Аничков Н.М.

ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

К юбилею Европейского общества патологоанатомов. Деятельность организации в XX веке

Журнал: Архив патологии. 2019;81(2): 66-72

Просмотров : 24

Загрузок :

Как цитировать

Аничков Н. М. К юбилею Европейского общества патологоанатомов. Деятельность организации в XX веке. Архив патологии. 2019;81(2):66-72. https://doi.org/10.17116/patol20198102166

Авторы:

Аничков Н.М.

ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Все авторы (1)

В 2016 г. британский патолог Эндрю Уилсон выпустил книгу «Умы, микроскопы и молекулы. Первые 50 лет Европейского общества патологов» [1]. Это исчерпывающий исторический обзор жизнедеятельности Общества, которому скоро исполнится 55 лет. Нижеследующий материал, ограниченный рамками ХХ столетия, основан на данных, указанных в книге, и личных воспоминаниях, поскольку в 90-е годы я дважды избирался советником в состав руководящего органа Европейского общества патологов (ЕОП) — исполкома (Executive Committee) — и тесно общался со многими крупными патологами Европы.

Автором идеи о создании ЕОП был миланский патолог проф. Альфонсо Джиордано, известный в 60-е годы ХХ века своими трудами по врожденной патологии почек и других внутренних органов. Он считал, что нужно создать организацию, которая будет содействовать развитию специальности «патология» посредством широкого общения коллег, обмена информацией и усовершенствования знаний молодых врачей. А. Джиордано привлек к реализации своей идеи ряд ведущих специалистов из разных стран Европы. 30 марта 1963 г. в патолого-анатомическом отделении больницы Святого Петра в Брюсселе состоялась встреча девяти «отцов-основателей» Общества: Пьера Дюстена (Брюссель), Карла Крауспе (Гамбург), Роберта Скарффа (Лондон), Хенка Шорнагеля (Роттердам), Эмиля Бетца (Льеж), Жозефа Мезэна (Брюссель), Альфонсо Джиордано (Милан), Луи Орселя (Париж) и Яна Мельгрена (Мальм). На этой встрече был избран первый президент будущего ЕОП проф. Пьер Дюстен, заслуживший признание своими работами в области изучения дезинтеграции микротрубочек при болезни Альцгеймера и других поражениях нервной ткани. Тогда же было положено начало разработки устава общества и решено сделать английский язык рабочим языком ЕОП.

7 ноября 1964 г. в Зальцбурге проведен форум «Первый европейский день патологии», собравший около 200 участников из 17 стран Европы. На этом форуме делегаты определили 4-летний срок работы президента ЕОП, усовершенствовали устав и избрали первый состав исполнительного комитета. Была проделана немалая работа по привлечению материальных средств для финансирования возникающей организации и началась подготовка к проведению 1-го конгресса ЕОП. В середине 1966 г. П. Дюстен с группой коллег основали англоязычный журнал «Pathologia Europaea», призванный освещать соответствующие исследования, проводившиеся во всех европейских странах.

В том же году энергичный 48-летний проф. Януш Гроньовски, один из пионеров электронной микроскопии в Европе и глава кафедры патологической анатомии в Познани, взялся за организацию европейского конгресса. 1 июня 1966 г. в высотном здании варшавского Дворца культуры и науки открылся 1-й конгресс ЕОП. Он проходил под руководством президента ЕОП П. Дюстена и президента конгресса Я. Гроньовски. Ведущей научной тематикой этого форума, собравшего около 200 делегатов, стали аутоиммунные заболевания, в частности была охарактеризована болезнь Шегрена, о которой доложил сам Хенрик Шегрен.

После конгресса перед исполкомом ЕОП встал вопрос о поиске источников финансирования журнала «Pathologia Europaea», который к этому времени имел всего лишь 188 подписчиков и испытывал трудности. П. Дюстен и его коллеги проделали большую работу, с помощью ВОЗ они изыскали возможности для продолжения работы журнала. Однако количество вновь принятых членов Общества увеличивалось очень медленно. Было решено проводить европейские конгрессы через каждые 2 года. Такой порядок потом соблюдался, за исключением двух случаев, из-за политической обстановки вначале в Греции в 1968 г., а затем 24 года спустя, в Словении.

2-й конгресс ЕОП должен был состояться в Афинах, однако из-за государственного переворота в 1967 г. его перенесли в Цюрих. Организацию форума поручили 68-летнему швейцарскому проф. Эрвину Юлингеру, известному своими работами по костной форме лимфогранулематоза, оссифицирующему миозиту и др. В сентябре 1969 г. на конгресс смогли прибыть лишь 120 делегатов. В научной программе доминировали три направления: воспалительные изменения; лекарственные и радиационные поражения; интерстициальная пневмония и пульмональный фиброз.

Чуть больше делегатов приехали на 3-й конгресс ЕОП, состоявшийся в старинном итальянском городе-курорте Кастрокаро Терме в 1971 г. Организацией форума руководили президент ЕОП П. Дюстен и президент конгресса проф. Ренцо Ляски, специалист по ультраструктурной патологии. На конгрессе преобладала тематика, касающаяся болезней печени и цитопатологии. В том же году ЕОП возглавила проф. Александра Пирингер-Кучинка (Вена), труды которой по патологии токсоплазмоза, сифилиса и лимфопролиферативных процессов получили широкое признание.

При непосредственном участии А. Пирингер-Кучинки и под руководством президента конгресса проф. Харри Йеллинека с успехом прошел 4-й конгресс ЕОП, собравший в Будапеште в 1973 г. около 800 делегатов. Примерно половину делегатов представляли патологи из восточно-европейских стран, так называемого «Восточного блока», включая СССР. В тематике конгресса преобладали вопросы о роли патологии в системе медицинского образования и проблемы лимфопролиферативных процессов. Состоялось 11 сессий, на одной из которых обсуждалась роль компьютерной техники в документации и архивировании патоморфологических материалов. Был проведен слайд-семинар, ставший позднее традиционной частью конгрессов. В этот период продолжался регулярный выпуск «Pathologia Europaea», который насчитывал 3—4 номера в год.

5-й Венский конгресс 1975 г., прошедший под руководством А. Пирингер-Кучинки и председателя оргкомитета проф. (Йоганна) Хайнриха Хольцнера, основателя клинической цитологии в Австрии, отличался также высоким уровнем содержания и организации. На нем прозвучали пленарные лекции, ставшие в дальнейшем тоже привычными на конгрессах ЕОП. Одну из них прочитал австрийский зоолог, Нобелевский лауреат Конрад Лоренц, основоположник этологии — науки о поведении животных. За год до Венского конгресса появились две классификации лимфом: Кильская, завоевавшая популярность в Европе, и систематизация Лукеса и Коллинза (США), впервые разделившая Т- и В-клеточные лимфомы. На конгрессе выступили крупные гематопатологи, в частности Карл Леннерт, который представил Кильскую классификацию. Уже тогда ряд членов исполкома ЕОП говорили, что надо чередовать места проведения конгрессов следующим образом: один раз в странах Западной Европы, другой раз в странах «Восточного (коммунистического) блока». Позднее к этой идее возвращались неоднократно, но реализовать указанную последовательность удалось лишь частично. За период до распада СССР страны «Восточного блока» после вышеупомянутого варшавского форума приняли лишь 1-й конгресс в Праге (1987).

На Венском конгрессе новым составом исполкома ЕОП был избран следующий президент Общества проф. Кристиан Незелоф (Париж), получивший известность благодаря работам по изучению злокачественного гистиоцитоза и исследованиям опухолей у детей. Через некоторое время он и Пьер Дюстен убедились в невозможности сохранения журнала «Pathologia Europaea», который в декабре 1976 г. пришлось закрыть по экономическим причинам.

В ноябре 1977 г. в Лондоне прошел 6-й конгресс ЕОП, президентом которого стал британский проф. Александер Манро Невилл. Его работы по онкоморфологии и эндокринной патологии обрели в свое время международное признание. Очередной форум собрал 700 делегатов, на нем состоялось 10 пленарных сессий, 25 сессий со свободными докладами и 10 слайд-семинаров. В научной программе доминировали вопросы, связанные с разработкой классификаций опухолей, которые легли в основу известных «синих книжек», тиражируемых ВОЗ. Президент ЕОП К. Незелоф доложил о новых идеях по возрождению журнала ЕОП. Так, было решено преобразовать старый немецкий журнал «Beiträge zur Pathologie» («Доклады по патологии»), имевший богатую историю, в другое издание «Pathology — Research and Practice» («Научная и практическая патология»). Для нового журнала был найден другой издатель, и довольно быстро идея воплотилась в жизнь. Кроме того, там же 42-летний профессор из Валенсии Антонио Лломбарт-Бош, чьи исследования опухоли Юинга, сарком костей и мягких тканей были уже общеизвестны, предложил провести следующий конгресс в Испании.

В мае 1978 г. вышел первый номер журнала «Pathology — Research and Practice». В знак уважения к знаменитому предшественнику «Beiträge zur Pathologie» новый журнал продолжил его нумерацию томов и вышел с обозначениями: том 162 номер 1. Он открывался двумя титульными статьями: прежний редактор проф. Вальтер Зандриттер, крупный немецкий патолог и директор ашоффского центра во Фрайбурге им. Брайзгау, как бы передавал эстафету новому редактору, вышеназванному Кристиану Незелофу. В статьях подчеркивалась важная роль регулярного периодического издания ЕОП в профессиональной жизни патологов разных стран. В течение многих лет журнал «Pathology — Research and Practice» публиковал тезисы всех докладов, в той или иной форме принятых для представления на конгрессах ЕОП.

На 7-й конгресс ЕОП в Валенсии в 1979 г. приехали 924 делегата, среди которых 52 человека представляли страны «Восточного блока» Европы и получили право бесплатного участия в конгрессе. Президент конгресса проф. Антонио Лломбарт-Бош сумел заручиться поддержкой испанских властей и с помощью оргкомитета превосходно справился с финансированием форума. Было множество гостей из Северной и Южной Америки. Некоторые из них, например именитый проф. Роберт Скалли (США), приняли активное участие в работе заседаний. Среди множества тем на этом форуме доминировали доклады по гинекологической и урологической патологии, а также сообщения и дискуссии о постдипломном усовершенствовании патологов. Был избран новый президент ЕОП проф. Кристоф Хедингер, специалист в области патологии мужской половой системы, эндокринной и нейроэндокринной системы. Конгресс запомнился участникам и по великолепной культурной (общественной) программе с посещениями древних городов Испании.

На одном из заседаний исполкома ЕОП, которые традиционно проводятся между конгрессами, К. Хедингер предложил ограничить число членов исполкома в 9—12 человек, а также утверждать кандидатуры президентов на последующие 3-летние сроки. Там же исполком утвердил в качестве очередного президента на предстоящий период 1981—1983 гг. кандидатуру проф. Душана Ферлуги (Любляна), работы которого по аутоиммунной и почечной патологии получили широкое распространение. Кроме того, усилиями двух активных членов Общества Яна Винсентса Йоханнесена (Осло) и Мануэля Собрино-Симойнша (Порту) был создан информационный бюллетень ЕОП «European Pathology». Это 10—12-страничное издание, выходящее 1 раз, затем 2 раза в год, стало информировать о работе исполкома ЕОП, важнейших научных форумах и саммитах, а также научных обществах, кафедрах и отделениях патологии в различных городах Европы.

8-й конгресс ЕОП состоялся в Хельсинки осенью 1981 г. Он прошел под руководством уходящего президента ЕОП Кристофа Хедингера и президента конгресса профессора Эркки Саксена, известного своими публикациями по онкоморфологии и эпидемиологии разных болезней. В научной части форума доминировали вопросы онкоморфологии. Состоялись содержательные доклады и дискуссии по вопросам диагностики рака щитовидной железы, молочной железы, желудка, а также меланобластомы. На секторальных заседаниях активно обсуждались задачи и значение тонкоигольной биопсии и иммуногистохимии в диагностике. Голландец Виктор Свэн, специалист в области экспериментальной онкоморфологии, работавший в США, затем бывший казначеем и активным членом исполкома ЕОП, доложил о возросшем количестве членов Общества, превысившем 600 человек, и хорошем уровне финансирования ЕОП. Культурная программа конгресса включала поездку в Лапландию, «озерный край», а также индивидуальные туры в Ленинград.

В этот период продолжились попытки со стороны ряда членов ЕОП (Незелоф, Свэн и др.) привлечь к работе Общества советских патологоанатомов. Эти попытки постоянно наталкивались на трудности в общении, имевшие не только политическую, но и лингвистическую основу. Тем не менее по предложению Я.В. Йоханнесена в состав Научного совета ЕОП был включен член-корреспондент АМН СССР В.В. Серов. Наряду с портретами других 25 членов совета его фотография появилась в выпуске бюллетеня «Европейская патология». Однако, как пишет Э. Уилсон, «в дальнейшем В.В. Серов не посетил ни одного заседания совета» [1, с. 81]. И вопрос об участии наших ведущих патоморфологов в работе различных структур ЕОП был на долгие годы отложен. Это понятно. Поездки, в частности командировки за границу, представляли собой в то время для наших ученых немалую проблему.

Примерно с 1981 г. заметно возросли роль и активность журнала «Pathology — Research and Practice». Количество членов редколлегии увеличилось до 20, и в это число стали входить не только президент ЕОП, начиная с Душана Ферлуги, но и все члены исполкома.

В этих изданиях, а также в докладах и дискуссиях на различных форумах в 80-е годы высказывалась тревога по поводу будущего специальности «патология». Бурное развитие хайтек-методов клеточной биологии, иммунологии и цитогенетики, возросшее значение клинической цитологии и тонкоигольной биопсии, снижение количества госпитальных аутопсий и растущая детализация частной патологии стали угрожать единству и идентичности всей специальности. Отмечалось незнание хайтек-методов у представителей традиционной госпитальной патологии и, наоборот, скудные представления об общей патологии у лиц, владеющих указанными методами. Для противодействия ущербной фрагментации специальности «патология» были предприняты энергичные меры в сфере медицинского образования и выделения внутри указанной дисциплины различных субспециальностей.

В области образования большую роль сыграл видный норвежский патолог проф. Олаф Хильмар Иверсен, человек сложной судьбы, прошедший застенки гестапо в годы оккупации Норвегии. Он не только успешно пропагандировал роль и значение патологии через разные издания и СМИ, но и создал Интегрированную аудиовизуальную образовательную систему по патологии (IPALS) — трехмодульный курс, включавший учебник, набор слайдов и блок аудиозаписей. IPALS получила широкое распространение на медицинских факультетах университетов многих стран. В дальнейшем она стала идеологической основой для компьютерных учебных программ Panoramic Viewer и др., возникших через много лет.

Что касается субспециальностей и дочерних структур, то постепенно и в разные годы внутри дисциплины «патология» были выделены такие разделы, как данные аутопсии, цитопатология, болезни пищеварительного тракта, эндокринная патология, поражения головы и шеи, инфекционные болезни, молекулярная патология, заболевания легких, болезни тимуса и средостения, опухоли молочной железы, дерматопатология, ультраструктурные изменения, гинекологические заболевания, история патологии, болезни почек и мочевых путей, патология мягких тканей и костей. Потом к этому добавили разделы информационных технологий в патологии, состояние патологии в развивающихся странах и др.

В разряд дочерних разделов патологии были перенесены гематопатология, кардиоваскулярная патология, болезни нервной системы, педиатрическая патология, заболевания глаз. Представители некоторых таких субспециальностей сформировали свои научные общества. Самыми известными из них стали: Общество педиатрической патологии (PPS) и возникшие позднее Международная ассоциация педиатрической патологии (IPPA), Международное общество гинекологической патологии (ISGP), а также Европейская ассоциация гематопатологов (EAHP). Все они и поныне проводят свои научные форумы вне рамок ЕОП, но вместе с тем тесно взаимодействуют с ЕОП и участвуют в его работе. Еще одним следствием этой тенденции явилось создание узкоспециальных рабочих групп ЕОП, получивших «тематические» названия (Патология молочной железы, Опухоли мягких тканей, Опухоли предстательной железы и т. д.) и ставших в дальнейшем истинными «мускулами» конгрессов.

Постепенно в самом ЕОП такие процессы стали воспринимать как закономерность, связанную с усложнением и детализацией патологии. В 80-е годы новый директор ашоффского центра во Фрайбурге им. Брайзгау проф. Ханс-Экарт Шефер, будущий почетный редактор журнала «Pathology — Research and Practice», касаясь этой темы, говорил мне: «То же самое мы видим у клиницистов. Современный кардиохирург не может полноценно заменить абдоминального хирурга, и наоборот. Но оба являются представителями специальности «хирургия». Так и у нас в патологии. Внутрипрофильная узкая специализация отражает прогресс медицины».

В 1983 г. в Гамбурге под руководством президента ЕОП проф. Душана Ферлуги и президента конгресса проф. Герхарда Зайферта, известного специалиста по патологии слюнных желез, эндокринной и костной патологии, прошел 9-й конгресс ЕОП. Он собрал 750 участников, из которых 100 делегатов прибыли из стран «Восточного блока». Среди приехавших американцев выделялись именитые профессора Виктор Гулд, создатель классификации нейроэндокринных опухолей, и Айдан Карней, описавший триаду Карнея (сложный синдром с полионкологическим поражением). В научной программе доминировали вопросы онкоморфологии и патологии лимфом. Кроме того, большой успех имели симпозиумы, организованные IPPA и ISGP в рамках конгресса.

Год спустя бюллетень «European Pathology» опубликовал обзор с основными характеристиками «удельного веса» патологии в странах континента. Из него следовало, что в Европе на 720 млн жителей и примерно на 2 млн врачей приходилось приблизительно 12 тыс. патологов. Наибольшее количество патоморфологов (около 5000) работали в СССР, наименьшее (63) — в Португалии. Приводились сведения о вакансиях, о численном соотношении патологов/клиницистов в разных государствах Европы, о различиях в до- и последипломной подготовке по специальности «патология». Были отражены качественные и количественные данные о соответствующих научных обществах в странах континента и о членстве в ЕОП. Выяснилось, что даже такие небольшие страны, как Ирландия (5 членов) или Болгария (8 членов), были все же представлены в ЕОП, в то время как «гигант» СССР в 1984 г. там вообще не числился.

После неудачной попытки греческих патологов, обусловленной путчем в 1967 г., принять конгресс ЕОП у себя Афины все же стали местом проведения такого форума в 1985 г. Торжественное открытие конгресса в живописном древнем городе Одеон Герода Аттика широко освещалось прессой и телевидением Греции. Тогдашний президент ЕОП проф. Ян Винсентс Йоханнесен и президент конгресса проф. Николаос Папахаралампус, известный организатор патолого-анатомической службы в Греции, совместно с оргкомитетом успешно провели форум. Последний из-за ряда оригинальных организационных решений и с легкой руки Йоханнесена вспоминался позднее как «конгресс улыбок». Этот форум, заседания которого проходили в отеле «Хилтон», собрал 1000 участников. 60 делегатов из стран «Восточного блока» получили возможность бесплатного участия. В научной тематике конгресса преобладали вопросы инфекционной патологии, в частности связанные с быстро распространяющимся СПИДом.

В 1986 г. президентом ЕОП был избран проф. Герхард Зайферт, представитель поколения патологов, которое прошло Вторую мировую войну. В конце войны он попал в плен к англичанам и в течение 2 лет работал врачом в разных концлагерях. После освобождения он закончил медицинское образование в родном Лейпциге и стал патологом. В 1959 г. Г. Зайферт получил разрешение властей ГДР посетить форум патологов в Вене, однако его жене запретили поехать вместе с ним. Этот эпизод ускорил их решение эмигрировать в ФРГ, и они вскоре оказались вначале в Мюнстере, потом в Гамбурге. С течением времени Г. Зайферт возглавил кафедру в Гамбурге и стал известным специалистом в области патологии полости рта, слюнных желез, эндокринной и костной систем.

Весной 1987 г. после продолжительной переписки и возникшей инициативы проф. Ханса-Экарта Шефера мне был выдан грант, и я смог посетить Университет им. Альберта-Людвига во Фрайбурге им. Брайзгау и прочитать лекции для студентов и врачей в знаменитом ашоффском центре (рис. 1).

Рис. 1. Х-Э. Шефер и Н.М. Ани́чков возле Института патологии им. Л. Ашоффа. Фрайбург (1987 г.).
В то время подобные командировки были уникальной редкостью среди советских патоморфологов. Соответствующий отчет об этой 16-дневной поездке с посещением городов Баварии и Страсбурга был опубликован в журнале «Архив патологии» [2].

Осенью того же года состоялся Пражский конгресс. Это было время начинающегося второго этапа перестройки, поездки за границу советским ученым за государственный счет были по-прежнему малодоступны. Московские коллеги оформили через президиум АМН СССР ходатайство в Минздрав о направлении на конгресс ЕОП делегации из четырех советских патоморфологов. После этого в Прагу за счет Минздрава отправились профессора Ю.Н. Соловьев, В.П. Туманов (Москва), А.В. Цинзерлинг и Н.М. Ани́чков (Ленинград). Научная тематика пражского форума, принявшего 1085 делегатов, отличалась большим разнообразием и включала множество тем по онкоморфологии, сердечно-сосудистой патологии и др. [3]. Там же впервые зашла речь о гармонизации системы образования в патологии. Автор этих строк познакомился с некоторыми именитыми европейскими патологами. В частности, проф. Йозеф Стейскал, председатель оргкомитета пражского форума, выражая коллективное мнение членов исполкома ЕОП, наслышанных о моем вояже во Фрайбург, предложил мне баллотироваться в состав этого органа управления на следующем конгрессе.

Наступил 1989 г. В нашей стране состоялся 8-й Всесоюзный съезд патологоанатомов. Вспоминаю о нем по двум причинам. Во-первых, это был последний форум такого уровня перед распадом СССР. 450 делегатов со всей страны, включая нескольких иностранных гостей, собрались в Тбилиси. Среди множества научных и научно-практических тем, фигурировавших там, особое внимание привлекла к себе старая тема о теоретических основах и принципах построения диагноза. Сообщения и дискуссии на эту тему способствовали усовершенствованию учения о диагнозе — гордости нашей патологической анатомии. Во-вторых, отчет о тбилисском форуме мы с проф. В.П. Тумановым поместили в «Pathology — Research and Practice», и позднее я увидел большой интерес к этому событию со стороны иностранных коллег.

В это время произошли изменения в руководстве ЕОП. Новым президентом стал проф. А. Лломбарт-Бош, а казначеем — голландец проф. Урбенван Хелст (Неймеген), известный онкоморфолог и общий патолог. Ван Хелст работал казначеем ЕОП много лет. В тесном сотрудничестве со своей женой Кристиной они не только обеспечивали на должном уровне финансовую сторону деятельности ЕОП, но и активно рекрутировали новых членов Общества. В этот же период продолжал свою плодотворную деятельность в ЕОП проф. Мануэль Собрино-Симойнш (Порту), многолетний ученый секретарь Общества, ставший позднее президентом ЕОП. Именно он и Лломбарт-Бош сыграли ведущую роль в организации очередного европейского форума по патологии.

В 1989 г. в Порту состоялся 12-й конгресс ЕОП, собравший 1307 делегатов и получивший шутливое прозвище «конгресс пяти П»: Португалия, Порту, Портвейн, удовольствие (Pleasure) и, наконец, патология. Заседания проходили в двух центральных отелях города. Помимо лекций и пленарных сессий, на которых, как обычно, обсуждали темы по онкоморфологии, сердечно-сосудистой и инфекционной патологии [4], особого внимания удостоились семинары IPPA, ISGP и EAHP, а также два симпозиума «Ошибки и ловушки в диагностической патологии» и «Количественная патоморфология». На конгрессе я представил материал о нейроэндокринных клетках лактотелия в норме и при опухолевом росте. Этот материал вызвал большой интерес особенно у американских гостей конгресса. Состоялось заседание исполкома, на котором новым президентом ЕОП был выбран Колин Бэрри, глава кафедры патологии в Лондонском университете, известный специалист в области педиатрической, а также токсикологической патологии. На том же заседании советником исполкома (advisor) избрали автора этих строк.

К. Бэрри стал развивать идеи гармонизации и стандартизации знаний по патологии в Европе. Он возглавил секцию патологии в Европейском союзе специалистов-медиков (UEMS). Эта секция установила, что постдипломное усовершенствование по патологии должно повсеместно продолжаться 5 лет, после которых желателен Европейский экзамен. Такой модус особенно важен для стран, где специалистов-патоморфологов мало. Бэрри и Лломбарт-Бош разработали даже проект Европейского сертификата по патологии. Мне довелось участвовать в обсуждении идеи гармонизации на заседаниях Исполкома ЕОП в Лондоне (1990) и Париже (1994), и я следил за их воплощением в жизнь.

Вскоре стало понятно, что указанные усилия по гармонизации и стандартизации знаний по патологии не пропали даром и привели к возникновению ряда организаций. Например, появился Европейский совет по патологии (European Board of Pathology — UEMS), который существует и поныне. Его экзаменационный комитет проводит многопрофильный (MCQ) экзамен, состоящий из 3 этапов: теоретического (120—130 MCQ-вопросов по общей и частной патологии), практической оценки 50—60 изображений макроскопической патологии, цитологии и хайтек-реакций (молекулярной патологии, иммуногистохимии и др.), патогистологической диагностики (не менее 40 препаратов). Отбор испытуемых в возрасте до 50 лет проводит экзаменационный комитет. Лица, выдержавшие испытания, получают сертификат Европейского совета по патологии. Для постдипломного усовершенствования молодых врачей и облегчения подготовки к MCQ-экзамену в рамках ЕОП создали две структуры: EuroCellPath и European School of Pathology (EScoP). В последней из них мои сотрудницы И.А. Данилова и Е.В. Горшкова прошли цикл обучения в Турине в 1995 г.

13-й конгресс ЕОП должен был состояться в Любляне в 1991 г. Избранный президент конгресса проф. Душан Ферлуга и его оргкомитет провели гигантскую подготовительную работу. Однако из-за политических событий в распадающейся Югославии и отделяющейся от нее Словении, в которой ситуация была неспокойная, этот форум в последний момент отменили. Поэтому следующий, уже 14-й, конгресс под руководством президента ЕОП проф. Хайнриха Хольцнера и председателя оргкомитета проф. Грегора Микуца провели в Инсбруке в 1993 г. Он собрал 935 делегатов и, помимо разнообразной научной программы [5], запомнился двумя событиями: совместным заседанием ЕОП и Международной академии патологии (МАП), на котором было много коллег из США, а также обсуждением межгосударственной программы «Темпус» применительно к помощи патологам развивающихся стран.

«Темпус» (Trans-European Mobility Program for University Studies) — программа транс-европейской мобильности студентов и сотрудников университетов. Она существует и поныне и способствует развитию сотрудничества между вузами в государствах—членах Евросоюза и так называемых странах-партнерах. В качестве последних выступают страны Восточной Европы, Средней Азии и Средиземноморья. К участию в программе допускаются консорциумы, в которые вошли вузы-партнеры, способные получать финансовую помощь для реализации сотрудничества. В рамках «Темпуса» также предоставляются гранты физическим лицам, работающим в вузах, для того чтобы они могли работать по реализации конкретных программ в разных странах.

Там же был избран новый президент ЕОП проф. Гвидо Коджи (Милан), признанный специалист в области биологии цитоскелета и маркеров опухолевого роста. На конгрессе назвали имя и вручили приз победителю конкурса диагностов-патологов, который проводился по переписке. Мне удалось выиграть этот конкурс. Поскольку истекал второй и последний (по уставу) срок работы в исполкоме ЕОП, члены комитета просили меня выдвинуть кого-либо из российских патологов на «мое место». Не колеблясь, я сразу назвал имя члена-корреспондента РАМН (позднее акад. РАМН и РАН) проф. М.А. Пальцева. Основания для этого были более чем убедительные. Михаил Александрович, ведущий ученый-патоморфолог, ректор крупнейшего в России медицинского вуза, обладал большими организационными преимуществами, дающими возможность не только продвигать программу «Темпус», но даже принять конгресс ЕОП в России, к чему стремились многие члены Общества. Кроме того, он хорошо владел английским языком. Заручившись согласием М.А. Пальцева, исполком принял его своим советником (рис. 2).

Рис. 2. Фотография из книги Э. Уилсона [1, с. 134]: М.А. Пальцев и Н.М. Аничков на конгрессе Международной академии патологии. Гонконг (1994 г.) (разрешение от Э. Уилсона на публикацию фотографии получено).

В рамках «Темпуса» были выделены 2 координационных центра в Москве (М.А. Пальцев) и Петербурге (Н.М. Ани́чков). Общей целью проекта являлись поставки через названные центры оборудования, реактивов, учебных и научных материалов, а также стажировки молодых патологов за рубежом. Финансирование предполагалось осуществлять из бюджетов не только ЕОП, МАП, но и крупных фирм (ДАКО, «Сигма», «Лейка» и др.). К сожалению, в силу разных причин в дальнейшем финансирование проекта «Темпус» для названных «центров» резко сократилось. Прислали только некоторые учебные материалы, несколько микроскопов и журналы по патологии. Кроме того, было выделено по одному гранту для вышеупомянутой стажировки за границей по линии EScoP. Что касается организации конгресса ЕОП в России, то она нам так и не удалась.

В 1995 г. в Копенгагене под общим шефством проф. Гвидо Коджи и «местным» руководством двух известных датских патологов президента конгресса проф. Стина Олсена и председателя оргкомитета проф. Клауса Хоу-Йенсена состоялся 15-й конгресс ЕОП. Как и прежде, его научная программа изобиловала интересными лекциями и докладами. Рекордным для тех лет было участие в таком форуме наших патоморфологов: по 5 человек из Москвы и Петербурга, 3 — из других городов. Традиционно тезисы конгресса были опубликованы в «Pathology — Research and Practice» [6]. Состоялось заседание исполкома. На нем был избран новый президент ЕОП проф. Рудольф Хайманн (Брюссель), имеющий множество клинико-морфологических и экспериментальных работ по онкологии, а М.А. Пальцева переизбрали советником исполкома еще на один срок, до 1997 г.

В 1998 г. в силу разных причин прекратились выпуски «Pathology — Research and Practice». И тогда благодаря согласию главного редактора Колина Бэрри, а также Винченцо Эусеби и других членов редколлегии журнала «Virchows Archiv» это знаменитое периодическое издание взяло на себя функции главного научного «рупора» ЕОП и стало выходить с первоначальной субтитульной подписью «Официальный журнал Европейского общества патологов», а позднее «Европейский журнал патологии».

В 1997 г. очередной конгресс ЕОП в Маастрихте не был многочисленным: приехало чуть больше 700 делегатов. Председателем оргкомитета этого форума стал проф. Ян ванн ден Твил (Утрехт), работы которого по цитопатологии и истории патологии были знакомы многим коллегам. Тезисы докладов форума в Маастрихте были опубликованы в одном из последних выпусков «Pathology — Research and Practice» [7]. Как всегда на конгрессах ЕОП после разнообразной и «многотематичной» научной программы прозвучал отчетный доклад секретаря Общества проф. М. Собрино-Симойнша о составе, финансовом положении, достижениях и проблемах ЕОП. Советниками нового исполкома впервые были избраны 2 женщины, в то время еще малоизвестные патологи Миа Марешаль (Брюссель) и Стефания Уччини (Рим). Новым президентом ЕОП стал проф. Гюнтер Клеппель (Киль), именитый патолог, работавший в Гамбурге и Брюсселе, видный специалист в области патологии эндокринных желез.

Заканчивая обзор, хочу упомянуть о последнем в ХХ веке 17-м конгрессе ЕОП, который собрался в Барселоне в сентябре 1999 г. и оказался рекордным по числу участников: 1654 делегата плюс 154 сопровождающих лица. Приехало много молодых патологов, которые имели существенную скидку в оплате своего участия в конгрессе. Впервые на этом форуме экспонировали свою продукцию самое большое количество фирм, снабжающих аппаратурой, оборудованием и реактивами всевозможные лаборатории, кафедры и центры патологии. Тезисы докладов барселонского форума опубликованы в журнале «Virchows Archiv» [8], а впечатлениями о нем поделились также Ю.Л. Перов и Г.А. Франк [9]. Новым президентом ЕОП был избран неоднократно упоминавшийся выше проф. Мануэль Собрино-Симойнш (Порту).

В заключение хотел бы высказать две мысли. Во-первых, выразить благодарность многим коллегам из ЕОП, профессорам, с которыми у меня в 80—90-е годы сложились дружеские отношения. Во-вторых, начиная с 1997 г., в исполкоме ЕОП нет представителя России. Этот печальный факт очень диссонирует с тем, что в нашей стране по-прежнему трудятся чуть ли не больше патоморфологов, чем во всех странах ЕС вместе взятых. Некоторые патологоанатомы из России регулярно посещают конгрессы, делают презентации, но дальше поверхностных контактов с членами ЕОП дело не идет. Поэтому я хочу закончить эту статью пожеланием к молодым коллегам: совершенствуйте свой разговорный английский язык, публикуйтесь за границей, заводите знакомства с руководителями ЕОП. Такие связи способствуют обмену опытом, получению ценной информации, изданий, оборудования, различных грантов и, в конечном счете, содействуют дальнейшему развитию патологической анатомии в нашей стране.

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Сведения об авторах

Ани́чков Н.М. — e-mail: anichkov@bk.ru

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail