Владимир Львович Ваневский (1920-2005). К 100-летию со дня рождения

Журнал: Анестезиология и реаниматология. 2020;(1): 70-71

Просмотров : 87

Загрузок : 6

Как цитировать

Владимир Львович Ваневский (1920-2005). К 100-летию со дня рождения. Анестезиология и реаниматология. 2020;(1):70-71. https://doi.org/10.17116/anaesthesiology202001170

23 января 2020 г. исполняется 100 лет со дня рождения одного из основателей отечественной анестезиологии и реаниматологии проф. Владимира Львовича Ваневского. Жизнь проф. Ваневского, вместившая почти все возможные трудности, беды и свершения, которые выпали на долю его поколения, может служить примером честного служения своему человеческому и врачебному долгу в любых обстоятельствах.

Родившись в Ростовской области в самом конце Гражданской войны, Владимир Львович рано потерял мать и рос в Воронеже в новой семье отца — Льва Михайловича Ваневского, почетного гражданина города Ломжа, выпускника экономического факультета Венского университета, зубного техника по второй и основной профессии.

Окончив десятилетку в 1937 г., он поступил в Воронежский медицинский институт, история создания которого связана с эвакуацией сюда в Первую мировую войну медицинского факультета Юрьевского (знаменитого Дерптского, ныне — Тартуского) университета. Отсюда после окончания ускоренным выпуском четвертого курса Владимир Львович попадает прямо в тяжелые бои осени 1941-го на Ленинградском фронте.

В октябре 1941 г. в районе Демянска младший врач 898-го стрелкового полка 245-й стрелковой дивизии 34-й армии Ваневский, защищая своих раненых, сам получил ранения в грудь и плечо и был подобран немцами. Почти два года провел он в лагерях военнопленных на территории нынешней Новгородской области — лечился, сам лечил наших раненых и даже местное население. И отсюда же в июле 1943 г. бежал в 5-ю партизанскую бригаду Ленфронта. В должности врача этой бригады, потом — Отдельного отряда особого назначения Наркомата обороны СССР и 109-й Краснознаменной Ленинградской дивизии доктор Ваневский освобождал Новгородскую и Ленинградскую область, а затем и Эстонию.

В марте 1947 г. Владимир Львович поступает в клиническую ординатуру первой кафедры хирургии Ленинградского ГИДУВа им. Кирова, которой в те годы заведовал один из создателей отечественной онкологии академик Николай Николаевич Петров. Именно с его благословения ординатор, а затем ассистент Ваневский начал осваивать обезболивание при крупных операциях, перевел с немецкого «Маленькую книжку о наркозе» Фрица Гессе и шаг за шагом втянулся в новую специальность — анестезиологию. Поэтому, когда в конце 1956 г. вышел Приказ Минздрава СССР об организации в четырех ГИДУВах кафедр анестезиологии, именно Ваневскому поручили провести первый врачебный цикл, одним из слушателей которого стал молодой хирург из Петрозаводска Анатолий Петрович Зильбер.

А дальше было громадное поле работы. Служба анестезиологии, а затем анестезиологии-реанимации быстрыми темпами создавалась в городе и в стране, ей требовались кадры и оборудование, штаты и документация, книги и… профессиональная идеология в конце концов. Всем этим и занималось то удивительное сообщество создателей специальности, основателей первых кафедр и авторов первых учебников — выходцев из хирургии, — которое сегодня принято считать отцами-основателями, корифеями первого поколения. Среди этих имен почетное место занимает проф. В.Л. Ваневский.

Пятидесятые и шестидесятые были временем подлинного взлета нашей страны, которая может и должна гордиться совсем не только Победой, Гагариным и правильной ориентацией. Каждый год приносил не просто новости — подлинные прорывы: первый спутник и первый атомный ледокол, непрерывная разливка стали и вечера поэзии в Политехническом, конкурс Чайковского и Братская ГЭС, «Атлас обратной стороны Луны» и первый в мире сосудосшивающий аппарат — и на этом фоне первые шаги анестезиологии и ее терапевтической сестры реаниматологии, рождение которой в конце 1961 г. провозгласил на конгрессе в Будапеште Владимир Александрович Неговский.

В такую эпоху бурное развитие новой специальности не было чем-то удивительным: романтическое время первых шагов быстро сменилось широким фронтом работ по новым препаратам, аппаратуре, методикам… Доцентский курс, а потом — с сентября 1966 г. — и кафедра Ваневского изучали внутривенный наркоз и миорелаксанты, искусственную вентиляцию легких и гипербарическую оксигенацию, миастению и эндогенную интоксикацию, пестовали практическую службу анестезиологии-реаниматологии в Ленинграде и области.

Созданный инженерами завода «Красногвардеец» вместе с профессором Ваневским дыхательный аппарат на элементах пневмологики «Лада» был запатентован, кроме СССР, еще во Франции и Швеции. И только подготовка клинических ординаторов кафедры оставалась тогда не поточной, а строго индивидуальной — ведь чаще всего в ординатуру приходили хотя и начинающие, но уже поработавшие анестезиологи.

Ваневский — многолетний главный анестезиолог-реаниматолог города — буквально знал в лицо и по именам всех «своих» врачей. С одной стороны, немудрено: все эти люди проходили перед его глазами, росли по мере того, как росла под его неусыпным оком городская служба… И в то же время не было у него более личного, более близкого дела, чем эта работа во всей ее неохватной полноте.

Образ Владимира Львовича, каким он остался в нашей памяти, почти весь соткан из неожиданных сочетаний. Строгий и до педантизма требовательный к себе и другим, он не был легким в общении, но при этом имел великое множество благодарных учеников и в профессорском триединстве был, наверное, прежде всего Учителем, а уже затем незаурядным врачом и ученым. Любой из соприкоснувшихся с ним, хотя бы и очень кратко, коллег с гордостью считал себя учеником Ваневского. Со вкусом рассказывая массу советских политических анекдотов, несомненно, он был коммунистом в самом первичном значении этого слова: всегда ставил общественное благо много выше личного.

Для советского человека профессор Ваневский необычно часто бывал за рубежом, но, к неудовольствию семьи, всегда привозил не одежду и бытовую технику, а расходник для анестезии и всяческие незнакомые в Союзе препараты, приборы и приспособления. Имея идеально правильную русскую речь, написал совсем немного книг, и не потому, что был ленив, а оттого, кто к каждой написанной строчке относился предельно тщательно, бесконечно правя и уточняя даже рукописные конспекты собственных лекций.

Как большинство фронтовиков, четко делил людей на друзей и врагов, со школы и на всю жизнь оставшись знатоком и любителем немецкого, а на английском читал по необходимости, ведь без него анестезиологу никуда… Фото в хирургическом халате без колпака, сделанное в Братиславе в середине восьмидесятых, пожалуй, лучше всего отражает личность Владимира Львовича. Как человек сильных и неоднозначных эмоций, он все-таки был очень органичен в своем непростом времени.

До последних дней своей чрезвычайно активной жизни почетный доктор Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования Владимир Львович Ваневский читал лекции и делал доклады, рецензировал статьи и диссертации, предлагал темы новых работ и председательствовал на заседаниях. Такому творческому долголетию во многом обязано своим развитием главное детище всей его жизни — кафедра анестезиологии и реаниматологии им. В.Л. Ваневского Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова, в которую он вложил столько души, времени и старания.

К. Лебедински

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail