахалазии направлены на пероральную миотомию (30 человек) или кардиомиотомию по Геллеру (9 человек). Пациентам с 3-м типом ахалазии назначена консервативная терапия антидепрессантами на 6 мес.

Вывод. Таким образом, манометрия высокого разрешения позволяет выделить группы пациентов, которым показан тот или иной вид терапии.

***

ДАВЛЕНИЕ ПОКОЯ ВЕРХНЕГО И НИЖНЕГО ПИЩЕВОДНЫХ СФИНКТЕРОВ В НАЧАЛЕ И В КОНЦЕ ПРОЦЕДУРЫ МАНОМЕТРИИ ПИЩЕВОДА ВЫСОКОГО РАЗРЕШЕНИЯ: ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА

В.С. Кропочев, С.В. Морозов, В.А. Исаков

ФГБУН «ФИЦ питания, биотехнологии и безопасности пищи», Москва, Россия

Цель исследования — сравнить результаты измерения давления покоя верхнего и нижнего пищеводных сфинктеров до и после выполнения тестов с 10 глотками по 5 мл жидкости в ходе проведения манометрии пищевода высокого разрешения (МПВР).

Материал и методы. Материалом исследования явились данные обследования 55 пациентов, которым в ходе проведения МПВР запись давления покоя нижнего и верхнего пищеводного сфинктера проводилась дважды: до и после стандартных тестов с 10 глотками по 5 мл жидкости. В исследовании принимали участие пациенты, давшие информированное согласие на участие в исследовании, из числа направленных на проведение МПВР для диагностики нарушений моторной функции пищевода и для определения границ нижнего пищеводного сфинктера перед проведением суточной пищеводной рН-импедансометрии. Протокол исследования был одобрен Этическим комитетом ФГБУН «ФИЦ питания, биотехнологии и безопасности пищи». Для проведения МПВР использовались 36-канальный твердотельный катетер UniTip, 10 Fr («Unisensor AG», США) и программное обеспечение Solar Gastro («MMS», Голландия). Продолжительность записи давления покоя составляла не менее 30 с. Исследование проводилось в положении сидя. Для адаптации пациента после введения зонда был выдержан временной интервал 300 с. Математическая обработка результатов проведена при помощи стандартных прикладных программ MS Excel и Statistica 10 («StatSoft Inc.», США). Для парных сравнений использовался критерий Вилкоксона.

Результаты. В исследование включены 55 человек (17 мужчин, 38 женщин) в возрасте (среднее значение ± стандартное отклонение) 51,6±11,8 года.

Выявлены отличия результатов измерения давления покоя верхнего пищеводного сфинктера (ВПС) в начале и в конце исследования:

Среднее давление покоя ВПС (Mean±SD) в начале исследования составило 128,1±60,5 мм рт.ст., в то время как в конце — 94,5±52,4 мм рт.ст., p=0,00027.

Минимальное давление покоя ВПС: в начале составило 86,2±41,3 мм рт.ст., а в конце — 65,8±42,8 мм рт.ст., p=0,000077.

Для нижнего пищеводного сфинктера (НПС) значимые отличия выявлены лишь для минимального давления покоя, в то время как средние значения его практически не отличались в конце исследования по сравнению с его началом:

Среднее значение давления покоя НПС: 26,7±15,0 мм рт.ст. в начале исследования и 26,5±14,7 мм рт.ст. в конце исследования соответственно, p=0,93.

Минимальное давление покоя НПС: 10,9±8,7 мм рт.ст. в начале исследования и 13,2±10,9 мм рт.ст. в конце его, p=0,03.

Вывод. Выявлены статистически значимые отличия в начале и после 10 стандартных глотков при проведении манометрии пищевода высокого разрешения по значениям минимального и среднего давления покоя верхнего пищеводного сфинктера, минимального давления покоя нижнего пищеводного сфинктера. Эти результаты свидетельствуют о вероятной необходимости проведения измерения покоя дважды — в начале и перед окончанием процедуры МПВР. Требуются дополнительные исследования с включением большего числа обследуемых и выявлением факторов, обусловливающих наличие отличий.

***

ВЗАИМОСВЯЗЬ КОЛИЧЕСТВА И ТИПОВ ГАСТРОЭЗОФАГЕАЛЬНЫХ РЕФЛЮКСОВ С РАЦИОНОМ ПИТАНИЯ: КОРРЕЛЯЦИОННЫЙ АНАЛИЗ

С.В. Морозов, В.С. Кропочев, В.А. Исаков

ФГБУН «ФИЦ питания, биотехнологии и безопасности пищи», Москва, Россия

Цель исследования — оценить влияние фактического питания больных ГЭРБ с количеством и типом гастро­эзофагеальных рефлюксов, выявляемых по данным суточной пищеводной рН-импедансометрии у больных ГЭРБ.

Материал и методы. Обследованы 124 больных ГЭРБ (70 женщин и 54 мужчины, средний возраст 46±17,7 года, ИМТ 28,5±0,6 кг/м2) и 41 человек контрольной группы без признаков заболеваний желудочно-кишечного тракта (8 мужчин и 33 женщины, средний возраст 42±12,4 года, ИМТ 28,3±1,3 кг/м2). Фактическое питание было оценено методом частотного анализа при помощи стандартной прикладной программы. Количество и тип гастроэзофагеальных рефлюксов определены при помощи 24-часовой пищеводной рН-импедансометрии (Ohmega, «MMS», Голландия, с использованием зондов с двумя каналами рН и 6 каналами импеданса, «Unisensor AG», США). Проведен корреляционный анализ между показателями фактического питания и количеством эпизодов рефлюксов, их кислотностью и длительностью. Для оценки взаимосвязи параметров фактического питания и данными рН-импедансометрии использован корреляционный анализ по Спирмену (Statistica 10, «StatSoft Inc.», США).

Результаты. Достоверная (р<0,05) прямая корреляционная зависимость выявлена между уровенем закисления (доля времени суток с рН менее 4) нижней трети пищевода и энергетической ценностью рациона (коэффициент корреляции R=0,19, р<0,05) и общего количества потребляемого жира (R=0,19, p<0,05). Среди факторов питания, достоверно (р<0,05) оказывающих влияние на количество гастроэзофагеальных рефлюксов, были: энергетическая ценность рациона (R=0,35, р<0,05), количество общего белка (R=0,3), жира (R=0,33), алкоголя (R=0,28) и пищевых волокон (R= –0,22) в рационе. Для количества кислых гастроэзофагеальных рефлюксов достоверная (р<0,05) взаимосвязь была выявлена с энергетической ценностью рациона (R=0,35), количеством потребляемого жира (R=0,32), белка (R=0,25), углеводов (R=0,24) и алкоголя (R=0,24). Между потреблением пищевых волокон и количеством регистрируемых кислых гастроэзофагеальных рефлюксов не было выявлено достоверной взаимосвязи. Для количества слабокислых гастроэзофагеальных рефлюксов достоверная (p<0,05) взаимосвязь выявлена для энергетической ценности рациона (R=0,22), количества потребляемых жиров (R=0,21), белков (R=0,22), алкоголя (R=0,23) и количества пищевых волокон (R=–0,24). Факторами питания, взаимосвязанными с количеством высоких гастроэзофагеальных рефлюксов, оказались также количество потребляемого жира (R=0,3), белка (R=0,22), алкоголя (R=0,25), энергетическая ценность рациона (R=0,314) и количество пищевых волокон (R= –0,25). Сравнение коэффициентов корреляции между собой не позволило выявить более значимый фактор фактического питания, оказывающий более выраженное влияние на показатели суточной пищеводной рН-импедансометрии.

Вывод. Результаты исследования свидетельствуют о том, что между показателями суточной пищеводной рН-импедансометрии и рядом параметров фактического питания существует взаимосвязь. С избыточной калорийностью рациона, количеством потребляемых жиров, белка и алкоголя существует прямая, а с количеством пищевых волокон — обратная взаимосвязь средней силы. Учитывая полученные данные, логичными подходами к коррекции диеты у больных ГЭРБ являются ограничение калорийности рациона, преимущественно за счет потребления жиров и обогащение рациона пищевыми волокнами.

Работа выполнена в рамках утвержденного плана научных исследований по теме №0529-2017-0057.

***

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РЕЗУЛЬТАТОВ СУТОЧНОЙ ПИЩЕВОДНОЙ РН-ИМПЕДАНСОМЕТРИИ У БОЛЬНЫХ ЭРОЗИВНОЙ И НЕЭРОЗИВНОЙ ФОРМАМИ ГЭРБ

В.С. Кропочев, С.В. Морозов, В.А. Исаков

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Федеральный исследовательский центр питания, биотехнологии и безопасности пищи», Москва, Россия

Цель исследования — сравнить количество и характеристику гастроэзофагеальных рефлюксов, регистрируемых по данным суточной пищеводной рН-импедансометрии у больных ГЭРБ с наличием эрозивного эзофагита (ЭЭ) и неэрозивной формой заболевания (НЭРБ).

Материал и методы. В исследование включены 112 больных ГЭРБ (63 женщины и 49 мужчин, средний возраст (Mean±SD): 45,7±14,9 года, ИМТ 28,5±7,3 кг/м2), давших информированное согласие на участие в исследовании. Отбор в исследование проводился на основании наличия изжоги не менее двух раз в неделю в течение последних трех месяцев, с началом заболевания более чем 6 мес до включения в исследование, в отсутствие приема лекарственных препаратов, способных повреждать слизистую оболочку пищевода и провоцировать симптомы заболевания (НПВС, блокаторы кальциевых каналов, нитраты и др.). Диагноз ГЭРБ был верифицирован результатами вопрос­ника GERD-Q (количество баллов более 8), результатами суточной пищеводной рН-импедансометрии (количество рефлюксов более 50, % времени с рН менее 4 более 5 или временна`я взаимосвязь симптомов и гастроэзофагеального рефлюкса). Эзофагогастроскопия проводилась при помощи панэндоскопа Olympus Excera II («Осака», Япония) с оценкой наличия повреждений слизистой пищевода в соответствии с Лос-Анджелесской классификацией. Количество и тип гастроэзофагеальных рефлюксов определены при помощи 24-часовой пищеводной рН-импедансометрии («Ohmega, MMS», Голландия, с использованием зондов с двумя каналами рН и 6 каналами импеданса, «Unisensor AG», США). Сравнительный анализ проведен при помощи модуля непараметрической статистики (U-критерий Манна—Уитни, Statistica 10, «StatSoft Inc.», США).

Результаты. По данным ЭГДС наличие эрозий пищевода выявлено у 39 (15 мужчин) больных ГЭРБ. Соотношение мужчин и женщин, возрастные характеристики, средние значения индекса массы тела (ИМТ) в подгруппах существенно не отличались. По данным суточной пищеводной рН-импедансометрии общее количество рефлюксов оказалось выше в группе НЭРБ: (Mean±SD) 66,4±31,9 за сутки в сравнении с 53,2±32,2 у больных ЭРБ, р=0,047. Количество кислых рефлюксов существенно не различалось и составило 30,2±21,1 в группе НЭРБ и 30,4±24,3 в группе ЭРБ, р=0,7. В то же время количество слабокислых рефлюксов в группе больных НЭРБ было существенно больше: 32,7±27,5 в сравнении с 18,1±14,9 в группе ЭРБ, р=0,0001. Высокие гастроэзофагеальные рефлюксы чаще выявлялись у больных без повреждения слизистой оболочки пищевода: 19,5±19,2 за 1 сут, в сравнении с 11,9±12,5, р=0,005. Показатели закисления нижней трети пищевода (% времени исследования с рН менее 4 в пищеводе) хотя и был несколько меньше у больных НЭРБ, достоверно не отличался при сравнении групп: 4,07±3,6% в сравнении с 5,1±4,5, р=0,3.

Вывод. Выявлены существенные отличия между группами больных ГЭРБ с наличием эрозивного эзофагита и неэрозивной формой заболевания по общему количеству регистрируемых рефлюксов за 1 сут, количеству слабокислых и высоких гастроэзофагеальных рефлюксов. Указанные отличия могут свидетельствовать о необходимости разных критериев патологического гастроэзофагеального рефлюкса у пациентов с различными формами ГЭРБ.

Работа выполнена в рамках утвержденного плана работ по НИР №0529-2017-0057.

Болезни желудка и двенадцатиперстной кишки

ПРОФИЛАКТИКА ОСТРЫХ ЭРОЗИВНО-ЯЗВЕННЫХ ПОРАЖЕНИЙ ВЕРХНИХ ОТДЕЛОВ ЖЕЛУДОЧНО-КИШЕЧНОГО ТРАКТА ПРИ ОНКОУРОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЯХ

В.В. Антонян, В.В. Кутуков, Д.Э. Джанибекова, С.В. Антонян

ФГБОУ ВО «Астраханский ГМУ», Астрахань, Россия

Цель исследования — снижение количества эрозивно-язвенных поражений верхних отделов желудочно-кишечного тракта у пациентов, оперированных по поводу онкоурологической патологии.

Материал и методы. Наблюдались 194 пациента, перенесших оперативные вмешательства по поводу онко­урологической патологии, в возрасте от 25 до 75 лет. Из них мужчин 107 (55,2%), женщин 87 (44,8%). Наибольшее число пациентов (43,9%) находились в возрастной группе 51 год—60 лет. По локализации опухолевого процесса пациенты разделились следующим образом: почечная паренхима — 176 (90,7%) человек, почечная лоханка — 4 (2,1%), опухоль Вильмса — 5 (2,6%), опухоли надпочечников — (4,6%). У 158 (81,4%) были радикальные операции, а у 36 (18,6%) — паллиативные. Пациенты были разделены на две группы: основная (проспективная) — 103 пациента и группа сравнения (ретроспективная) — 91 пациент. Основную группу составили лица, оперированные за период с 2013 по 2015 г., группу сравнения составили лица, оперированные за период с 2010 по 2012 г. В обеих группах абсолютное большинство исследуемых пациентов находились в возрастной категории 51 год—60 лет: в основной группе 40,8%, в группе сравнения 47,3%. При этом отмечалось некоторое преобладание лиц мужского пола — 58,2 и 51,6% соответственно. Наиболее частыми локализациями в обеих группах была почечная паренхима (89,3% в основной группе и 92,3% в группе сравнения). По распространенности опухолевого процесса отмечено преобладание пациентов со II стадией заболевания — 72,9% в основной группе и 62,6% в группе сравнения. В основной группе радикальные операции составили 85,4%, паллиативные — 14,6%; в группе сравнения радикальных операций было 78,0%, паллиативных — 22,0%. Таким образом, группы пациентов были сопоставимы. Всем пациентам в предоперационном периоде проводилась эзофагогастродуоденоскопия с использованием тест-системы HelPil-test для определения Helicobacter pylori (HP) по уреазной активности биоптата. Статистическая обработка результатов исследования проводилась с использованием компьютерной программы Microsoft Excel 2008, Biostat.

Результаты. Из 194 исследованных пациентов у 85 (43,8%) больных наблюдались эрозивные поражения слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки. Все эрозивные поражения были ассоциированы с HP. В пред­операционном периоде проводилось лечение этих пациентов. Предоперационная подготовка пациентов основной группы, инфицированных HP (90,2%), включала все мероприятия, проводимые пациентам группы сравнения и пациентам из числа основной группы, не инфицированных HP. Существенным отличием являлось применение мер профилактики острых гастродуоденальных поражений в виде проведения специфической антихеликобактерной и антисекреторной терапии. Пациенты основной группы, инфицированные HP, получали профилактическое лечение в течение 3 сут до операции и 7 сут после операции по схеме омепразол 20 мг 2 раза в сутки, кларитромицин 500 мг 2 раза в сутки, амоксициллин 1000 мг 2 раза в сутки, с пробиотической целью бактистатин 2 капсулы 2 раза в сутки; в раннем послеоперационном периоде использовались парентеральные формы омепразола и кларитромицина. При сравнении частоты развития острых послеоперационных эрозивно-язвенных осложнений выявлено, что в основной группе острые эрозивно-язвенные поражения развились в 1,9% случаев, в группе сравнения эти осложнения встретились у 12,1% пациентов.

Вывод. Проведение профилактической терапии в пред­операционном и раннем послеоперационном периодах позволило снизить частоту развития острых эрозивно-язвенных поражений слизистой оболочки верхних отделов пищеварительного тракта с 12,1 до 1,9% (p<0,05).

***

ОСЛОЖНЕННОЕ ТЕЧЕНИЕ ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ ДВЕНАДЦАТИПЕРСТНОЙ КИШКИ У ДЕТЕЙ: ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КРИТЕРИИ

Д.С. Исламова, Б.А. Юлдашев, Ф.Х. Маматкулова

Самаркандский государственный медицинский институт, Самарканд, Узбекистан

Цель исследования — изучить анамнестические, клинико-эндоскопические особенности и показатели pH у детей с язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки (ЯБДК) для выявления факторов, способствующих формированию осложненного течения заболевания.

Материал и методы. Во 2-й клинике СамМИ обследованы 42 больных ЯБДК в фазе рецидива. Основную группу составили 12 (28,6%) пациентов с осложненным течением заболевания. В группу сравнения вошли 30 (71,4%) больных с неосложненным течением ЯБДК. При распределении обследованных по полу в основной группе оказались 10 (83,3%) мальчиков и 2 (16,7%) девочки, в группе сравнения — соответственно 20 (66,7%) и 10 (33,3%). Средний возраст больных на момент исследования составил в группе с осложнениями 16±1,0 года, без осложнений — 12±2,4 года (p<0,01). Пациентам проводились ЭГДС, определение титра антител IgG к HP в сыворотке крови, интрагастральная pH-метрия. Контрольные ЭГДС проводились через 21 день от начала лечения до рубцевания язвенного дефекта, эффективность эрадикационной терапии осуществлялся при помощи дыхательного Хелик-теста через 1 мес с момента окончания лечения.

Результаты. При изучении анамнеза выяснилось, что наследственность по основному заболеванию была отягощена. Так, наличие ЯБ у 9 (75%) близких родственников больных основной группы выявлено, причем у 4 (33,3%) — тяжелого течения, у 4 (33,3%) из близких родственников в анамнезе также было кровотечение. У 14 (46,7%) больных детей из группы контроля также прослеживалась наследственная отягощенность, осложнений у родственников в этой группе не отмечалось. Рецидивы заболевания в основной группе отмечались реже, чем в группе сравнения, у 3 (25%) пациентов дебютировала развитием деструктивных осложнений. Также для неосложненного течения ЯБДК были наиболее характерны умеренные боли типичной локализации. При осложненном течении болевой синдром был достаточно типичным по своей локализации, однако имел меньшую интенсивность, боли были более локализованными. При эндоскопическом исследовании у всех больных диагностировался антральный гастрит и у 7 (58,3%) больных основной группы был отмечен эрозивный характер гастродуоденита. Следует отметить, что частота выявления ДГР (66,7 и 41,7%) была достоверно выше в группе пациентов с ЯБН. У пациентов с ЯБО множественные язвенные поражения встречались в 3 раза чаще (33,3%), чем у пациентов с ЯБН (10%). Язвенные дефекты в обеих группах локализовались преимущественно на передней и задней стенках луковицы ДПК и значительно реже на большой и малой кривизне. Средний размер язвенного дефекта у детей с ЯБО составил 3,1±1,79 мм, что недостоверно превышает аналогичный показатель в контрольной группе (1,8±1,14 мм) (р>0,05). При изучении кислотообразующей функции желудка у детей с ЯБДК было выявлено состояние гиперацидности в области тела желудка. Показатели как основной, так и контрольной групп достоверно (р<0,01; р<0,05 соответственно) отличались от нормативов. Что касается pH-метрии в области антрума, то повышенное кислото­образование характерно для детей с осложненным течением болезни. Инфицированность HP выявлена у 24 (80%) пациентов с ЯБН и всех детей основной группы. У больных с ЯБО достоверно чаще отмечался высокий титр IgG к Hp (58,3 и 16,7%), в то время как в группе с ЯБН превалировал низкий титр антител к HP (43,3 и 8,3%).

Вывод. Таким образом, у детей с ЯБДК определены следующие предикторы осложненного течения заболевания: мужской пол, старший школьный возраст, наследственная отягощенность как по ЯБ, так и по наличию ее осложнений. Характерной можно считать небольшую продолжительность заболевания на момент развития осложнений. Высокие титры антител к H.pylori, низкий pH, высокую бактериальную обсемененность и гиперацидность. Активная диспансеризация таких больных поможет снизить вероятность осложнений ЯБДК в детском возрасте.

***

КИСЛОТОПРОДУКЦИЯ У БОЛЬНЫХ С ПОЛИПАМИ ЖЕЛУДКА

А.С. Новикова, И.Ю. Колесникова

ФГБОУ ВО «Тверской ГМУ» Минздрава России, Тверь, Россия

Цель исследования — изучить особенности суточной интрагастральной кислотности у больных с полипами желудка (ПЖ).

Материал и методы. Обследованы 60 больных с ПЖ как аденоматозными, так и гиперпластическими, из них 6 мужчин и 54 женщины. В исследование включались пациенты от 18 до 65 лет, средний возраст составил 68±2,2 года. Все они подписали добровольное информированное согласие. Всем исследуемым выполнена суточная интрагастральная pH-метрия программно-аппаратным комплексом Гастроскан-24 по стандартной методике, без антисекреторной терапии. Полученные данные сравнивали с показателями, характерными для здоровых людей.

Результаты. На протяжение 1 сут у больных ПЖ средний pH в теле желудка составил 5,5±0,14 ед., что существенно превышало 1,6—2,0 ед., характерные для здоровых людей. В антруме среднесуточный pH составил 5,6±0,19 ед., что также существенно выше нормальных значений (2,0—3,5 ед.). В теле желудка средняя продолжительность времени с pH <1,6 ед. (гиперацидность) составила только 6,4±0,23%; время с pH в интервале 1,6—2,0 ед. (нормацидность) равнялось 12,8±0,24%, а уровень pH в пределах 3,0—6,0 ед. (гипоацидность) сохранялся в течение 37,9±1,21%. Средняя продолжительность времени с pH >6,0 ед. (анацидность) составила 42,9±2,24%. При проведении суточной интрагастральной pH-метрии только у 14 (23,3%) больных не наблюдалось снижения кислотообразующей функции, т.е. диагностирована нормацидность, у остальных 46 (76,7%) зарегистрированы гипо- и анацидность. В ночное время у 80,0% обследованных регистрировались гипо- и анацидность.

Вывод. При изучении данных суточной pH-метрии, у больных с ПЖ отмечено выраженное снижение показателей интрагастральной кислотности. У 76,7% обследованных с ПЖ зарегистрированыа гипоацидность и анацидность.

***

НОВЫЕ АСПЕКТЫ В ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИИ ГАСТРОЭЗОФАГЕАЛЬНОЙ РЕФЛЮКСНОЙ БОЛЕЗНИ

Д.С. Бордин1, Ю.В. Эмбутниекс1, О.И. Березина1, 2

1ГБУЗ «Московский клинический научно-практический центр им. А.С. Логинова» Департамента здравоохранения Москвы, Москва, Россия;
2ГБУ «НИИОЗММ ДЗМ» ОМО по гастроэнтерологии, Москва, Россия

Ведущим фактором патогенеза и необходимым диагностическим критерием ГЭРБ является гастроэзофагеальный рефлюкс (ГЭР). Результат воздействия ГЭР на слизистую оболочку пищевода определяется составом, длительностью воздействия (определяемого адекватностью пищеводного клиренса) и собственной резистентностью слизистой оболочки пищевода. Прослеживается выраженная связь между вероятностью развития рефлюкс-эзофагита и длительностью закисления пищевода. Кислое содержимое желудка вызывает менее выраженные воспалительно-деструктивные изменения слизистой оболочки нижней трети пищевода по сравнению с желчным, которое имеет щелочные значения pH. Присутствие в рефлюктате желчи повышает риск развития пищевода Барретта и рака пищевода и обусловливает неэффективность изолированного использования ИПП. При этом источником рефлюкса является «кислотный карман» — слой небуферизированной соляной кислоты, образующийся после приема пищи и поступающий в дистальный отдел пищевода. Решающими доказательствами ГЭРБ, согласно современным представлениям, являются эндоскопически подтвержденный эзофагит ст. С или D, длинный сегмент пищевода Барретта, стриктуры пищевода, а также длительное закисление пищевода (АЕТ >6%) по данным pH-импедансометрии. В то время как наличие эзофагита ст. А или В не является решающим и требует дополнительных доказательств. В лечении больных ГЭРБ используется комплексный подход, традиционно включающий следующие компоненты: диета и модификация образа жизни, снижение повреждающих свойств рефлюктата, улучшение пищеводного клиренса и защита слизистой оболочки пищевода. Для медикаментозной терапии применяются лекарственные препараты, обладающие кислотонейтрализующей или кислотопоглощающей способностью или ингибирующие кислотопродукцию в желудке в целях повышения pH желудочно-пищеводного рефлюктата: ингибиторы протонной помпы (ИПП), антациды и альгинаты. Оптимальная терапия пациентов с ГЭРБ должна быть направлена не только на подавление секреции кислоты, но и на указанные выше патофизиологические характеристики, выступая барьером и/или связывая агрессивные компоненты рефлюктата (т.е. слабокислое содержимое и пепсин), стимулируя восстановление слизистой оболочки.

***

УРОВНИ ИНТЕРЛЕЙКИНА-8 У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМИ ГАСТРИТАМИ И ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНЬЮ

О.Ф. Белая1, Д.С. Гуткин2, Е.Н. Карева1, 3, М.Е. Чернова4, Е.В. Краснощок3, Р.А. Величинский3, Н.Н. Каншина1, Н.И. Елистратова1

1ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» (Сеченовский университет), Москва, Россия;
2ГБУЗ «Пензенская ОКБ им. Н.Н. Бурденко», Пенза, Россия;
3ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия;
4ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия

Цель исследования — выявить ИЛ-8 у госпитализированных больных хроническими гастритами и язвенной болезнью.

Материал и методы. Обследованы 95 пациентов гастроэнтерологического отделения (средний возраст  59 лет) — 37 мужчин и 58 женщин. Их них хронический активный гастрит (ХАГ) выявлен у 53 больных, язвенная болезнь (ЯБ) желудка и двенадцатиперстной кишки — у 42. По данным ФГДС с цитологическим исследованием биоптатов, хелпил-теста, дыхательного уреазного теста и выявления антител к H.pylori (Hp), присутствие Hp установлено у 27,4% больных. Для определения сывороточного ИЛ-8 использовали ИФА с тест-системами ООО «Цитокин». При установлении различий между группами использовали t-критерий Стьюдента.

Результаты. Повышенные уровни ИЛ-8 (≥0,62 нг/мл) выявлены у всех больных. Средние уровни ИЛ8 у больных ЯБ+Hp были достоверно выше, чем у больных ЯБ без обнаружения Hp общепринятыми методами (0,500±0,086 и 0,3146±0,035 соответственно, p=0,022), и выше, чем у больных ХАГ+Hp (0,500±0,086 и 0,300±0,048 соответственно, p=0,034). У больных ЯБ и ХАГ без Hp уровни ИЛ-8 были одинаковыми (0,3146±0,035 и 0,3014±0,0354 соответственно). Достоверно более высокие уровни ИЛ8 отмечены у мужчин с ЯБ+Hp, чем с ХАГ+Hp, и у женщин с ХАГ+Hp в сравнении с мужчинами с ХАГ+Hp.

Вывод. Полученные данные свидетельствуют о значительном повышении сывороточного уровня ИЛ8 у больных ХАГ и ЯБ, что свидетельствует о важном значении этого цитокина в поддержании воспалительного процесса и возможности системного воздействия его на различные клетки и органы макроорганизма.

***

ЧАСТОТА ВЫЯВЛЕНИЯ ЛПС/О-АНТИГЕНА H.PYLORI У БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМИ ГАСТРИТАМИ И ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНЬЮ

О.Ф. Белая1, Д.С. Гуткин2, Н.Ф. Скрипкина2, М.Е. Чернова3, А.Н. Сундукова2, М.Н. Аладин1, Ю.А. Белая4, М.С. Вахрамеева4

1ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» (Сеченовский университет), Москва, Россия;
2ГБУЗ «Пензенская ОКБ им. Н.Н. Бурденко», Пенза, Россия;
3ГБУЗ «МКНЦ им. А.С. Логинова» ДЗМ, Москва, Россия;
4ФГБУ «НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи» МЗ РФ, Москва, Россия

Цель исследования — установить уровни ЛПС/О-ан­ти­ге­на H.pylori (Hp) у госпитализированных больных хроническими гастритами и язвенной болезнью при подтверждении Hp-инфицирования общепринятыми методами.

Материал и методы. Обследованы 92 пациента гастроэнтерологического отделения (средний возраст 59 лет) — 37 мужчин и 55 женщин. Их них хронический активный гастрит (ХАГ) выявлен у 50 больных, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки (ЯБ) — у 42. Присутствие у больных Hp устанавливали по данным ФГДС с цитологическим исследованием биоптатов, хелпил-теста, дыхательного уреазного теста и выявления антител к Hp. ЛПС/О-ан­ти­ген Hp выявляли в кале в реакции коагглютинации (РКА) на планшетах с соответствующим антительным диагностикумом. При установлении различий между группами использовали t-критерий Стьюдента.

Результаты. Присутствие Hp традиционными методами установлено всего у 27,4% больных. В реакции коагглютинации на планшетах ЛПС/О-антиген Hp выявлен в кале в титре ≥1:8 у 82% больных ХАГ и у 79% при ЯБ. При этом частота его выявления в подгруппах ХАГ и ЯБ с выявлением Hp традиционными методами и без такового была примерно одинаковой.

Вывод. Полученные данные свидетельствуют, что традиционными методами присутствие в слизистой желудка Hp верифицируется примерно в 1/3 случаев у больных ХАГ и ЯБ, в то время как выявление ЛПС/О-антигена Hp у этих больных составляет более 80% и не отличается в группах больных ХАГ и ЯБ, а также не зависит от присутствия Hp, установленного по данным традиционных методов.

***

ВЫЯВЛЕНИЕ О-, VAC A-, CAGA-АНТИГЕНОВ H.PYLORI В БИОСРЕДАХ БОЛЬНЫХ ХРОНИЧЕСКИМ ГАСТРИТОМ И ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНЬЮ

Ю.А. Белая1, М.С. Вахрамееева1, О.Ф. Белая2, Д.С. Гуткин3, Н.Ф. Скрипкина2, А.К. Бочкова2, Е.А. Братанова2

1ФГБУ «НИЦЭМ им. Н.Ф. Гамалеи» МЗ РФ, Москва, Россия;
2ФГАОУ ВО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» (Сеченовский университет), Москва, Россия;
3ГБУЗ «Пензенская ОКБ им. Н.Н. Бурденко», Пенза, Россия

Цель исследования — выявить частоту встречаемости О-, VacA- и CagA-антигенов H.pylori (Hp) в различных биосредах больных хроническими гастритами (ХГ) и язвенной болезнью (ЯБ).

Материал и методы. С ноября 2016 г. по февраль 2017 г. обследованы 43 больных ХГ и 37 больных ЯБ на присутствие в кале, слюне и среднемолекулярных ЦИК О-, VacA- и CagA-антигенов Hp (в титре ≥1:4) в реакции коагглютинации на планшетах с соответствующими антительными диагностикумами. Диагноз устанавливался на основании ФГДС с цитологическим исследованием биоптатов, хелпил-теста, дыхательного уреазного теста и выявления антител к Hp. Статистическая обработка данных проведена с использованием t-критерия Стьюдента.

Результаты. В кале и слюне частота выявления VacA- (цитотоксина) и, особенно, CagA-антигена (маркера ос­тров­ка патогенности и коонкогена) была достоверно выше у больных ЯБ, чем при ХАГ. В слюне частота выявления антигенов превышала таковую в кале. В ЦИК частота маркеров Hp колебалась, особенно при ЯБ. Средние показатели антигенов в ЦИК были низкими. Изменения среднемесячной частоты выявления антигенов Hp в кале и слюне синхронно совпадали с подъемом/спадом солнечной активности (выраженной в числах Вольфа по данным NASA) в 89—100% случаев. При ХАГ такая синхронность выражена слабо (лишь в 22—59%).

Вывод. При язвенной болезни отмечена большая частота выявления факторов вирулентности Hp, чем при хронических гастритах. Формирование специфических ЦИК находится на низком уровне. Отмечена высокая чувствительность Hp, особенно у больных ЯБ, к колебаниям (подъем/спад) солнечной активности, выраженной в числах Вольфа.

***

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ПАТОГЕННЫХ ШТАММОВ HELICOBACTER PYLORI В УЗБЕКИСТАНЕ

М.М. Каримов, Г.Н. Собирова, Ж.А. Исмаилова, Д.А. Далимова, С.Т. Рустамова, Н.К. Каюмова

Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр терапии и медицинской реабилитации, Ташкент, Узбекистан

Цель исследования — изучение частоты выявления Helicobacter pylori (HP) и его патогенных штаммов в регио­нах Узбекистана.

Материал и методы. Обследованы 68 больных (38 мужчин и 30 женщин, средний возраст 49,5±3,2 года) с HP-ассоциированным хроническим гастритом. Верификацию диагноза проводили по данным эзофагогастродуоденоскопии с прицельной биопсией и быстрым уреазным тестом. Материалом для молекулярно-генетического исследования мутаций служила геномная ДНК НР. Мутации определялись методом полимеразной цепной реакции в реальном времени с использованием праймеров и зондов. Генотипирование изолятов HР осуществлялось непосредственно на образцах биопсии слизистой желудка.

Результаты. Исследования показали, что на территории Узбекистана частота распространенности НР составляла в среднем более 80% в популяции. Изучено географическое распределение генотипов HP, во всех регионах превалирует СagA положительный вариант. VacAs1m1 чаще встречался в Хорезмском регионе и Каракалпакстане, VacAs1m2 — в Намангане и Ташкенте. Среди различных регионов и областей Узбекистана Хорезмский регион отличается особо высоким уровнем инфицированности, что, возможно, связано с факторами окружающей среды и неблагоприятной экологической обстановкой. Также было выявлено, что 41 образец был CagA- положительным, что соответствует 60% от общего количества образцов. Во всех образцах было обнаружено присутствие гена VacA, распределение подтипов этого гена показало следующее: s1-вариант встречался в 44 случаях, смешанный генотип s1/s2 был обнаружен у 14 пациентов, что свидетельствует о случаях ко-инфекции, т.е. заражения двумя или несколькими штаммами HР. Распределение m-аллелей этого гена оказалось следующим: m1 вариант аллеля встречался в 39 случаях, m2 вариант — в 25 случаях. Соотношение этих двух аллелей показало, что вариант s1/m1 встречался у 35 (12,5%) пациентов, 19 генотип s1/m2 — у 9 (37,5%).

Вывод. Узбекистан относится к регионам с высоким уровнем инфицированности населения НР, и при этом отмечается превалирование СagA- положительных и VacAs1m1 штаммов.

***

МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДКА У БОЛЬНЫХ С ХРОНИЧЕСКИМ HP-АССОЦИИРОВАННЫМ ГАСТРИТОМ

М.М. Каримов, Г.Н. Собирова, Н.М. Дусанова, У.К. Абдуллаева, Ш.З. Исламова, Д.А. Нишанов

Республиканский специализированный научно-практический медицинский центр терапии и медицинской реабилитации, Ташкент, Узбекистан

Цель исследования — изучение степени морфологических изменений в слизистой оболочке желудка при Helicobacter pylori (НР) — ассоциированном хроническом гастрите.

Материал и методы. Исследование проведено у 28 больных (18 мужчин и 10 женщин, средний возраст 48,5±4,2 года) с HP-ассоциированным хроническим гастритом (гастрит типа В). Верификацию диагноза проводили по данным эзофагогастродуоденоскопии с прицельной биопсией из 5 точек желудка (2 из тела, 2 из антрального отдела и 1 из малой кривизны желудка) и гистологического исследования. Оценку морфологической картины проводили по системе OLGA (Operative Link for Gastritis Assessment). Наличие НР подтверждено с помощью неинвазивного дыхательного С14-уреазного теста (HUBT-20P Helicobacter pylori detector).

Результаты. Исследования показали, что у всех больных была выявлена обсемененность слизистой оболочки желудка HP-инфекцией по результатам двух тестов. Было показано, что у 12 исследованных больных морфологическая картина желудка соответствовала хроническому неатрофическому гастриту. У 16 обследованных больных была выявлена морфологическая картина хронического атрофического гастрита. Из них у 8 гистологическая картина, согласно системе OLGA, соответствовала атрофии 1-й степени, у 4 — атрофии 2-й степени и у 4 — атрофии 3-й степени.

Вывод. Выявление атрофических процессов в слизистой оболочке желудка у 57% больных, особенно выраженной атрофии 2-й и 3-й степеней у 28,5% больных, диктует необходимость проведения гистологических исследований желудка при HP-ассоциированных хронических гастритах.

Патология поджелудочной железы и желчевыводящих путей

ПСЕВДОТУМОРОЗНЫЙ ПАНКРЕАТИТ: ЛАБИРИНТЫ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ

Н.Б. Губергриц, Н.В. Беляева, Г.М. Лукашевич, П.Г. Фоменко, Л.А. Ярошенко

Донецкий национальный медицинский университет, Украина

Под термином «псевдотуморозный панкреатит» мы понимаем такой панкреатит, когда у больного имеет место механическая желтуха из-за сдавления увеличенной поджелудочной ж

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail