Кадашева А.Б.

ФГБУ "НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко" РАМН, Москва

Козлов А.В.

Краевая клиническая больница, Барнаул

Шифрин М.А.

ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии им. акад. Н. Н. Бурденко» Минздрава России, 125047, Москва, Россия

Рыжова М.В.

ФГБУ "НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко" РАМН, Москва

Черекаев В.А.

НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко РАМН, Москва

Якимчук В.Н.

ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко» Минздрава России, Москва, Россия

Назаров В.В.

ФГБУ "НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко" РАМН, Москва; Отделение нейрохирургии Нижегородского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии

Исаков Н.Н.

ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко» Минздрава России, Москва, Россия

Юлчиев У.А.

ФГАУ «НМИЦ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко» Минздрава России, Москва, Россия

Ефремов К.В.

ФГАУ «Национальный медицинский исследовательский центр нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко» Минздрава России, Москва, Россия

Радиоиндуцированные менингиомы: анализ 33 наблюдений

Журнал: Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2020;84(3): 53-60

Просмотров : 380

Загрузок : 10

Как цитировать

Кадашева А. Б., Козлов А. В., Шифрин М. А., Рыжова М. В., Черекаев В. А., Якимчук В. Н., Назаров В. В., Исаков Н. Н., Юлчиев У. А., Ефремов К. В. Радиоиндуцированные менингиомы: анализ 33 наблюдений. Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2020;84(3):53-60.
Kadasheva A B, Kozlov A V, Shifrin M A, Ryzhova M V, Cherekaev V A, Yakimchuk V N, Nazarov V V, Isakov N N, Yulchiev U A, Efremov K V. Radiation-induced meningiomas: analysis of 33 cases. Zhurnal Voprosy Neirokhirurgii Imeni N.N. Burdenko. 2020;84(3):53-60.
https://doi.org/10.17116/neiro20208403153

Авторы:

Кадашева А.Б.

ФГБУ "НИИ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко" РАМН, Москва

Все авторы (10)

Список сокращений

Гр — Грей

Зв — Зиверт

КТ — компьютерная томография

МРТ — магнитно-резонансная томография

РОД — разовая очаговая доза

СОД — суммарная очаговая доза

ЦНС — центральная нервная система

Связь развития некоторых опухолей с рентгеновским и радиоактивным излучением замечена еще в середине прошлого столетия. Основные критерии радиоиндуцированных опухолей сформулированы W. Cahan и соавт. в 1948 г. [1].

Радиоиндуцированная менингиома впервые описана в 1953 г. нейрохирургом I. Mann и соавт. [2]. Сегодня рентгеновское и радиоактивное облучение считается установленным фактором патогенеза развивающихся после него менингиом [3, 4].

В последние годы замечены различия в биологическом поведении менингиом в зависимости от вида и дозы облучения [5]. Нам представилось целесо- образным в крупнейшем в мире материале, собранном в НМИЦ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко, выявить случаи радиоиндуцированных менингиом и оценить влияние вида и дозы облучения на клиническое течение заболевания.

Цель исследования — оценить влияние вида и дозы облучения на развитие радиоиндуцированных менингиом и клиническое течение заболевания.

Материал и методы

Одноцентровое нерандомизированное ретроспективное когортное исследование проведено методом тотальной выборки наблюдений из существующей компьютерной базы данных («Электронной истории болезни») по ключевым словам: менингиома, радио-, рентген, трихофития, микроспория, стригущий лишай, лучевая, облучение.

Критерии включения в исследование следующие:

— Верификация гистологического диагноза менингиома консенсусом не менее двух квалифицированных патологоанатомов в лаборатории патоморфологии ФГАУ «НМИЦ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко» с пересмотром гистологических препаратов и формулировкой диагноза в соответствии с гистологической классификацией ВОЗ 2016 [6].

— Факт рентгеновского или радиоактивного облучения головы до появления первых признаков заболевания, установленный на основании слов пациента (33 случая) и в 6 из 7 случаев лучевой терапии и подтвержденный медицинскими документами.

— Выполнение нейрохирургического вмешательства (первичного или повторного) в НМИЦ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко в период с 01.01.00 по 31.12.14.

— Возможность проследить катамнез на протяжении не менее 5 лет после первой операции по поводу верифицированной внутричерепной менингиомы.

За период с 2000 по 2014 г. включительно в НМИЦ нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко прооперированы 8848 пациентов с внутричерепными менингиомами, из них 74,3% составили женщины. При анализе этого материала в соответствии с критериями включения выявлены 33 наблюдения пациентов, в том числе 13 (38%) мужчин и 20 (62%) женщин, с радиоиндуцированными менингиомами. Возраст пациентов составил от 16 до 76 лет (медиана 56 лет). Катамнез прослежен на протяжении 5—22 лет (медиана 12 лет) после верификации гистологического диагноза менингиомы. Факт облучения в анамнезе во всех случаях подтвержден пациентом в личной беседе хотя бы с одним из авторов этой статьи. Из 33 пациентов 5 оперированы первично в период 1979—1995 гг. в НМИЦ нейрохирургии (3) или в других лечебных учреждениях (2) и поступили к нам с рецидивами радиоиндуцированных менингиом. Во всех случаях гистологические препараты были доступны и пересмотрены.

Возникновению менингиом в 26 (79%) наблюдениях предшествовало рентгеновское облучение волосистой части головы по поводу стригущего лишая (микроспории или трихофитии) — группа А, в 7 (21%) — лучевая терапия по поводу других опухолей головы (ретинобластомы, глиомы хиазмы, аденомы гипофиза, базалиомы) — группа В.

Медицинские документы, описывающие процедуру рентгенэпиляции у наших пациентов, не сохранились ни в одном случае. Как известно из истории медицины, для рентгенэпиляции использовалось облучение головы фотонами рентгеновского диапазона. В Большой Медицинской Энциклопедии того времени приведены дозы от 375 до 600 Рентген (что соответствует 3,75—6 Гр) [7], близкие данные приводят Г.А. Габибов и соавт. в публикации 1983 г. — от 500 до 800 рад (5—8 Гр) на кожу головы [8].

Во всех 7 случаях дистанционной лучевой терапии в анамнезе применяли фракционированное облучение в разовой очаговой дозе (РОД) от 1 до 2 Гр до суммарной очаговой дозы (СОД) от 31 до 60 Гр.

Суждение о радикальности операции основывалось на протоколах хирургического вмешательства и данных компьютерной томографии (КТ) или магнитно-резонансной томографии (МРТ) головного мозга с контрастным усилением, проведенных в раннем послеоперационном периоде или через 3 мес после операции. Традиционно степень радикальности хирургического вмешательства для менингиом оценивается по классификации D. Simpson (1957): тип I — макроскопически полное удаление опухоли с иссечением твердой мозговой оболочки (матрикса) и измененной кости (гиперостоза); тип II — полное удаление опухоли с коагуляцией матрикса; тип III — полное удаление опухоли без резекции или коагуляции матрикса или экстрадурального компонента менингиомы (например, в верхнем сагиттальном синусе или без резекции гиперостоза); тип IV — парциальное удаление опухоли; тип V — биопсия или просто декомпрессивная трепанация черепа [9]. Такие данные оказались доступными в 12 наблюдениях. В остальных случаях радикальным мы считали вмешательство, когда при КТ и/или МРТ с контрастным усилением не определялись явные остатки опухоли. При удалении более 80% опухоли (по мнению хирурга и рентгенологов, оценивающих послеоперационные снимки) удаление считалось субтотальным, менее 80% — частичным (или парциальным). Таким образом, наши наблюдения мы разделили на 3 категории по степени радикальности, при этом тип I и II по Simpson расценивали как радикальное удаление, тип III — как субтотальное, тип IV — как частичное удаление опухоли.

Результаты сравнивали методами математической статистики с использованием критериев Манна—Уитни и точного метода Фишера.

Результаты

Группа А. В наших 26 наблюдениях рентгенэпиляция головы проводилась в период с 1936 по 1962 г., возраст пациентов на момент облучения составлял от 4 до 12 лет (медиана 5 лет). Соотношение детей по полу было примерно равным: 12 (46%) мальчиков и 14 (54%) девочек. Латентный период (срок между рентгенэпиляцией и операцией по поводу менингиомы) в этой группе варьировал от 29 до 71 года (медиана 52 года). Возраст пациентов на момент первой операции по поводу менингиомы составлял от 35 до 76 лет (медиана 57 лет). Первично-множественные менингиомы отмечены в 11 (42%) наблюдениях.

Локализация опухолей соответствовала зоне рентгенэпиляции, опухоли локализовались во внутричерепном пространстве и чаще всего были парасагиттальными и/или конвекситальными — 20 (77%) наблюдений, в 5 (19%) случаях поражали наружные отделы крыльев основной кости, в 1 (4%) случае менингиома локализовалась в хиазмально-селлярной области.

Гистологический анализ материала после первой операции по поводу менингиомы показал, что большинство опухолей (19 наблюдений, 73%), возникших после рентгенэпиляции, были доброкачественными (Grade I, коды ICD-O 9530/0, 9531/0, 9532/0, 9533/0). Атипические (Grade II, код ICD-О 9539/1) и анапластические (Grade III, код ICD-O 9530/3) встретились в 6 (23%) и 1 (4%) наблюдениях соответственно.

Повторные операции по поводу рецидива или продолженного роста радиоиндуцированной менингиомы за период с 2000 по 2014 г. выполнены 15 (58%) пациентам. При этом в 12 наблюдениях гистологическая характеристика опухоли не изменилась, в одном наблюдении атипическая менингиома стала анапластической, в двух — менингиома Grade I трансформировалась в Grade II. В итоге доля атипических (Grade II) менингиом в группе А составила 27%, анапластических (Grade III) — 8%.

Прогрессия опухоли (рецидив или продолженный рост) менингиом Grade I отмечен в 10 (53%) из 19 случаев. В случае атипических менингиом Grade II прогрессия опухоли отмечена в 4 (67%) из 6 наблюдений. В одном наблюдении анапластической менингиомы Grade III из этой группы мы отметили неоднократные повторные операции по поводу продолженного роста.

Мы оценили влияние радикальности первого хирургического вмешательства на прогрессию опухоли, учитывая степень злокачественности радиоиндуцированной менингиомы. В этой группе в 4 наблюдениях данные о радикальности получить не удалось, радикальные вмешательства проведены в 5 случаях, субтотальное удаление опухоли — в 17. Рецидивов после радикального удаления менингиом Grade I (3 наблюдения) в течение 5-летнего периода не было. Из 2 случаев атипических менингиом Grade II после радикального вмешательства отмечен 1 рецидив. Таким образом, после радикального удаления доброкачественных менинигиом (Grade I и Grade II) рецидивы возникли в 1 (20%) из 5 наблюдений. После субтотального удаления продолженный рост радиоиндуцированной менингиомы Grade I выявлен в 6 (50%) из 12 наблюдений. Атипичные менингиомы Grade II прогрессировали еще чаще — в 3 (75%) из 4 наблюдений. Следовательно, в целом продолженный рост доброкачественных менингиом (Grade I и Grade II) после субтотального удаления отмечен в 56% наблюдений.

Группа В. Включены 7 наблюдений пациентов с менингиомами, возникновению которых предшествовала лучевая терапия по поводу других опухолей — глиомы хиазмы, аденомы гипофиза, ретинобластомы, базалиомы, СОД от 31 до 60 Гр, проведенная в период с 1958 по 2004 г. Распределение по полу: 6 (86%) женщин, 1 (14%) мужчина.

Возраст пациентов на момент облучения составил от 11 мес до 56 лет. Три пациента с ретинобластомами облучены в возрасте до 3 лет, одна больная с глиомой хиазмы облучена в 9-летнем возрасте, остальные — в возрасте 29—56 лет. Медиана возраста на момент облучения составила 9 лет. Возраст больных на момент первой операции по поводу менингиомы варьировал от 16 лет до 61 года. Латентный период составил от 5 до 22 лет (медиана 22 года). Локализация менингиомы во всех наблюдениях соответствовала зоне предшествовавшего облучения, все опухоли были солитарными. В 4 (57%) случаях менингиомы были доброкачественными (Grade I) и в 3 (43%) — атипическими (Grade II).

После радикального удаления доброкачественных менингиом (Grade I и Grade II) за время наблюдения прогрессии опухоли не отмечено. Нарастание степени злокачественности после первой операции отмечено у 1 (14%) пациентки, эта менингиома трансформировалась из доброкачественной в анапластическую после субтотального удаления. Таким образом, в 1 из 2 наблюдений после субтотального удаления менингиомы Grade I верифицирован продолженный рост, а в целом прогрессия опухоли в группе В отмечена в 14% (1 из 7 наблюдений).

Характеристика групп представлена в таблице.

Основная характеристика пациентов с радиоиндуцированными менингиомами после различных видов облучения


Единственной особенностью гистологического строения радиоиндуцированных менингиом явилась повышенная клеточность — наличие участков плотного расположения клеток (рисунок), выявленная в 7 из 33 случаев, в том числе в группе А — в 4 из 26, в группе В — в 3 из 7, статистическая значимость различий между группами по точному методу Фишера отсутствует (р>0,05).

Варианты гистологического строения спонтанной и радиоиндуцированной менингиом.
а — спонтанная менингиома; б — радиоиндуцированная менингиома с участками плотного расположения клеток. Окраска гематоксилином и эозином, ув. 100.


Обсуждение

Большинство включенных в представленное исследование пациентов соответствовало модифицированным критериям W.G. Cahan для радиоиндуцированных опухолей:

— локализация опухоли соответствует полю облучения;

— существует латентный период между облучением и развитием новой опухоли, особенно если он превышает 4 года;

— диагноз обеих опухолей верифицирован биопсией, и радиоиндуцированная опухоль гистологически отличается от первичной;

— ткань, из которой возникла вторичная опухоль, не должна иметь генетических или метаболических аномалий на момент облучения [10].

Понятно, что последний критерий не позволяет однозначно считать радиоиндуцированными опухоли, возникшие в зоне облучения у пациентов с наследственным заболеванием, предрасполагающим к возникновению первичного и вторичного новообразований. В наше исследование включены трое больных ретинобластомой. Примерно в половине случаев ретинобластома является наследственным заболеванием, обусловленным повреждением гена RB1, однако среди встречающихся в рамках этого генетического заболевания опухолей нет менингиом, упоминаются лишь примитивная нейроэктодермальная опухоль, остеосаркома, саркома мягких тканей, меланома и эпителиальные формы рака [11]. Следует отметить, что в литературе нередки описания радиоиндуцированных менингиом после облучения ретинобластом [12—14].

Большую группу радиоиндуцированных менингиом в наших наблюдениях составили опухоли, возникшие после рентгенэпиляции по поводу стригущего лишая (микроспории или трихофитии). Известно, что рентгенотерапия для лечения стригущего лишая была предложена R. Kienbock и H. Adamson в 1907—1909 гг. [15] и считалась безопасной для мозга.

Целью рентгенэпиляции было временное выпадение волос вместе с возбудителем стригущего лишая. При правильно подобранной дозе волосы выпадали через 2—3 нед без эритемы, появление последней указывало на передозировку и вероятность стойкой эпиляции. Такая доза считалась безопасной для головы, поскольку деление нейронов отрицалось, а возможность мутагенного или эпигенетического воздействия на другие клетки учеными того времени не учитывалась. Облучение проводили с 4 полей (лобного, двух теменно-височных и затылочного) с перекрытием, обычно за один сеанс. В СССР РОД равнялась СОД и в верхних слоях кожи составляла от 5 до 8 Гр. В связи с высоким градиентом поглощения рентгеновских фотонов кожей СОД на оболочки головного мозга по расчетам владевшего этой технологией рентгенолога (А.А. Тумановой) составляла примерно 1,4 Гр [8].

В СССР и, по крайней мере, еще в Израиле для рентгенэпиляции использовали не только стационарные аппараты, но и ручные, называвшиеся (по фамилии изобретателя, друга А. Эйнштейна) лампой Букки (Bucky lamp), дававшие очень мягкое рентгеновское излучение. Поэтому СОД на оболочки головного мозга в этих случаях за счет интенсивного поглощения кожей могла быть меньшей. Однако иногда могло происходить превышение дозы оператором, на что косвенно указывают наблюдавшиеся у 14 из 26 наших пациентов характерные постлучевые изменения кожи (истончение, участки пигментации) и волос (тонкие, редкие, иногда с зонами стойкой алопеции).

Используемые при лучевой терапии фотоны высокой энергии (1,17 и 1,33 МэВ) в существенно меньшей степени поглощаются поверхностными тканями, и доза на оболочки головного мозга сопоставима с очаговой. В наших наблюдениях она варьировала от 30 до 60 Гр.

Факт влияния ионизирующего излучения на вероятность возникновения менингиом считается установленным [3, 4]. Установлена также прямая зависимость этой вероятности от дозы радиации, например, для переживших атомную бомбардировку жителей Хиросимы заболеваемость менингиомами составляет 6,3 на 100 тыс. населения в год для находившихся в 1,5—2 км от гипоцентра воздушного взрыва бомбы, 7,6 — в 1—1,5 км и 20 — ближе 1 км. При изучении зависимости от полученной на головной мозг дозы заболеваемость менингиомами, по данным тех же авторов, составила 7,7 на 100 тыс. в год при дозе до 0,099 Зв; при дозе от 0,1 до 0,99 Зв — 9,2/100 тыс. и свыше 1 Зв — 18,2/100 тыс. [16]. Заметим, что 1 Зиверт для гамма-излучения равен 1 Гр. Однако различия между менингиомами, возникшими после разных видов и доз облучения, стали обсуждаться в литературе только в последние годы.

Средний латентный период от даты облучения по поводу стригущего лишая до развития менингиомы, по данным литературы, составляет приблизительно 36 лет [17].

В нашей группе латентный период между рентген- эпиляцией и первой операцией по поводу менингиомы составил от 29 до 71 года (медиана 52 года). По-видимому, это связано с более поздней диагностикой опухолей. Латентный период у пациентов после лучевой терапии был статистически значимо короче, его медиана составила 22 года. Различие распределений статистически значимо по критерию Манна—Уитни (p<0,0003). Это совпадает с данными крупного метаанализа, выполненного R. Yamanaka и соавт. (2017 г.), которые сообщают, что латентный период короче у пациентов после высокодозного облучения и составляет в среднем 22,9 года по сравнению с 36—38 годами после рентгенэпиляции. Кроме этого выявлено, что латентный период еще короче в случае, если при лечении использовалось сочетание лучевой и химиотерапии [5].

Обращает внимание распределение по половому признаку в нашем исследовании. В группе с рентгенэпиляцией в анамнезе соотношение между женщинами и мужчинами почти равное (1,16:1), но между тем известно, что спонтанными менингиомами заметно чаще болеют женщины (1,7:1). Такая тенденция с более низкой заболеваемостью женщин радиоиндуцированными менингиомами отмечена и в литературе, где приводится соотношение 0,8:1 [5]. В нашем материале в группе лучевой терапии соотношение между женщинами и мужчинами составило 6:1, но для статистического анализа число наблюдений недостаточно.

Множественные менингиомы у пациентов в нашем исследовании возникли только после рентген-эпиляции и выявлены в 42% наблюдений. По литературным данным, множественные радиоиндуцированные менингиомы возникают в 11,9—15,8% случаев [5], что превышает частоту множественных спонтанных менингиом (1—10%) [18]. При этом в литературе отмечена более высокая частота выявления множественных менингиом после высокодозного облучения. Но в наших наблюдениях множественных менингиом после лучевой терапии не выявлено, и это различие по сравнению с пациентами после рентгенэпиляции статистически значимо (p=0,0005).

По данным литературы, спонтанные менинги-омы Grade I после радикального удаления имеют относительно низкий риск рецидива — приблизительно 10%, а атипические и анапластические менингиомы, как правило, характеризуются более агрессивным биологическим поведением и более высоким риском рецидива — от 29 до 52% и от 50 до 94% соответственно [19]. Радиоиндуцированные менингиомы, по данным литературы, рецидивируют в 18% наблюдений, чаще после высокодозного облучения [5]. Безусловно, это некий усредненный показатель, а для сравнения желательно учитывать степень злокачественности и радикальность хирургического вмешательства.

В нашей серии прогрессия опухоли (рецидив или продолженный рост) менингиом Grade I у пациентов после рентгенэпиляции выявлена в 10 (53%) из 19 случаев и при атипических менингиомах Grade II — в 4 (67%) из 6 наблюдений.

После радикального удаления менингиом Grade I у пациентов обеих групп рецидивов не зарегистрировано. У пациентов группы рентгенэпиляции после радикального удаления менингиом Grade II, как и после субтотального удаления менигиом Grade I, продолженный рост опухоли выявлен в 50% случаев, причем при атипических менингиомах Grade II после субтотального удаления этот показатель составил 75%. В нашем материале прогрессия опухоли чаще наблюдалась после рентгенэпиляции (48%), чем после лучевой терапии (14%), но различие статистически незначимо (р=0,05).

Спонтанные менингиомы — преимущественно доброкачественные. По международной классификации болезней в онкологии 3-го пересмотра, 97,7% менингиом относятся к 0 или 1 группе (т.е. к опухолям с доброкачественным или неопределенным поведением). По гистологической классификации опухолей ЦНС ВОЗ, 80,5% менингиом относятся к I степени злокачественности (Grade I), 17,7% — ко II (Grade II) и 1,7% — к III (Grade III) [6].

По данным литературы, среди радиоиндуцированных менингиом доля пациентов с опухолями Grade II и Grade III примерно в 1,5 раза выше и составляет 31,7% [5]. В нашем материале такие наблюдения составили 30,3% при первичной операции и 39,4% — с учетом повторных вмешательств. Частота атипических и анапластических менингиом оказалась большей в группе пациентов после лучевой терапии (57%) по сравнению с 35% после рентгенэпиляции.

Таким образом, наши данные подтверждают имеющееся в литературе мнение о большей частоте атипических и анапластических менингиом среди радио- индуцированных по сравнению со спонтанными. Подтверждено существование различий биологического поведения менингиом, возникающих после относительно низкодозного рентгеновского облучения и после лучевой терапии. Полученные данные обосновывают необходимость разработки специфических подходов к лечению таких опухолей, тем более что с расширением показаний к лучевому лечению различных заболеваний ЦНС возможно увеличение заболеваемости радиоиндуцированными менингиомами.

Выводы

  1. Частота радиоиндуцированных менингиом, по материалам НМИЦ нейрохирургии им. акад. Н.Н.Бурденко, составила 0,37% (33 из 8848 наблюдений с 2000 по 2014 г. включительно).
  2. Латентный период при менингиомах, возникших после лучевой терапии, короче, чем после рентгенэпиляции (медиана 22 и 52 года соответственно).
  3. Особенностью радиоиндуцированных менингиом по сравнению со спонтанными является большая частота множественных, атипических и злокачественных форм.
  4. Частота атипических и злокачественных менингиом прямо коррелирует с поглощенной дозой ионизирующего излучения.
  5. Примерно равные показатели заболеваемости радиоиндуцированными менингиомами среди женщин и мужчин после рентгенэпиляции могут указывать на то, что механизмы онкогенеза этих опухолей отличаются от механизмов онкогенеза спонтанных менингиом, которые чаще встречаются у женщин.
  6. После лучевой терапии менингиомы возникают в зоне облучения и бывают одиночными, после рентгенэпиляции — могут локализоваться в любом месте внутричерепного пространства и в 42% бывают множественными.
  7. Прекращение использования рентгенэпиляции головы для лечения стригущего лишая в течение последних не менее 50 лет позволяет рассчитывать на снижение частоты радиоиндуцированных менингиом, особенно множественных, но расширение показаний для лучевого лечения различных заболеваний центральной нервной системы может привести к возрастанию частоты менингиом, возникающих в зоне облучения.
  8. При выявлении внутричерепного новообразования через годы после проведенного лучевого лечения всегда следует учитывать возможное наличие радиоиндуцированной менингиомы.

Участие авторов

Концепция и дизайн исследования — А.Б.К., В.Ч., М.Ш.

Сбор и обработка материала — А.К., М.Ш., М.Р., В.Я., Н.И., У.Ю., К.Е.

Анализ литературы — А.Б.К., А.В.К., В.Н., У.Ю., К.Е.

Написание текста — А.Б.К., В.Н., А.В.К.

Редактирование — А.В.К., В.Ч., В.Н.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Комментарий

Как известно, лучевая терапия снижает риск рецидива опухоли и повышает выживаемость больных. Однако с ростом продолжительности жизни становится все более актуальной проблема долгосрочных осложнений лучевой терапии, в том числе развития радиоиндуцированных опухолей. Понятие «радиоиндуцированные опухоли головного мозга» подразумевает опухоли (глиомы, саркомы, менингиомы и прочее), которые возникают после лучевой терапии первичного образования. Радиоиндуцированная опухоль должна соответствовать следующим критериям: возникать в зоне облучения и отсутствовать до начала радиологического воздействия; между лучевой терапией и возникновением опухоли должен пройти значительный промежуток времени (несколько лет); индуцированное новообразование должно иметь гистологические отличия от первичного. Радиоиндуцированные опухоли более агрессивны и злокачественны, чаще рецидивируют. Доказано, что риск возникновения опухолей центральной нервной системы возрастает при больших дозах облучения, особенно у детей. Предполагается, что менингиомы возникают при низких дозах радиации.

Работа посвящена проблеме радиоиндуцированных интракраниальных менингиом, развившихся после лучевой терапии. Проведен аналитический обзор литературы по данной теме, включающий 19 цитируемых источников. Проанализированы результаты нейровизуализации, патоморфологических, гистологических и иммуногистохимических исследований. Большую часть исследования составляют менингиомы, развившиеся у лиц, ранее получивших рентгеновское облучение головы по поводу грибковых заболеваний покровов черепа. Дозы рентгеновского облучения по методу Adamson—Kienbock на покровы черепа при грибковом поражении составляли 500—800 рад. В СССР проводили облучение головы по 4-польной системе. При этом доза рентгеновского облучения, которую получал головной мозг, составляла 100—110 рад. За последние 30 лет опубликованы работы, в которых прослеживается патогенетическая связь между рентгеновским облучением головы и возникновением опухолей головного мозга. Как правило, у таких пациентов во время обследования и последующего оперативного лечения выявляются признаки воздействия рентгеновских лучей на покровы и кости черепа, твердую мозговую оболочку. В большинстве случаев опухоли локализовались в зоне радиационных изменений покровов черепа, т.е. в местах перекрытия полей облучения. Менингиомы базальной локализации встречались реже. В наблюдениях обнаружены все гистологические варианты менингиом. По гистологической природе среди радиоиндуцированных менингиом больший удельный вес занимают менингиомы Grade II—III (по сравнению со структурой первичных менингиом). Мутагенное и тератогенное действие радиации является одной из серьезных проблем отдаленной патологии, развивающейся после лучевого воздействия. Многие факторы могут влиять на возникновение опухоли: доза облучения, ее мощность, режим фракционирования, возраст, пол облучаемого, генетические особенности, условия жизни, модификаторы окружающей среды и другие факторы. Авторы убедительно показали, что частота атипических и злокачественных менингиом прямо коррелирует с поглощенной дозой ионизирующего излучения. При обнаружении интракраниального новообразования спустя годы после облучения головы целесообразно учитывать возможность развития радиоиндуцированной менингиомы — более агрессивной по своему биологическому поведению.

А.Х. Бекяшев (Москва)

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail