Крутько А.В.

Новосибирский НИИ травматологии и ортопедии

Результаты декомпрессивно-стабилизирующих операций из унилатерального доступа при стенозе позвоночного канала на поясничном уровне

Журнал: Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2012;76(2): 33-41

Просмотров : 706

Загрузок : 15

Как цитировать

Крутько А. В. Результаты декомпрессивно-стабилизирующих операций из унилатерального доступа при стенозе позвоночного канала на поясничном уровне. Журнал «Вопросы нейрохирургии» имени Н.Н. Бурденко. 2012;76(2):33-41.
Krut'ko A V. Results of decompressive-stabilizing procedures via unilateral approach in lumbar spinal stenosis. Zhurnal Voprosy Neirokhirurgii Imeni N.N. Burdenko. 2012;76(2):33-41.

Авторы:

Крутько А.В.

Новосибирский НИИ травматологии и ортопедии

Все авторы (1)

Стеноз позвоночного канала привлекает к себе пристальное внимание многих исследователей, что нашло отражение в углубленном его изучении и выделении различных морфологических, анатомических и клинических форм этой патологии. В настоящее время термин «стеноз» используется для обозначения патологического механизма компрессии сосудисто-нервных образований. Стеноз рассматривается как результат комплексного дегенеративного процесса, который приводит к компрессии невральных структур гипертрофированной желтой связкой, протрузией или пролапсом диска, остеофитами тел позвонков и/или суставных отростков, смещенным позвонком. В таких случаях эффективна классическая декомпрессивная ламинэктомия [7, 9], однако здесь на первый план выходит проблема ятрогенной нестабильности. Поэтому спондилодез после проведенной декомпрессии, по данным проспективных мультицентровых исследований [11], рассматривается как процедура, хотя и более дорогостоящая, но значительно улучшающая результат лечения. Однако у пациентов, подвергающихся оперативному лечению в таком объеме по традиционной открытой методике, отмечается большая кровопотеря и продолжительность операции, значительный риск осложнений; при этом возрастает частота ревизионных вмешательств [2].

Цель исследования — изучить возможности, преимущества и ограничения двусторонней декомпрессии из одностороннего доступа при проведении декомпрессивно-стабилизирующих вмешательств у пациентов с дегенеративными поражениями поясничного отдела позвоночника, разработать технологию и технические приемы для ее выполнения.

Материал и методы

В исследование включены 372 пациента. Все больные оперированы по поводу резистентных к консервативному лечению корешковых болевых синдромов и (или) синдрома нейрогенной перемежающейся хромоты с наличием неврологического дефицита или без него, с возможным сочетанием с рефлекторными болевыми синдромами.

Критериями исключения являлись: тяжелая сопутствующая соматическая патология; спондилолистез II степени и более; возраст моложе 20 лет и старше 75 лет; травмы, воспалительные заболевания и опухоли позвоночника в анамнезе; заболевания крупных суставов нижних конечностей.

Обязательный диагностический комплекс предоперационного обследования включал клинико-неврологическое и рентгенологическое обследование — магнитно-резонансную томографию (МРТ), мультиспиральную компьютерную томографию (МСКТ) (в ряде случаев с контрастированием дурального мешка). Оценивали динамику неврологического статуса, болевого синдрома по 10-балльной визуально-аналоговой шкале (ВАШ), а также динамику функциональной активности по индексу Освестри (ODI — Oswestry Disability Index).

Планирование уровня хирургического вмешательства и его вида базировалось на принципе клинико-морфологического соответствия, согласно которому операция должна быть направлена на устранение патоморфологических субстратов, обусловливающих формирование имеющихся у пациента синдромов. Распределение пациентов в зависимости от патоморфологического субстрата и клинических синдромов представлено в табл. 1.

Всем 44 пациентам основной группы, оперированным с января 2010 г. по август 2011 г. в отделении нейрохирургии №2 Новосибирского НИИ травматологии и ортопедии, выполнена декомпрессивно-стабилизирующая операция на одном или нескольких поясничных уровнях в объеме двусторонней декомпрессии из одностороннего доступа, транспедикулярной фиксации и заднего межтелового спондилодеза кейджами. У 25 из этих 44 пациентов двусторонняя интраканальная декомпрессия корешков спинномозговых нервов выполнена из одностороннего интерламинэктомного доступа после традиционного заднесрединного разреза и скелетирования дужек позвонков. У остальных 19 больных декомпрессия выполнена из одностороннего парасагиттального доступа по Wiltse с применением тубулярных ретракторов. У этих больных не было необходимости в скелетировании дужек — тупое расслоение мышц производили путем последовательной дилатации. Затем выполняли декомпрессию, межтеловую стабилизацию, установку транспедикулярных винтов и монтаж конструкции со стороны доступа, а с противоположной стороны выполняли транскутанную транспедикулярную стабилизацию.

Доступ к интраканальным образованиям выполняется трансфораминально с односторонней резекцией суставной пары. Декомпрессия нервных корешков и дурального мешка осуществлялась при сохранении над- и межостистых связок и фасеточных суставов с противоположной от доступа стороны. Расширение центральной части позвоночного канала достигалось куполообразной резекцией дужки и резекцией желтой связки при помощи высокоскоростной дрели и костных кусачек. Для лучшей визуализации сдавленного корешка с противоположной стороны микроскоп и операционный стол наклоняли приблизительно на 15° (рис. 1).

Рисунок 1. Схематическое изображение приемов улучшения визуализации противоположной стороны при выполнении двусторонней декомпрессии из одностороннего доступа.
Первым этапом со стороны доступа резецировали суставные отростки, удаляли компрессирующие субстраты: грыжу диска, костно-хрящевые разрастания тел позвонков, гипертрофированную желтую связку (рис. 2).
Рисунок 2. Схема резекции суставных отростков и декомпрессии невральных структур со стороны доступа.
Затем с противоположной стороны производили резекцию остатков гипертрофированной желтой связки, куполообразную резекцию дуги позвонка и медиальной части суставного отростка (рис. 3).
Рисунок 3. Схема интраоперационной визуализации на этапе декомпрессии из параспинального доступа. Виден противоположный от доступа корешок спинномозгового нерва, сдавленный желтой связкой. Резекция желтой связки.
Декомпрессию противоположного корешка спинномозгового нерва считали адекватной при хорошей визуализации, убежденности в его мобильности и наличии резервных пространств (рис. 4).
Рисунок 4. Схема двусторонней декомпрессии невральных структур из унилатерального доступа. Резецирована желтая связка.
Дискэктомию, резекцию остеофитов тел позвонков, межтеловой спондилодез выполняли через треугольник Кambin.

В группу сравнения включены 328 пациентов, оперированных в отделении нейрохирургии №2 с января 2008 г. по август 2011 г. Им выполнены декомпрессивно-стабилизирующие вмешательства из традиционного заднесрединного доступа. Для декомпрессии интраканальных сосудисто-нервных образований с двух сторон производилась ламинэктомия или двусторонняя интерламинэктомия с частичной или полной фасетэктомией. Операцию завершали транспедикулярной фиксацией и межтеловым спондилодезом.

Контроль положения в позвонке пункционной иглы, спиц, канюлированных и стандартных винтов, шаблонов и межтеловых имплантатов осуществляли с помощью ЭОП (SXT-1000A производства «Toshiba Medical Systems Corporation» и Ziehm производства «Ziehm Imaging GmbH»). Транспедикулярная фиксация осуществлялась с применением конструкций и инструментария Нитек, Legacy, Expedium, Viper, Sextant, Longitude. Для межтелового спондилодеза использованы имплантаты из пористого Ni—Ti, Interfix, Capstone, Concorde, инструментарий Aesculape, тубулярные ретракторы Quadrant и Pipeline.

Сравнение между группами проводили по следующим параметрам:

— времени, необходимом для выполнения декомпрессии (в расчете на один уровень), каждого отдельного этапа оперативного вмешательства и общей продолжительности операции;

— объему интраоперационной кровопотери на различных этапах оперативного вмешательства и за операцию в целом;

— степени регресса болевого синдрома и неврологического дефицита в раннем послеоперационном периоде и спустя 3 и 6 мес после операции;

— динамике индекса Освестри через 3 и 6 мес после операции.

Статистическую обработку материала производили с использованием вычисления описательных статистик и путем сравнения качественных и количественных признаков в исследуемых группах пациентов. Описательные статистики представлены в виде средней (М) и ее стандартной ошибки (m). Достоверность различий между сравниваемыми средними величинами исследуемых параметров в группах пациентов оценивали с помощью непараметрического U-критерия Манна—Уитни. Анализ качественных признаков проводили с помощью критерия Фишера. Уровень пороговой статистической значимости при сравнении качественных и количественных признаков в исследуемых группах принимали равным 0,05.

Результаты

В основной группе были 20 мужчин и 24 женщины в возрасте от 42 до 74 лет (в среднем 56,24±10,4 года), в группе сравнения — 148 мужчин и 180 женщин в возрасте от 27 до 72 лет (в среднем 50,28±18,2 года). В основной группе декомпрессивно-стабилизирующие вмешательства выполнены в общей сложности на 52 позвоночно-двигательных сегментах, в группе сравнения — на 351. Распределение пациентов в зависимости от имеющегося патоморфологического субстрата на уровне поясничного отдела представлено в табл. 1.

При анализе времени, необходимого для выполнения хирургического вмешательства из расчета на один позвоночно-двигательный сегмент, выявлено, что в среднем при использовании минимально инвазивных методик требуется столько же времени, как и при традиционных открытых. Средняя величина интраоперационной кровопотери в основной группе была в 2 раза ниже, чем в группе сравнения (табл. 2).

Различия в параметрах отмечены на всех этапах операции, максимальные различия на этапе доступа и проведения двусторонней декомпрессии (табл. 3).
Ни одному пациенту в основной группе не потребовалось проведение заместительной гемотрансфузии, тогда как в группе сравнения 57 (17,4%) оперированным больным потребовалось восполнение компонентов крови донорской эритроцитной массой и/или свежезамороженной плазмой.

В обеих группах пациентов в ближайшем послеоперационном периоде отмечено постепенное уменьшение интенсивности болевого синдрома в области оперативного вмешательства (по шкале ВАШ), однако у пациентов основной группы интенсивность болей была несколько ниже, чем у пациентов группы сравнения. Эти различия статистически недостоверны.

В основной группе средний койко-день составил 9,9±3,1, в группе сравнения — 14,7±4,7. Ни у одного из пациентов основной группы не отмечено осложнений в области послеоперационной раны, в группе сравнения у 13 (3,9%) пациентов потребовалось выполнение иссечения некротизированных краев с наложением вторичных швов. У 11 (3,3%) пациентов группы сравнения в послеоперационном периоде отмечено формирование межмышечной лизированной гематомы. У 3 пациентов этой группы отмечено раннее глубокое нагноение послеоперационной раны и у 2 больных возникло позднее глубокое нагноение, которое требовало ревизии области операционного вмешательства и установки проточных промывных дренажей. В связи с нагноением у одного пациента транспедикулярная конструкция была удалена, но сохранена межтеловая. Это позволило пациенту вести активный образ жизни. В остальных 2 случаях конструкция была полностью сохранена.

При сравнении лучевой нагрузки на пациента при проведении интраоперационного ЭОП-контроля отмечена более высокая доза в основной группе при выполнении минимально инвазивных оперативных вмешательств (114±64 мГр), чем в группе сравнения (23±9 мГр; p<0,05).

В послеоперационном периоде на контрольных спондилограммах в основной группе у одного больного отмечена медиальная мальпозиция 1 винта, у другого — латеральная, однако это не вызывало клинической симптоматики и не требовало хирургической коррекции. В группе сравнения обнаружена мальпозиция 12 винтов, в 2 случаях потребовавшая повторного хирургического лечения с целью коррекции положения конструкции.

При проведении микрохирургической декомпрессии в основной группе в 2 случаях отмечено повреждение дурального мешка, в 1 случае сопровождающееся и повреждением спинномозгового корешка. В этих случаях произведено герметичное ушивание дурального мешка, в послеоперационном периоде ликвореи не наблюдалось. В группе сравнения повреждение твердой мозговой оболочки было в 9 случаях, она ушита наглухо. Однако в одном случае сформировалась ликворная подушка в поясничной области, проявляющаяся ликвородинамическими ортостатическими нарушениями, что потребовало пластики твердой мозговой оболочки.

У большинства оперированных пациентов обеих групп отмечена ликвидация корешкового болевого синдрома в ноге и уменьшение боли в спине, реже — исчезновение неврологического дефицита. У всех больных двух групп с нейрогенной перемежающейся хромотой после проведенных декомпрессивно-стабилизирующих операций выявлена почти полная ликвидация симптомов нейрогенной хромоты. В основной группе у 3 больных отмечено неотчетливое уменьшение болевого синдрома и зоны гипестезии. Восстановления утраченных рефлексов ни в одном из этих случаев не наступило.

Динамика интенсивности боли в ноге по 10-балльной ВАШ и оценка нарушений дееспособности в послеоперационном периоде в основной группе представлены в табл. 4 и 5.

Обсуждение

Нам удалось у всех 44 больных группы исследования выполнить двустороннюю декомпрессию на 54 позвоночно-двигательных сегментах из унилатерального доступа. Мы использовали системы тубулярных ретракторов и операционный микроскоп. Все это позволяло выполнить адекватную двустороннюю декомпрессию с минимизацией ятрогенной травмы.

Система тубулярных ретракторов была разработана изначально для микродискэктомии в 1994 г. K. Foley и M. Smith [4], и ее концепция легла в основу современных базовых принципов минимально инвазивных доступов. Она позволяет хирургу производить декомпрессию невральных структур из параспинального доступа как своей, так и противоположной стороны межтелового промежутка.

Применяемый нами трансфораминальный межтеловой спондилодез через монолатеральный дорсальный доступ (TLIF), который предложили I. Harms и H. Rolinger [5, 6] в 1982 г., не так давно завоевал признание [6, 8, 13]. TLIF применялся только при монолатеральной симптоматике для осуществления прямой декомпрессии, однако в настоящее время разработаны способы билатеральной декомпрессии из унилатерального доступа [12, 18]. Этот доступ был впервые описан L. Wiltse [20] в 1968 г. для резекции медиальной части фасеточного сустава из параспинального доступа и модифицирован в 1988 г. S. Young и соавт. [21] подробно описали технику унилатерального доступа для ипси- и контралатеральной микродекомпрессии. В 1991 г. J. McCulloch [14] модифицировал метод и применил его для лечения дегенеративного стеноза поясничного отдела позвоночника и спондилолистеза. Он показал, что может быть достигнут вполне приемлемый результат: 76% пациентов удовлетворены результатами лечения.

Использованный нами способ двусторонней декомпрессии из унилатерального доступа также показал свою эффективность. В целом 93,2% пациентов имели хороший и отличный результаты. Регресс двустороннего корешкового болевого синдрома получен у 41 пациента, по данным ВАШ, а нейрогенная перемежающаяся хромота прошла полностью у всех пациентов в исследуемой группе. Пациенты отметили также значительное улучшение в повседневной жизни, что отражено в улучшении индекса Освестри в раннем послеоперационном периоде и спустя 6 мес после операции. Клинические исходы оперативного лечения и увеличение емкости позвоночного канала объективизированы данными лучевых методов обследования (рис. 5).

Рисунок 5. МСКТ- миелограммы пациентки Г. 56 лет до (а, б) и после (в, г) двусторонней декомпрессии невральных структур из унилатерального доступа.
Это совпадает с данными S. Palmer и соавт. [15], которые отметили регресс по ВАШ с 7,6 пунктов до операции до 2 после декомпрессии. По данным литературы, при билатеральной декомпрессии из унилатерального доступа хороший результат получен у 38 из 47 пациентов, улучшение по шкале JAO 72%, по ВАШ — 70,6% [10]; 87,9% пациентов имели отличный результат, и только в 3 (0,8%) наблюдениях развилась сегментарная нестабильность в отдаленном периоде [1].

C. Thomé и соавт. [17] представили результаты проспективного рандомизированного исследования оценки безопасности и эффективности би- и унилатеральной декомпрессии в сравнении с традиционной ламинэктомией и пришли к заключению, что эффективность унилатеральной декомпрессии сравнима с традиционными методами, а сама методика является эффективным и безопасным способом хирургического лечения пациентов со стенозом, приводящим к хорошим клиническим результатам. Наше исследование также доказывает эффективность билатеральной декомпрессии из унилатерального доступа, результаты которой сопоставимы с традиционными открытыми методиками.

При оценке продолжительности хирургического вмешательства мы отметили, что в среднем для осуществления операции при использовании минимально инвазивных методик требуется меньшее время, чем при открытых вмешательствах, однако эта разница статистически недостоверна. K. Ikuta и соавт. [10] в аналогичном исследовании приводят следующие данные: среднее время операции составило 124 мин (70—185 мин) на один уровень, что значительно больше, чем у пациентов в контрольной группе (с традиционной ламинотомией) — 101 мин (55—190 мин) на уровень. Важно подчеркнуть, что в этих исследованиях выполнялась только декомпрессия без транспедикулярной стабилизации. Для получения корректного сравнения нужно из наших расчетов исключить время на этап транспедикулярной стабилизации (71,3±59,9 и 68,6±38,2 мин для основной группы и группы сравнения соответственно). После этого становится видно, что наши результаты сопоставимы с данными литературы, а в группе минимально инвазивного вмешательства они даже несколько лучше (96,7 мин). В исследованиях, где выполнение минимально инвазивного межтелового спондилодеза сочетается с транскутанной транспедикулярной фиксацией, приводится средняя длительность операции около 290 мин [3], что несколько больше, чем в нашем исследовании (162,5±64,2 мин). Проведенное нами сравнение показывает, что при использовании минимально инвазивной технологии время на доступ в 2 раза меньше в сравнении с открытой методикой, и это различие статистически достоверно.

В нашем исследовании средняя величина интраоперационной кровопотери в основной группе была в 2 раза ниже в сравнении с группой сравнения, причем существенное снижение имело место на каждом из этапов, а максимальные различия отмечены при доступе и декомпрессии. В группе сравнения 57 (17,4%) больных нуждались в восполнении компонентов крови, пациентам основной группы это не требовалось. Если сравнить полученные нами данные при проведении декомпрессии, то кровопотеря в нашем исследовании несколько выше (266,4±141,7 мл), чем по данным литературы [18], однако надо учесть, что мы проводили на этом этапе и межтеловую стабилизацию. В литературе при сравнении минимально инвазивной техники и открытой техники говорится о кровопотере 264 мл против 673 мл [19]; 432 мл против 737 мл [16]. Однако эти авторы не учитывали этап двусторонней декомпрессии при выполнении стабилизации.

В литературе приводится различная информация относительно осложнений: 1 случай повреждения дурального мешка (из 8 наблюдений) [15]; из 374 наблюдений 4 случая повреждения дурального мешка, один случай ликвореи, один случай острой задержки мочи в раннем послеоперационном периоде, 3 случая нестабильности на оперированном уровне [1].

В нашем исследовании при проведении микрохирургической декомпрессии в основной группе (44 пациента) в 2 случаях отмечено повреждение дурального мешка — произведено его герметичное ушивание; инфекционных осложнений не было.

Одним из практически важных стимулов к развитию минимально инвазивных технологий является экономический — желание уменьшить сроки госпитализации пациентов и общую стоимость лечения. J. Wang и соавт. [19] указали, что у пациентов с дегенеративным и истмическим спондилолистезом, которым выполнялся открытый и минимально инвазивный TLIF, сроки госпитализации составили 10,6 и 14,6 сут соответственно. Представленные результаты согласуются с нашими данными и подтверждают положение о том, что применение минимально инвазивных технологий позволяет значительно уменьшить сроки нахождения пациента в стационаре и связанные с этим финансовые затраты. K. Foley и соавт. [3] сообщили, что у 12 пациентов, оперированных по методике минимально инвазивной TLIF с транскутанной транспедикулярной стабилизацией, средняя продолжительность пребывания в стационаре составила 1,7 сут. Безусловно, к таким результатам нужно стремиться.

Таким образом, применение методики двусторонней декомпрессии интраканальных образований из одностороннего доступа при выполнении декомпрессивно-стабилизирующих вмешательств уменьшает травматизацию мягких тканей, кровопотерю, частоту осложнений, сокращает сроки пребывания пациентов в стационаре и показывает клинические результаты, сопоставимые с традиционными способами декомпрессии.

Комментарий

Статья А.В. Крутько посвящена актуальной проблеме совершенствования декомпрессивно-стабилизирующих оперативных вмешательств с использованием современных технических средств у пациентов со стенозом поясничного отдела позвоночника.

Известно, что дегенеративные поражения поясничного отдела позвоночника по частоте занимают одно из первых мест среди причин первичной инвалидности по заболеваниям опорно-двигательной системы (Н.Г. Фомичев, 1993; М.А. Садовой, 1993; К.И. Шапиро, 1993; А.А. Корж, 1994; А.В. Шестаков, 1995; А.Е. Симонович, 2005). По данным разных авторов, частота стеноза поясничного отдела позвоночника колеблется в широком диапазоне от 13 до 70% у больных с болями в спине. Это свидетельствует о неоднозначном отношении врачей к клинической значимости и диагностике данной патологии. Автор настоящей статьи справедливо рассматривает стеноз не в качестве самостоятельного заболевания, а как комплекс дегенеративных изменений в позвоночном двигательном сегменте, которые чаще на фоне врожденного сужения позвоночного канала приводят к компрессии невральных структур гипертрофированной желтой связкой, протрузией или пролапсом диска, остеофитами тел позвонков и (или) суставных отростков, смещенным позвонком. Такой подход позволяет автору делать выбор хирургических манипуляций, направленных на ликвидацию конкретных патогенетических механизмов, формирующих у пациента компрессионные и рефлекторные синдромы.

Актуальность данной работы обусловлена также отсутствием общепринятых подходов к хирургическому лечению таких больных, неудовлетворенностью результатами оперативных вмешательств, рецидивами болевых синдромов после операции.

Декомпрессивные операции при их высоком непосредственном эффекте, безопасности, минимальной травматичности являются паллиативными. После задних декомпрессивных вмешательств нестабильность в оперированных позвоночных двигательных сегментах выявляется или усугубляется у 1/3 больных, а рецидивы грыж дисков достигают 6—17%. Поэтому большое распространение получила дорсальная декомпрессия корешков в сочетании с транспедикулярной фиксацией и с задним межтеловым спондилодезом. Задние декомпрессивно-стабилизирующие операции, являясь более радикальными, отличаются большей травматичностью и определенными осложнениями. Публикации в отечественной литературе о малоинвазивных декомпрессивно-стабилизирующих операциях при стенозе поясничного отдела позвоночника базируются на небольшом клиническом материале. Отсутствуют единые взгляды на показания и противопоказания к таким операциям.

Появился новый тип оперативных вмешательств, при которых декомпрессия невральных структур завершается динамической стабилизацией позвоночного двигательного сегмента, направленной на сохранение подвижности: тотальное замещение диска функциональными эндопротезами, транспедикулярная динамическая фиксация, межостистая динамическая фиксация. Вместе с тем указанные операции не должны противопоставляться задним декомпрессивно-стабилизирующим вмешательствам, так как они имеют определенные противопоказания, в частности, стеноз поясничного отдела позвоночника. При грубых дегенеративных изменениях межпозвонкового диска (при IV—V степени по Phirmann и высоте диска <20% от высоты тела вышележащего позвонка) предпочтительнее использовать декомпрессивно-стабилизирующие операции с применением ригидной фиксации.

Работа А.В. Крутько основана на использовании задних декомпрессивно-стабилизирующих операций у 372 пациентов, в том числе для двусторонней декомпрессии нервно-сосудистых образований из одностороннего интерламинэктомного или фораминального доступа в позвоночный канал. У 19 больных двусторонняя декомпрессия выполнена из одностороннего парасагиттального разреза по Wiltse с применением тубулярных ретракторов. У этих больных не было необходимости в скелетировании структур позвоночника, так как тубулярные ретракторы обеспечивают возможность бескровно и менее травматично путем расслаивания мышц производить декомпрессию корешков спинномозговых нервов как на стороне доступа, так и с противоположной стороны.

Заслуживает внимания опыт А.В. Крутько по использованию после декомпрессии сочетания межтелового спондилодеза кейджами с открытой транспедикулярной фиксацией со стороны доступа и с чрескожным транспедикулярным спондилодезом с противоположной от доступа стороны. По сравнению с традиционным двусторонним доступом для декомпрессивно-стабилизирующих операций это сокращает продолжительность операции, уменьшает кровоточивость и травматичность вмешательства, улучшает результаты лечения. Достаточно сказать, что средняя величина интраоперационной кровопотери уменьшилась в 2 раза в сравнении с контрольной группой больных, которым производились стандартные декомпрессивно-стабилизирующие операции. Ни одному пациенту в основной группе не потребовалось проведения заместительной гемотрансфузии. Не отмечены осложнения операции. У всех больных ликвидированы признаки нейрогенной перемежающейся хромоты и компрессионного корешкового синдрома.

Таким образом, методику двусторонней декомпрессии интраканальных образований из одностороннего доступа с использованием тубулярных ретракторов и чрескожной транспедикулярной фиксации при выполнении декомпрессивно-стабилизирующих вмешательств необходимо шире использовать в практике нейрохирургов.

А.А. Луцик (Новокузнецк)

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail