Брусов О.С.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»

Клюшник Т.П.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»

Симашкова Н.В.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»

Карпова Н.С.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»

Фактор М.И.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»

Зозуля С.А.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»

Никитина С.Г.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»

Комбинированный маркер тяжести кататонии, включающий иммунные и тромбодинамические показатели, у больных с расстройствами аутистического спектра

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2020;120(7): 86‑93

Просмотров : 827

Загрузок : 19

Как цитировать

Брусов О.С., Клюшник Т.П., Симашкова Н.В., Карпова Н.С., Фактор М.И., Зозуля С.А., Никитина С.Г. Комбинированный маркер тяжести кататонии, включающий иммунные и тромбодинамические показатели, у больных с расстройствами аутистического спектра. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2020;120(7):86‑93.
Brusov OS, Klyushnik TP, Simashkova NV, Karpova NS, Faktor MI, Zozulya SA, Nikitina SG. A combined marker of catatonia severity including autoimmune and thrombodynamic parameters in patients with autism spectrum disorder. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2020;120(7):86‑93. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/jnevro202012007186

Авторы:

Брусов О.С.

ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»

Все авторы (7)

Расстройства аутистического спектра (РАС) у детей представляют собой нарушения психического развития, характеризующиеся отсутствием способности к социальному взаимодействию, проблемами в общении, «одиночеством» с социальной изоляцией и повторяющимся поведением [1]. Диагноз часто ставят уже в возрасте 18 мес, но у большинства пациентов РАС официально не диагностируют до 5 лет [2]. Дети с РАС могут также иметь другие коморбидные расстройства, в том числе умственную отсталость [3], эпилепсию [4], синдром Туретта, проблемы со сном [5], а многие страдают дисфункциями желудочно-кишечного тракта [6] и синдромом дефицита внимания с гиперактивностью [7].

Среди перечисленных расстройств выделяются неспецифические кататонические расстройства. Наличие кататонии при РАС является признаком преимущественно психотических форм аутизма (инфантильный детский психоз, атипичный детский психоз). Присутствие кататонии у больных с РАС способствует остановке развития, регрессу высших психических функций, утяжеляет течение РАС и ухудшает прогноз. Кататония — это тяжелый синдром, который требует быстрой диагностики и лечения и встречается у пациентов всех возрастов, включая детей и подростков. Синдром становится критическим и опасным для жизни в его злокачественной форме, когда усиливаются лихорадка и вегетативная дисфункция. Кататония при РАС встречается, по разным данным, у 4—17% больных [8—11].

Существуют убедительные доказательства наличия иммунной дисрегуляции при кататонии. Так, было показано, что активация врожденной иммунной системы связана с развитием мутизма, синдромом отмены и психомоторной задержкой, которые составляют нейровегетативные признаки кататонии [12]. Различные вирусные, бактериальные и паразитарные инфекции также могут спровоцировать развитие кататонии, но в первую очередь это связано с инфекциями центральной нервной системы. Наиболее распространенной причиной «аутоиммунной кататонии» является анти-N-метил-D-аспартат-рецепторный (NMDAR) энцефалит, который может вызывать полный спектр кататонических признаков [12]. Специфическая связь кататонии с энцефалитом подтверждает гипотезу о развитии глутаматергической гипофункции при этом расстройстве.

На данный момент неизвестно, как инфекция и связанная с ней активация иммунной системы могут привести к кататонии. Возможности включают прямой нейротоксический эффект, психологическую реакцию на инфекцию или реакцию на ответ белков острой фазы при воспалении. Было показано, что из 47 случаев кататонии, при которых был определен конкретный вирус, в 45 были выявлены известные нейротропные вирусы, предполагающие прямой нейротоксический эффект [13]. Более того, определено, что кататония развивается при детских аутоиммунных психоневрологических расстройствах, ассоциированных со стрептококковой инфекцией (PANDAS) [13], или при NMDAR энцефалите, или, предположительно, из-за вакцинации против желтой лихорадки [14], связанных с вирусом простого герпеса [15] или вирусом Эпштейна—Барр [16].

Известно, что кататония также связана с развитием очагов нейровоспаления (НВ) в паренхиме мозга [17]. При этом НВ быстро переходит в системное воспаление вследствие нарушения проницаемости гематоэнцефалического барьера, сопровождающееся активацией тромбоцитов и генерацией ими большого количества тромбоцитарных микрочастиц, обладающих высокой прокоагулянтной активностью [18, 19]. Кроме того, было показано, что при таком системном воспалении наблюдается активация клеток иммунной системы крови: нейтрофилов, моноцитов и лейкоцитов [20, 21].

В публикациях Т.П. Клюшник и соавт. [22] с помощью технологии нейроиммунотест, выявлена активация иммунной системы (по активности воспалительных и аутоиммунных маркеров) при психотических формах РАС. При этом показана связь между комплексной оценкой уровня активации иммунной системы и выраженностью кататонических расстройств по шкале BFCRS (Bush-Francis Catatonia Rating Scale) [23, 24].

В работе О.С. Брусова и соавт. [25] с использованием теста тромбодинамики (ТД) было показано, что у больных РАС наблюдается повышенная свертываемость крови (гиперкоагуляция) со спонтанными сгустками, свидетельствуя о наличии у больных РАС системного воспаления, что является следствием НВ.

Полученные результаты позволяют сформулировать рабочую гипотезу о том, что тромбодинамические показатели гиперкоагуляции и показатели нейроиммунотеста могут коррелировать с тяжестью кататонии у больных РАС, а комбинация этих показателей может с высокой точностью предсказывать тяжесть кататонии. Цель настоящей работы — проверка данной гипотезы.

Материал и методы

Группа больных РАС, поступивших на стационарное лечение и наблюдавшихся амбулаторно в Отделе детской психиатрии, включала 24 пациента (22 мальчика и 2 девочки) с инфантильным психозом при детском аутизме (F84.02). Медианный (Ме) возраст больных был равен: Me [±95% доверительный интервал медианы]=5,5 года [4,7—7,0]; min=3 года; max=13 лет.

При клиническом обследовании пациентов с РАС в качестве дополнительного инструмента использовали шкалу количественной оценки выраженности детского аутизма (Childhood Autism Rating Scale — CARS) [26]. Оценка по шкале основывается на анализе 15 аспектов поведения: «общение (отношения с окружающими)», «подражание», «эмоциональный ответ», «моторика, координация движения», «игра» «использование предметов», «адаптация к изменениям», «зрительный контакт», «реакция на слуховые раздражители», «вкус, обоняние и осязание», «страх и тревожность», «вербальная коммуникация», «невербальная коммуникация», «уровень активности», «уровень и постоянство интеллектуальных ответов», «общее впечатление». Каждый из 15 параметров имеет 4-балльную оценку (от 1 до 4 баллов), возможные итоговые суммарные оценки могут варьировать от 15 до 60 баллов. Итоговая оценка в диапазоне от 15 до 29 баллов соответствует отсутствию аутизма, 30—36 баллов — легкому/умеренно выраженному аутизму, 37—60 баллов — тяжелому.

Тяжесть кататонии определяли по шкале кататонии BFCRS [27]. Кататонию <25 баллов определяли как легкую; 25—35 баллов — умеренную; >35 баллов — тяжелую. В исследованной группе у 20 больных диагностировали тяжелую кататонию в приступах и у 4 больных наблюдали более выраженную по баллам форму кататонии.

У 20 больных кататонические расстройства занимали ведущее место в приступе, носили генерализованный гиперкинетический характер (бег по кругу, из угла в угол, подпрыгивания, раскачивания, атетоз, ходьба с опорой на пальцы ног, изменчивый мышечный тонус) и сопровождались остановкой в развитии речи. Моторное возбуждение сопровождалось негативизмом. У больных имели место стереотипии в деятельности, остановка в развитии речи, тяжелый аутизм (от 40 до 46 баллов), тяжелая кататония (35—36 баллов).

На этапе ремиссии, на фоне ослабления кататонической симптоматики (<25 баллов по BFCRS), у больных преобладали гиперкинетические расстройства с дефицитом внимания и психопатоподобными проявлениями, развивалась эмоциональная сфера, смягчались проявления аутизма (<36 баллов).

У 4 больных кататонические расстройства в манифестных приступах были тяжелыми (36—37 баллов) и носили как гиперкинетический, так и гипокинетический характер (пациенты кратковременно застывали на месте, становились на голову, принимали позу «паука», «ежа», выгибались дугой), что сопровождалось регрессом речи. Подкорковые двигательные стереотипии древнего архаического руброспинального и стриопалидарного уровней («моющего», складывающего, потирающего типа, битье по подбородку, взмахи руками, как крыльями) вытесняли целенаправленные движения. В ремиссиях сохранялись стереотипные движения, присоединялись навязчивые движения, сохранялись тяжелый аутизм (37—40 баллов), когнитивный дефицит. Такие больные по клинической картине, течению заболевания приближались к пациентам с атипичным аутизмом (АА) в гетерогенном континууме типов РАС, «переходным формам», но не достигали АА (F84.12) по выраженности тяжести кататонии (>38 баллов) [28].

Тест ТД проводили по методике, описанной нами ранее [25]. У всех больных утром натощак производили забор венозной крови из локтевой вены в вакутейнер типа Vacuette (Австрия), содержащий 3,2% раствор цитрата натрия. Соотношение объемов антикоагулянта и крови 1:9. Свежую кровь центрифугировали 15 мин при 1600 g. Отбирали плазму, обедненную тромбоцитами, и центрифугировали 5 мин при 10 000 g. Полученную плазму, свободную от тромбоцитов, использовали для проведения теста ТД на анализаторе «Регистратор тромбодинамики Т-2» (OOO «Гемакор», Россия). Рекальцификацию плазмы, добавку ингибитора контактного свертывания и все другие преаналитические процедуры для исследования свертывания крови проводили согласно инструкции производителя на наборах реагентов (OOO «Гемакор», Россия) [25]. При постановке теста ТД рассчитываются следующие параметры: время задержки роста сгустков (Tlag, мин); размер сгустка на 30-й минуте ТД (CS, мкм); скорости роста сгустка от активатора — инициальная (Vi, мкм/мин), стационарная (Vst, мкм/мин) и скорректированная на нелинейность (V, мкм/мин); плотность сгустка (Density, усл. ед.); время появления спонтанных сгустков (Tsp, мин).

Нейроиммунотест включает определение энзиматической активности лейкоцитарной эластазы (ЛЭ), функциональной активности α1 протеинового ингибитора (α1-ПИ), определение уровней аутоантител к белку S100B (аАТS100B) и аАТ к ОБМ.

Энзиматическую активность ЛЭ в сыворотке крови определяли ферментативным методом [29] по скорости расщепления специфического хромогенного субстрата N-терт-бутоксикарбонил-L-алaнин-паранитрофенилового эфира — BOC-Ala-ONp («ICN Biomedical Inc.») — в условиях, подобранных для полного высвобождения фермента из комплекса ЛЭ-α1-ПИ.

Измерение функциональной активности α1-ПИ в сыворотке крови проводили с помощью спектрофотометрического метода [30]. Метод основан на взаимодействии α1-ПИ с трипсином при использовании в качестве субстрата N-α-бензоил-L-аргининэтилового эфира гидрохлорида — BAEE («ICN Biomedical Inc.»). Активность α1-ПИ в сыворотке крови определяли по степени торможения BAEE-эстеразной активности трипсина определенным количеством исследуемой сыворотки.

Определение уровня аАТS100B и ОБМ в сыворотке крови проводили методом иммуноферментного анализа (ИФА) в модификации Т.П. Клюшник и соавт. [31].

Статистический анализ данных проводили с использованием программы Статистика, версия 8 («StatSoft», США), SPSS-20 («IBM», США) и MedCalc, version 17.4.1 (Бельгия). В связи с тем, что у части анализируемых выборок больных данные не имели нормального распределения, была использована непараметрическая статистика. Для доказательства статистически значимых отличий средних значений показателей ТД у больных от нормальных значений использовали одновыборочный непараметрический критерий знаков . Анализ корреляционных связей проводили с использованием непараметрической корреляции по Спирмену R и с помощью диаграммы рассеяния данных с использованием метода корреляций по Пирсону r. Для определения комбинированного маркера связи между показателями ТД и показателями нейротеста с тяжестью кататонии проводили множественную линейную регрессию с помощью программ MedCalc, version 17.4.1 и Статистика, версия 8. Минимальный уровень статистической значимости различий равен р<0,05.

Результаты

Было установлено, что тромбодинамические показатели скоростей роста сгустка активатора (V, Vi и Vst) оказались статистически значимо выше их нормальных значений (табл. 1). Более того, нижние значения 95% доверительного интервала (ДИ) для этих скоростей оказались выше верхних границ нормы для этих скоростей. Аналогичные результаты были получены для показателя CS мкм. Значения показателей Tlag и Density оказались в пределах нормы. Значения показателя Tsp мин оказались статистически значимо меньше нижних предельных значений для нормы (30 мин).

Таблица 1. Тромбодинамические показатели коагуляции у детей с детским аутизмом (n=24)

Показатель

Норма

Mедиана [Q1;Q3]

Мin

Max

±95%ДИ

р

Tlag, мин

0,6—1,5

1,1 [1; 1,4]

0,9

1,6

0,9—1,4

0,2

Vi, мкм/мин

38—56

60,4 [54,8; 63,7]

47,6

93,4

56,1—62,9

0,017

Vst, мкм/мин

20—29

37,4 [32,9; 41,6]

31

55,6

32,9—41,6

<0,002

V, мкм/мин

20—29

50,6 [39,4; 74,5]

31

100

40,4—73,2

<0,0001

CS, мкм

800—1200

1301 [1214; 1449]

1204

1466

1204—1453

0,008

D, у.е.

15 000—32 000

21391 [18490; 23753]

15 462

33 803

19 492—23 612

0,44

Tsp, мин

≥30

19,5 [15; 32,2]

4,5

54

15,8—30,1

0,015

Было также показано (табл. 2), что показатели активности ЛЭ и функциональной активности α-ПИ нейроиммунотеста оказались статистически значимо выше их нормальных значений. Более того, нижние значения 95% ДИ для этих показателей оказались выше верхних границ нормы. Значения показателей уровней аутоантител к белку S100B (aabS100B) и аАТОБМ (aab to Basic Myelin Protein) оказались в пределах нормальных значений.

Таблица 2. Показатели нейроиммунотеста у детей с детским аутизмом (n=24)

Показатель

Норма

Mедиана [Q1;Q3]

Мin

Max

±95%ДИ

р

ЛЭ, нмоль/мин×мл

150—200

241 [211; 255]

167

304

220—257

0,003

α1-ПИ, ИЕ/мл

25—35

42 [35; 53]

25,5

58,7

37,9—47,8

0,006

аАТS100B, ед.оп.пл.

0,6—0,85

0,73 [0,64; 0;82]

0,57

0,93

0,65—0,8

0,19

аАТОБМ, ед.оп.пл.

0,6—0,85

0,71 [0,6; 0,88]

0,55

1,05

0,61—0,86

0,15

Корреляционный анализ показал (табл. 3), что только показатели инициальной скорости роста сгустка (Vi) и времени появления спонтанных сгустков (Tsp) статистически значимо коррелируют с тяжестью кататонии. При этом коэффициент корреляции по Спирмену R для показателя Vi=0,55, p=0,009, а для показателя Tsp Спирмен R=–0,61; p=0,002. Следовательно, для показателя Tsp наблюдается отрицательная корреляция, а для Vi — положительная корреляция с тяжестью кататонии у детей с РАС. Эти корреляции оцениваются как средней силы (0,5<ρ<0,7). Корреляционный анализ также показал (табл. 4), что среди показателей нейроиммунотеста только показатель уровня аутоантител к белку S100B статистически значимо коррелирует с тяжестью кататонии. При этом коэффициент корреляции по Спирмену R для показателя aabS100=0,52, p=0,009. Следовательно, это положительная средняя корреляция.

Таблица 3. Корреляционный анализ связей между параметрами ТД и шкалой кататонии (в баллах): оценки ранговой корреляции по Спирмену R

Корреляция параметров тромбодинамики в зависимости от значений шкалы кататонии в баллах

Коэффициент корреляции по Спирмену R

95% ДИ для R

р

Tlag, мин

–0,33

–0,654—0,0945

0,12

Vi, мкм/мин

0,55

0,135—0,767

0,009

Vst, мкм/мин

–0,185

–0,73—0,503

0,6

V, мкм/мин

0,34

–0,085—0,659

0,34

CS, мкм

–0,22

–0,799—0,576

0,6

D, у.е.

–0,06

–0,464—0,357

0,77

Tsp, мин

–0,61

–0,815 — –0,26

0,002

На рис. 1 показано рассеяние данных между значениями тяжести кататонии (ось Y) и значениями времени появления спонтанных сгустков (Tsp, ось Х). Видно, что с увеличением времени появления спонтанных сгустков уменьшается выраженность тяжести кататонии у детей с РАС.

Рис. 1. Рассеяние значений тяжести кататонии в баллах в зависимости от времени появления спонтанных сгустков (Tsp).

На рис. 2 приведено рассеяние данных между значениями тяжести кататонии (ось Y) и инициальной скорости (Vi) роста тромба от активатора (ось Х). Видно, что с увеличением инициальной скорости роста сгустка от активатора увеличивается выраженность тяжести кататонии у детей с РАС.

Рис. 2. Рассеяние значений тяжести кататонии в баллах в зависимости от значений инициальной скорости роста тромба от активатора (Vi).

На рис. 3 иллюстрируется рассеяние значений тяжести кататонии в баллах против значений уровней аутоантител к белку S100 (aabS100B). Видно, что с увеличением в сыворотке уровней аутоантител к белку S100В увеличивается выраженность тяжести кататонии у детей с РАС.

Рис. 3. Рассеяние значений тяжести кататонии в баллах в зависимости от значений уровней аутоантител к белку S100В (аАТS100B).

Таким образом, было установлено, что с тяжестью кататонии у детей с РАС коррелируют следующие три показателя: аАТS100B; Vi и Tsp. Все эти показатели имели корреляцию по Спирмену R с тяжестью кататонии (показатель Catatonia Scale) средней силы (0,5<R<0,7).

Для повышения информационной значимости и точности вклада исследованных коррелятов ТД и нейроиммунотеста в оценку тяжести кататонии у детей с РАС нами был выполнен многомерный линейный регрессионный анализ с целью построения линейного уравнения связи между клиническим параметром тяжести кататонии (Y=шкала кататоний в баллах) и коррелятами ТД и нейроиммунотеста (X1=аАТS100B; X2=Vi; X3=Tsp).

В табл. 5 приведены основные показатели регрессионного анализа. В столбцах В, SE для B и P приведены соответственно коэффициенты модели для факторов, включенных в модель (В), стандартные ошибки их средних значений (SE для B) и их статистическая значимость (P). В этой же таблице приводятся оценки качества регрессионной модели: множественный коэффициент корреляции (R=0,774) определяющий силу связи между показателем Y и линейной комбинацией факторов Х1, X2, X3; коэффициент детерминации (R2=0,63), определяющий информационную значимость регрессионной модели; значение F-критерия Фишера (F=8,41) и уровень статистической значимости регрессионной модели (p<0,001).

Таблица 5. Основные показатели множественной линейной регрессии

Фактор

Основные показатели множественной регрессии

Beta

SE для of Beta

B

SEдля of B

t

р

X1

0,49

0,156

28,1

9

3,1

0,006

X2

0,37

0,19

0,25

0,13

1,92

0,07

X3

–0,25

0,193

–0,12

0,09

–1,41

0,12

Из полученных данных видно, что коэффициент модели X1 (аАТS100B) является статистически значимым (p<0,001). Коэффициенты Х2 (Vi) и Х3 (Tsp) статистически значимы в пределах 70% уровня надежности (в соответствии с заданным F=1 для пошагового отбора в модель).

Регрессионная модель для параметра Y имеет вид:

Y=–17+28,1·X1+0,25·X2—0,12·X3.

Знаки коэффициентов модели отражают прямую связь параметра Y с факторами X1 и X2 и обратную — с фактором X3.

Степень влияния факторов X1, X2 и X3, включенных в регрессионную модель, на параметр Y рассчитывается по величине стандартизованных коэффициентов регрессии (колонка Beta) в процентах (табл. 6). Видно, что наибольшее влияние на параметр Y имеет фактор Х1 (аАТS100B 27,5%), затем факторы Х3 (Tsp 18,3%) и замыкает Х2 (Vi 17,2%).

Таблица 6. Степень и значимость влияния факторов на параметр Y

Фактор

Beta

Степень влияния, К%

р

X1

0,49

27,5

0,006

X3

–0,25

18,3

0,12

X2

0,37

17,2

0,07

В табл. 7 показан вклад изолированных (без включения в модель) показателей ТД, нейроиммунотеста и их комплексного показателя для оценки тяжести кататонии (параметр Y) у детей с РАС. Видно, что вклады изолированных факторов не превышают 37%, что свидетельствует о низкой информационной способности отдельных факторов в расчете значений показателя Y. Комплексный показатель, полученный на основе множественной регрессии, дает вклад, равный 63%. Остальные 37% вносят неучтенные и пока еще не известные нам факторы. Следовательно, комплексный показатель почти в 2 раза повышает точность и надежность расчета значений показателя Y.

Таблица 7. Вклад изолированных показателей ТД, нейроиммунотеста и их комплексного показателя для оценки тяжести кататонии (параметр Y) у детей с РАС

Показатель

Коэффициент корреляции R

Вклад изучаемых факторов %

Вклад неучтенных (резидуальных) факторов, %

коэффициент детерминации R2 (%)

100% — R2(%)

аАТS100B

0,55

30

70

Vi

0,55

30

70

Tsp

–0,61

37

63

Комплексный показатель

0,79

63

37

На рис. 4 представлена корреляционная связь между предсказанными значениями тяжести кататонии с использованием комбинированного маркера и показателями тяжести кататонии, определенными по шкале кататоний (BFCRS) у детей, больных РАС, и приведены показатели согласованности, точности и несмещенности предсказанных значений тяжести кататонии у детей с РАС. Видно, что предсказанные значения тяжести кататонии обладают высокой точностью (малый разброс данных относительно корреляционной прямой) и не смещены относительно показателей тяжести кататонии, оцененной по шкале кататонии (BFCRS).

Рис. 4. Корреляционная связь между предсказанными значениями тяжести кататонии с использованием комбинированного маркера и показателями тяжести кататонии, определенными по шкале кататоний (BFCRS) у детей с РАС.

Обсуждение

В настоящей работе было показано, что в рамках изученной регрессионной модели наибольший вклад в параметр Y (шкала кататоний) имеет фактор Х1 (аАТS100B — 27,5%). Это свидетельствует о вовлеченности белка S100В в патогенез РАС и кататонии у детей. Действительно, в литературе есть данные о повышенной концентрации в плазме крови белка S100B у детей с аутизмом [32]. Концентрации S100B были выше у детей с тяжелым аутизмом по сравнению с таковыми у детей с умеренным аутизмом. Эта ассоциация оставалась даже после поправки на вмешивающиеся факторы. Концентрации S100B положительно коррелировали с концентрациями TNF-α и уровнями аутоантител к белку S100B (aabS100B). Эти результаты, показывающие увеличение периферических концентраций S100B и TNF-α, свидетельствуют в поддержку гипотезы о роли белка S100B в РАС. Более того, недавние исследования показали, что белок S100В может играть важную роль в патогенезе РАС. По данным литературы, белок S100B может быть биомаркером воспаления при РАС [33]. Кроме того, в настоящее время повышение уровня белка S100B может также рассматриваться как реакция адаптации организма на НВ [34]. Известно, что развитие кататонии при РАС связано с развитием очагов НВ в белом веществе мозга и коррелирует со степенью активации микроглии [17]. Это НВ быстро переходит в системное стерильное воспаление, маркером которого является белок S100B [29]. Было показано [35], что повышенные уровни S100B при воспалении нарушали олигодендрогенез, а также целостность нейронов и синапсов, одновременно вызывая астроглиоз, активацию ядерного фактора каппа и воспаление. Было сделано заключение, что постоянно повышенные уровни S100B оказывают вредное воздействие на олигодендроглию и астроглию в течение периода нервного развития.

Таким образом, в настоящей работе установлено:

1. У детей с РАС и кататонией наблюдается статистически значимое повышение тромбодинамических скоростей Vi, Vst и уменьшение времени появления спонтанных сгустков Tsp. Это свидетельствует о развитии у детей с РАС и кататонией гиперкоагуляции со спонтанными сгустками. Наличие такой гиперкоагуляции свидетельствует об остроте НВ и, как следствие, системного воспаления у этих детей.

2. У детей с РАС и кататонией наблюдается статистически значимое повышение активности ЛЭ и функциональной активности α1-ПИ. Это также свидетельствует о развитии у этих детей НВ и, как следствие, системного воспаления.

3. Выявлено наличие корреляционных связей средней силы между тяжестью кататонии, определенной по шкале кататонии, и тромбодинамическими показателями Vi и Tsp, а также с показателем нейроиммунотеста — aabS100B. Наличие таких корреляций также свидетельствует об участии воспаления в патогенезе кататонии.

4. Для повышения информационной значимости вклада исследованных коррелятов ТД и нейроиммунотеста в оценку тяжести кататонии у детей с РАС нами был выполнен многомерный линейный регрессионный анализ с целью построения линейного уравнения связи между клиническим параметром тяжести кататонии (Y=шкала кататоний) и коррелятами ТД и нейроиммунотеста (X1=аАТS100B; X2=Vi; X3=Tsp). Было показано, что полученный нами комплексный показатель в 2 раза улучшает точность, надежность и информационную способность расчета значений показателя Y. Наибольшее влияние на параметр Y имеет фактор Х1 (аАТS100B 27,5%), затем фактор Х3 (Tsp 18,3%) и замыкает Х2 (Vi 17,2%).

Комплексный показатель, полученный на основе множественной регрессии, дает вклад, равный 63%. Остальные 37% вносят неучтенные и пока еще не известные нам факторы.

Полученные результаты делают актуальным поиск новых биологических коррелятов для более точной оценки связей между показателями НВ и тяжестью кататонии у детей с РАС и открывают новые перспективы для патогенетического лечения кататонии.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

<

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail