Украинец Р.В.

ОГБУЗ «Смоленcкий областной институт патологии», Смоленск, Россия

Корнева Ю.С.

ОГБУЗ «Смоленcкий областной институт патологии», Смоленск, Россия; Кафедра патологической анатомии Смоленского государственного медицинского университета Минздрава России, Смоленск, Россия

Деятельность советского патологоанатома Владимира Герасимовича Молоткова в период Великой Отечественной войны (к 75-летию Великой Победы)

Журнал: Архив патологии. 2020;82(3): 61-64

Просмотров : 16

Загрузок :

Как цитировать

Украинец Р. В., Корнева Ю. С. Деятельность советского патологоанатома Владимира Герасимовича Молоткова в период Великой Отечественной войны (к 75-летию Великой Победы). Архив патологии. 2020;82(3):61-64. https://doi.org/10.17116/patol20208203161

Авторы:

Украинец Р.В.

ОГБУЗ «Смоленcкий областной институт патологии», Смоленск, Россия

Все авторы (2)

Профессор В.Г. Молотков. Портрет маслом.


Во все времена милитаризация значительно сказывается на многих отраслях науки и техники, давая толчок новым прогрессивным идеям и решениям, которые в мирное время могут найти широкое применение в гражданских сферах. Подобные перемены позволяют специалистам взглянуть на собственный труд под другим углом, что в последующем способствует развитию различных научных направлений. Именно в периоды военных действий врачами были достигнуты немалые успехи в познании анатомии, патологической физиологии и хирургии. Эти знания стали неоценимым вкладом в развитие медицины на сегодняшний день.

Первая половина XX века для нашей страны была насыщена войнами, которые проверяли на прочность как мужество защитников Отечества, так и эффективность организационной структуры оказания им медицинской помощи, ведь возможность вернуть солдата в строй — это подвиг, ежедневно совершаемый в годы войны медицинскими работниками [1].

ХХ век является временем больших перемен в медицине, и именно в это время довелось жить и работать врачу-патологоанатому и преподавателю Смоленского медицинского института Владимиру Герасимовичу Молоткову. Родился он 28 июля 1903 г. в Витебской губернии и впервые столкнулся с войной еще в юности, вступив добровольцем в ряды Красной Армии, под знаменем которой в течение двух лет ему довелось быть участником сражений на фронтах Гражданской войны.

Медицина вошла в жизнь Владимира Герасимовича немного позднее, когда в 1923 г. он поступил на медицинский факультет тогда еще Смоленского университета. Заинтересовавшись патологической анатомией в студенческие годы, он стал работать препаратором на соответствующей кафедре. В 1928 г., с успехом окончив медицинский факультет, Владимир Герасимович продолжил свою профессиональную деятельность уже в качестве аспиранта. Пойдя по научной стезе и став преподавателем на кафедре патологической анатомии, он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Патанатомия и патогенез костных атрофий» под руководством заведующего кафедрой профессора Сергея Мартыновича Дерижанова. С 1939 по 1941 г. В.Г. Молотков трудился уже в качестве доцента кафедры патологической анатомии [2, 3].

Интересно, что становление Владимира Герасимовича как врача и научного деятеля проходило в сложное для патологической анатомии время. В начале XX века в связи с военной реформой и прогнозированием возможного военного конфликта возник очень важный вопрос, касающийся роли патологоанатомической службы в военное время, а также готовности и компетентности гражданских патологоанатомов в отношении верификации боевой травмы и других характерных для военного времени патологий.

Для чего же это было так крайне необходимо? К сожалению, многие организационные мероприятия, необходимые при сортировке больных на поле боя и оценке качества оказываемой в военное время медицинской помощи, были разработаны еще Николаем Ивановичем Пироговым и требовали более совершенного и современного подхода. Стоит отметить, что морфологическое описание многих ранений и заболеваний, возникающих в условиях военной обстановки, практически отсутствовало, что создавало колоссальные трудности. Так, в 30-40-е годы прошлого века перед гражданскими патологоанатомами была поставлена задача: подготовиться к анализу причин смерти раненых на поле боя и умерших в стенах военных госпиталей, а также оценке дефектов, возникших при оказании медицинской помощи на различных этапах эвакуации. Для эффективной работы врачей-патолого- анатомов профессором Александром Александровичем Васильевым была разработана современная модель организации патологоанатомической службы в военное время, которая выполняла задачи патологоанатомической и судебно-медицинской экспертизы в условиях военных действий. В 1937 г. было предложено создать Центральный институт военной патоморфологии с подвластными ему штатными фронтовыми патологоанатомическими лабораториями. Однако к началу Великой Отечественной вой- ны эта структура была далеко не совершенной, так как проверить ее в реальных условиях к этому времени удалось лишь во время непродолжительной Советско-финской войны (1939—1940 гг.). Кафедральные сотрудники также активно модифицировали преподавание патологической анатомии, так как угроза начала полномасштабной войны требовала от студентов и врачей знания вопросов боевой травмы [4].

Уже в первые дни Великой Отечественной войны начались мобилизация гражданских патологоанатомов и формирование армейских и фронтовых патологоанатомических лабораторий. Одной из таких лабораторий №3776 в составе Западного фронта с 1941 по 1944 г. руководил Владимир Герасимович Молотков и, несмотря на колоссальные трудности как в теоретических, так и в организационных вопросах, успешно справлялся с возложенными на него обязанностями главного патологоанатома фронта. В последующем, с 1944 по 1945 г. В.Г. Молотков исполнял те же обязанности в составе Третьего Белорусского фронта [5]. Помимо прозекторской работы на его плечах лежали осуществление обязанностей организатора и разработка методических подходов патологоанатомической экспертизы в войсках вышеуказанных фронтов. Будучи главным патологоанатомом фронта, Владимир Герасимович входил в состав экспертной комиссии по установлению и расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков. В апреле 1943 г. участвовал в эксгумации и последующем исследовании тела генерала-лейтенанта Михаила Григорьевича Ефремова. Так, по результатам проведенной экспертизы, М.Г. Ефремов был признан тяжелораненым в бою, вследствие чего он утратил способность передвигаться. Дабы избежать плена, командующий 33-й Армией покончил жизнь самоубийством [6]. Также в 1945 г. Владимир Герасимович провел вскрытие тела своего командира — командующего Третьим Белорусским фронтом генерала армии Ивана Даниловича Черняховского, погибшего от тяжелого ранения осколком артиллерийского снаряда, прилетевшего со стороны тыла [7].

Помимо этого приходилось решать некоторые вопросы, касающиеся и судебно-медицинской экспертизы, ведь характер боевой травмы совсем иной, чем при членовредительстве, и в первые годы войны определение такого ранения возлагалось на плечи патологоанатомов. Поэтому Владимир Герасимович занимался выявлением «палечников» — так во времена Великой Отечественной войны называли солдат-членовредителей, намеренно повреждающих себе кисти (а также другие части тела) с целью покинуть фронт. В отношении такого рода военнослужащих приказы карательного характера сыпались один за другим, их запрещалось эвакуировать, а медицинская помощь оказывалась им в последнюю очередь. Однако далеко не все солдаты умышленно причиняли себе подобные травмы, а многие из них, действительно, были ранены в бою. Имея ярлык «палечников», солдаты становилась инвалидами, а в некоторых случаях они и вовсе умирали от осложнений. Благодаря работе судебно-медицинской экспертизы подобный контингент стали выявлять более эффективно, что, в конечном итоге, снизило количество случаев этого военного преступления по сравнению с таковым в период Первой мировой войны [8]. Изучение боевой травмы кисти и отказ от стереотипа, утверждавшего, что пострадавший с подобным ранением — потенциальный членовредитель, позволило значительно улучшить качество оказываемой им медицинской помощи и снизить процент последующей инвалидизации [9].

Благодаря усердию патологоанатомов и их самоотверженному исполнению поставленных целей уже в 1941 г. была разработана «Инструкция по вскрытию умерших во фронтовом районе», а к 1942 г. была создана Центральная патологоанатомическая лаборатория, что считается завершением становления организации патологоанатомической службы. В 1943 г. патологоанатомы смогли обобщить полученный ими опыт и подойти к проблеме боевой травмы и особенностям патологии, характерной для военного времени, уже с помощью научного подхода, для чего на тот момент были созданы специализированные научные бригады [4]. Здесь также заслуживает внимания исследовательская деятельность Владимира Герасимовича. Интересно, что одна из известнейших работ В.Г. Молоткова «Патологическая анатомия и патогенез костных атрофий», которая вышла в свет еще в дово- енное время (1939 г.) и нашла свое отражение в не столь актуальной для мирного времени проблеме истощения [10], но ставшей значимой в связи с таким событием, как блокада Ленинграда, где огромное количество смертей не было связано с боевой травмой, а являлось следствием голода и алиментарного истощения организма [11].

Однако наиболее известен его вклад в развитие советской медицины благодаря изучению патологии почек, этой проблемой он начал заниматься еще в довоенные годы и в последующем защитил докторскую диссертацию на тему «Роль гемолитического стрептококка и изонефротоксинов в патогенезе острого диффузного гломерулонефрита». Владимир Герасимович не бросил изучение этой патологии и в военное время, что отражено в 22-м томе книги «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», где он является автором главы «Патологическая анатомия и патогенез нефритов». Было установлено, что так называемый полевой, или окопочный нефрит не был принципиально новым заболеванием и соответствовал давно известной на тот момент диффузной форме гломерулонефрита. Однако коллектив авторов во главе с В.Г. Молотковым обнаружили целый ряд особенностей течения нефритов в условиях войны, отличающихся от таковых в мирное время. Также было показано, что эффект пребывания во влажной холодной среде на организм солдат был потенцирован длительным неподвижным положением, тактически необходимым для ведения боя. Такой фактор оказывал значительное влияние на снижение реактивности организма, что повышало чувствительность нервно-сосудистого аппарата почек для воздействия инфекционного агента и способствовало началу заболевания. Детальное изучение патологии почек в условиях военного времени позволило приобрести столь ценный опыт для понимания аспектов лечения и возможной профилактики, что позволило спасти множество жизней. Это подтверждается достаточно низкой заболеваемостью нефритами военнослужащих в период Великой Отечественной войны по сравнению с аналогичными показателями за время Первой мировой войны [12].

Подобный подход работы патологоанатомической службы и непосредственно личный вклад каждого из патологоанатомов, в том числе и Владимира Герасимовича Молоткова, позволили подробно изучить вопросы военной травмы и тем самым значительно повысить уровень качества оказания медицинской помощи советским солдатам, что внесло неоценимый вклад в победу [13].

По окончании Великой Отечественной войны В.Г. Молотков был уволен в запас из Вооруженных сил в звании подполковника медицинской службы. За заслуги перед оте-чеством он был награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, Трудового Красного Знамени, орденом «Знак Почета», а также множеством других наград. С сентября 1945 г. он возглавил кафедру Смоленского медицинского института и заведовал ею вплоть до безвременной кончины 14 февраля 1976 г. [3, 14].

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail