Изнак А.Ф.

Научный центр психического здоровья РАМН

Изнак Е.В.

Научный центр психического здоровья РАМН

Сорокин С.А.

Динамика и связь параметров когнитивных вызванных потенциалов и сенсомоторных реакций при терапии апатической депрессии

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(9): 52-57

Просмотров : 96

Загрузок : 2

Как цитировать

Изнак А. Ф., Изнак Е. В., Сорокин С. А. Динамика и связь параметров когнитивных вызванных потенциалов и сенсомоторных реакций при терапии апатической депрессии. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(9):52-57.
Iznak A F, Iznak E V, Sorokin S A. Dynamics and relationships of parameters of cognitive evoked potentials and sensorimotor reactions in the treatment of apathic depression. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2011;111(9):52-57.

Авторы:

Изнак А.Ф.

Научный центр психического здоровья РАМН

Все авторы (3)

Депрессия, являясь тяжелым и широко распространенным заболеванием, вносит значительный вклад в социальное и экономическое бремя общества, связанное с проблемами психического здоровья [9, 13, 20, 25]. Отмечается высокая распространенность депрессий во всех возрастных группах среди населения всего мира [20, 25] - до 17% и отчетливый рост заболеваемости, например в РФ с 1999 по 2005 г. число аффективных расстройств увеличилось почти в 1,5 раза [13]. Это может быть связано в ухудшением экологии, влиянием природных и техногенных катастроф, социально-экономическими проблемами, локальными военными конфликтами, информационным стрессом. Все это делает проблему депрессий одной из ведущих в современной клинической и биологической психиатрии.

Значительную долю (до 12-19%) депрессивных расстройств составляют апатические депрессии. Нарушение многих видов психической активности, снижение уровня мотивации и внимания, замедление моторики, процессов восприятия и принятия решений, тенденция к хронификации заболевания при апатической депрессии ведут к значительному ухудшению работоспособности пациентов (в том числе трудоспособного возраста), нарушению их социальной и семейной адаптации, вплоть до невозможности самообслуживания [9, 10].

Актуальность проблемы депрессий определяет широту исследований их патогенеза, которые интенсивно ведутся во всех странах с использованием комплексных мультидисциплинарных подходов, когда наряду с психопатологической оценкой состояния используются различные нейробиологические, в том числе нейрофизиологические и психофизиологические методы.

Так, для объективной оценки динамики функционального состояния головного мозга в процессе лечения адекватным и высокоинформативным является анализ параметров когнитивных вызванных потенциалов (ВП) [1, 14]. Этот метод относится к числу инструментальных нейрофизиологических методов, рекомендованных для клинического использования Международной и Американской ассоциациями клинических нейрофизиологов [14]. В отличие от стандартного электроэнцефалографического исследования он позволяет оценить функционирование головного мозга не только в покое, но и в активном состоянии на упрощенной модели деятельности. Известно, что в ситуации избирательного внимания и двухальтернативного выбора реакции (парадигма odd ball) длиннолатентный позитивный компонент когнитивных ВП (волна Р3 или Р300) выявляется преимущественно в усредненных ответах на реже предъявляемые значимые стимулы. При этом у пациентов с неврологическими и психическими расстройствами (шизофрения, деменции различного генеза, нарушения мозгового кровообращения, последствия черепно-мозговой травмы и др.) сниженное функциональное состояние головного мозга, в первую очередь нейрональных механизмов таких высших психических функций, как внимание, память, принятие решения, ассоциируется с увеличением пикового латентного периода (ЛП) волны Р300 [1, 5-7, 14, 15, 22, 24].

Для объективной оценки динамических характеристик двигательных расстройств и мозговых механизмов принятия решения, а также состояния внимания может быть адекватно использован такой относительно простой неинвазивный инструментальный психофизиологический метод, как анализ ЛП сенсомоторных реакций [5-8].

Целью настоящего исследования было уточнение нейрофизиологических основ нарушений моторных и ряда когнитивных функций при апатической депрессии путем комплексного использования нейрофизиологических и психофизиологических методов в совокупности с клинической оценкой состояния пациентов в динамике терапии.

Материал и методы

Исследование проводилось с соблюдением современных общепринятых норм биомедицинской этики.

В исследование были включены 22 пациента, 10 женщин и 12 мужчин (все праворукие) в возрасте от 20 лет до 51 года (средний - 36,4±2,5 года).

Во всех случаях была диагностирована эндогенная апатическая депрессия по МКБ-10 [10] - рубрики F31.3, F32.1 и F33.1.

Клиническая квалификация и лечение пациентов осуществлялись младшим научным сотрудником С.А. Сорокиным в Отделе эндогенных психических расстройств (рук. отдела - акад. РАМН А.С. Тиганов) Научного центра психического здоровья РАМН.

Количественная оценка тяжести депрессивного состояния в динамике терапии производилась индивидуально для каждого больного с использованием шкалы Гамильтона для депрессии (НАМ-D-21) [17].

Все пациенты дважды проходили нейропсихофизиологическое обследование: первый раз непосредственно перед началом терапии, второй раз - при отчетливом улучшении клинического состояния.

Нейропсихофизиологическое обследование проводилось в лаборатории нейрофизиологии (зав. лабораторией - профессор А.Ф. Изнак) Научного центра психического здоровья РАМН. Оно включало многоканальную регистрацию слуховых когнитивных ВП в ситуации избирательного внимания (парадигма odd ball), а также измерение ЛП простой сенсомоторной реакции и сенсомоторной реакции двухальтернативного выбора.

Регистрация слуховых когнитивных ВП осуществлялась с помощью аппаратно-программного комплекса Нейро-КМ («Статокин», Россия) и компьютерной программы BrainSys (автор А.А. Митрофанов) [11]. Пациент при этом сидел с закрытыми глазами в удобном кресле. Биоэлектрическая активность головного мозга записывалась по Международной системе 10-20 в отведениях: F3, F4, C3, C4, T3, T4, P3 и P4 относительно ипсилатеральных ушных референтов А1 и А2 с частотой дискретизации (оцифровки) 500 Гц.

Параметры фоностимуляции соответствовали международным рекомендациям [1, 14, 24]. Значимые и незначимые слуховые стимулы (всего 140-150 стимулов) предъявлялись бинаурально в случайном порядке. Межстимульный интервал в среднем составлял 2 с и для исключения выработки у пациентов условной двигательной реакции на время, варьировал в пределах ±15% (от 1700 до 2300 мс).

Значимые слуховые стимулы предъявлялись с вероятностью 30%. Они представляли собой короткие тоновые посылки (длительность 50 мс, частота 2000 Гц, громкость 70 дБ). Незначимые слуховые стимулы (тоновые посылки длительностью 50 мс с частотой 1000 Гц и громкостью 70 дБ) предъявлялись с вероятностью 70%. Пациенты получали инструкцию как можно быстрее коротко нажимать указательным пальцем правой руки на клавишу компьютерной «мыши» в ответ на значимые стимулы и не реагировать на незначимые стимулы.

Измерение ЛП сенсомоторной реакции двухальтернативного выбора (нажатие на клавишу «мыши» в ответ на предъявление значимого стимула) осуществлялось автоматически в ходе этой же процедуры. Для измерения ЛП простой сенсомоторной реакции сеанс фоностимуляции повторялся, но по новой инструкции пациент должен был как можно быстрее нажимать на клавишу «мыши» в ответ на оба звуковых сигнала (с частотой и 1000, и

2000 Гц). Затем под визуальным контролем из записи биоэлектрической активности головного мозга удалялись участки, содержащие артефакты, и производилось усреднение когнитивных ВП. Длительность эпохи усреднения составляла 1500 мс (500 мс до и 1000 мс после предъявления стимула), усреднялись 25-30 ответов на значимые стимулы. При этом также автоматически измерялись средние значения ЛП простой сенсомоторной реакции и реакции выбора и величина стандартного отклонения этих параметров.

Анализ слуховых когнитивных ВП включал измерение пиковых ЛП, их основных среднелатентных и длиннолатентных компонентов N1, P2, N2 и P3.

Статистическая обработка материала осуществлялась с использованием программ описательной и непараметрической статистики Statistiсa for Windows, v. 6.0. Клинические, нейрофизиологические и психофизиологические данные, полученные до начала курса терапии, сравнивались с аналогичными данными, полученными у тех же пациентов при выраженном улучшении клинического состояния. Достоверность различий средних значений исследованных параметров определялась с использованием W-теста Уилкоксона для зависимых выборок. Корреляционный анализ комплекса нейрофизиологических, психофизиологических и количественных клинических показателей проводился методом ранговой корреляции Спирмена.

Результаты и обсуждение

Клиническая оценка эффективности терапии

Показатели тяжести депрессии по шкале НАМ-D-21 у исследованных пациентов до начала лечения варьировали от 20 до 37 баллов (в среднем по группе 25,0±1,0 балла). Под влиянием терапии у всех больных существенно улучшилось клиническое состояние, что отразилось в уменьшении суммы баллов в среднем на 19,0 (средний по группе балл после курса терапии составил 6,0±0,7). При этом у половины пациентов (у 11 человек) значения суммарной балльной оценки стали меньше 7 баллов (от 0 до 6 баллов), то есть стали соответствовать норме, у остальных 11 больных заметно снизились (до 7-13 баллов).

Динамика ЛП компонентов слуховых когнитивных ВП

Улучшение функционального состояния головного мозга при улучшении клинического состояния больных объективно подтверждалось существенным уменьшением значений пиковых ЛП компонента Р3 слуховых когнитивных ВП во всех использованных отведениях как у каждого отдельно взятого пациента, так и высоко достоверно в среднем по группе (на 40,4 мс, p<0,01). Значения пиковых ЛП компонентов N1, P2 и N2 в динамике терапии у разных пациентов изменялись незначительно и разнонаправлено, так что средние значения этих изменений не достигли уровня достоверности.

Результаты анализа ЛП компонентов слуховых когнитивных ВП представлены в табл. 1.

Поскольку для широкого круга психических расстройств выявлена ассоциация между сниженным функциональным состоянием головного мозга и увеличенными значениями ЛП компонента Р3 когнитивных ВП [1, 5-7, 14, 15, 22, 24], полученные данные подтверждают, что при апатической депрессии общее функциональное состояние головного мозга также несколько снижено, а под влиянием адекватной терапии оно улучшается. Это находит отражение в сокращении пикового ЛП компонента P3 когнитивных ВП у пациентов с апатической депрессией при выраженном клиническом улучшении по сравнению с исходным (до начала терапии) состоянием. Вместе с тем, степень снижения функционального состояния головного мозга при апатической депрессии, по-видимому, относительно невелика по сравнению с органическими (травматическими, атрофическими, цереброваскулярными) поражениями ЦНС, так как среднегрупповые значения ЛП более коротколатентных компонентов когнитивных ВП (N1, P2 и N2) в динамике терапии изменяются незначительно, и эти изменения не достигают уровня достоверности.

Связь клинических показателей с ЛП компонентов когнитивных ВП

Результаты корреляционного анализа клинических показателей и ЛП компонентов слуховых когнитивных ВП показали, что связь тяжести депрессии с механизмом генерации «позднего» компонента P3, по-видимому, является нелинейной, поскольку, несмотря на, казалось бы, параллельное снижение общей суммы баллов по шкале НАМ-D и значений ЛП компонента P3 в динамике терапии, между этими показателями не было выявлено достоверно (р<0,05) отличавшихся от нуля коэффициентов ранговой корреляции. При этом, хотя среднегрупповые значения ЛП более коротколатентных компонентов (N1, P2 и N2) в процессе терапии изменяются незначительно и недостоверно, индивидуальная динамика значений ЛП этих компонентов также играет роль в модуляции функционального состояния головного мозга.

Так, значения общей суммы баллов по шкале НАМ-D-21, отражающие тяжесть депрессии, достоверно (р<0,05) положительно коррелировали со значениями ЛП компонента P2 в центральном (C3), височном (T3) и теменном (P3) отведениях от левого полушария. Значения суммы баллов по пунктам 1, 2, 3, 7 и 8 шкалы НАМ-D-21 (кластер собственно депрессии) достоверно (р<0,05) отрицательно коррелировали со значениями ЛП компонентов N2 и P3 в центральной (отведение C4) и височной (отведение Т4) областях правого полушария. Поскольку увеличенные значения ЛП компонентов когнитивных ВП отражают относительное снижение функционального состояния, а сокращение ЛП активацию соответствующих областей коры головного мозга, эти данные указывают на связь тяжести депрессии с ухудшением состояния левого и повышением активности правого полушария, что хорошо согласуется с результатами многих исследований (в том числе и собственных предыдущих работ) в которых подчеркивается важная роль угнетения левого и активации правого полушария в регуляции негативных эмоций и патогенезе депрессии [2, 4, 7, 8, 12, 16, 17, 21, 23].

Значения суммы баллов по пунктам 9, 10 и 11 шкалы НАМ-D-21 (кластер тревоги) достоверно (р<0,05) отрицательно коррелировали со значениями ЛП более коротколатентных компонентов (N1 и P2) когнитивных ВП в центральной (C3), височной (T3) и теменной (P3) зонах левого полушария. Аналогичная по физиологическому значению связь повышенной тревожности с излишней активацией левого полушария показана в ряде исследований [16, 18, 21].

Наконец, значения суммы баллов по пунктам 4, 5 и 6 шкалы НАМ-D-21 (кластер нарушений сна) достоверно (р<0,05) положительно коррелировали со значениями ЛП компонентов N1, P2, N2 и P3 в центральных (C3, С4), височных (T3, T4) и теменных (P3, P4) областях обоих полушарий. Логично предполагать, что следствием инсомнии при депрессии является дневная сонливость, то есть снижение функционального состояния мозга в светлое время суток, что ведет к замедлению переработки сенсорной информации и отражается в увеличении ЛП всех компонентов когнитивных ВП.

Результаты анализа корреляций между клиническими показателями тяжести депрессии и значениями ЛП компонентов слуховых когнитивных ВП во всех использованных отведениях ЭЭГ наглядно представлены в табл. 2.

Динамика ЛП сенсомоторных реакций

Улучшение клинического состояния пациентов ассоциировалось также с ускорением сенсомоторных реакций.

До начала терапии средние значения ЛП простой сенсомоторной реакции у разных пациентов варьировали от 175 до 417 мс (в среднем по группе 260,0±12,9 мс), средние значения ЛП сенсомоторной реакции двухальтернативного выбора варьировали от 284 до 444 мс (в среднем по группе 373,0±9,8 мс).

На этапе выраженного улучшения клинического состояния у всех пациентов отмечалось достоверное уменьшение средних значений ЛП простой сенсомоторной реакции (диапазон значений от 157 до 308 мс, в среднем по группе 214,0±9,0 мс, уменьшение относительно исходного уровня на 46 мс, р<0,05) и ЛП сенсомоторной реакции двухальтернативного выбора (диапазон значений от 224 до 415 мс, в среднем по группе 332,0±10,3 мс, уменьшение относительно исходного уровня на 41 мс, р<0,05). Несколько уменьшилась также величина стандартного отклонения значений ЛП реакции выбора (с 18,2 до 14,4 мс), что отражает повышение стабильности внимания.

Связь ЛП компонентов когнитивных ВП с ЛП сенсомоторных реакций

Улучшение психофизиологических показателей скорости сенсомоторных реакций в динамике терапии апатической депрессии ассоциировалось с изменениями индивидуальных (но не среднегрупповых) значений ЛП компонентов слуховых когнитивных ВП.

Так, средние значения ЛП простой сенсомоторной реакции достоверно (р<0,05) положительно коррелировали со значениями ЛП компонента P2 в лобной, центральной и височной областях правого полушария (в отведениях F4, C4 и Т4) и в центральной зоне левого полушария (в отведении C3). Значения стандартного отклонения ЛП простой сенсомоторной реакции, отражающие стабильность моторного контроля, достоверно (р<0,05) положительно коррелировали со значениями ЛП компонента N2 в левой лобной области (в отведении F3) и достоверно (р<0,05) отрицательно со значениями ЛП компонента P3 в центральных и теменных зонах обоих полушарий (в отведениях С3, C4, Р3 и Р4) и в височной области правого полушария (в отведении Т4). Последняя, казалось бы, парадоксальная корреляция, по-видимому, связана с тем, что снижение функционального состояния («функциональное отключение») сенсорно-ассоциативных областей коры, отражающееся в увеличении ЛП компонента Р3 когнитивных ВП в центрально-височно-теменных отведениях, способствует осуществлению автоматизированной (не требующей анализа слуховых стимулов) простой сенсомоторной реакции [19].

Средние значения ЛП сенсомоторной реакции двухальтернативного выбора достоверно (р<0,05) положительно коррелировали со значениями ЛП компонентов P2 и N2 в лобных, центральных и височных зонах обоих полушарий (в отведениях F3, F4, C3, C4, T3 и Т4) и со значениями ЛП компонента P3 в правой лобной и в теменных зонах обоих полушарий (в отведениях F4, Р3 и Р4). Значения стандартного отклонения ЛП реакции выбора, отражающие устойчивость внимания, достоверно (р<0,05) положительно коррелировали со значениями ЛП компонентов P2 и N2 в лобных, центральных, височных и теменных зонах обоих полушарий (в отведениях F3, F4, C3, C4, T3, Т4, Р3 и Р4). Таким образом, как замедление принятия решения (отражающееся в увеличении ЛП реакции выбора), так и ухудшение стабильности внимания (отражающееся в увеличении дисперсии ЛП реакции выбора) у пациентов с апатической депрессией ассоциируются с увеличением ЛП компонентов P2, N2 и P3 когнитивных ВП, а улучшение динамических характеристик сенсомоторных реакций при выраженном клиническом улучшении под влиянием терапии - с укорочением ЛП компонентов P2, N2 и P3 когнитивных ВП.

Результаты анализа корреляций между значениями ЛП сенсомоторных реакций и значениями ЛП компонентов слуховых когнитивных ВП во всех использованных отведениях ЭЭГ представлены в табл. 3.

В заключение следует отметить, что при апатической депрессии происходит снижение функционального состояния головного мозга, отражающееся, прежде всего, в увеличении ЛП компонента Р3 слуховых когнитивных ВП и в замедлении (увеличении ЛП) сенсомоторных реакций. Это состояние является обратимым под действием адекватной антидепрессивной психофармакотерапии, что указывает на достаточную сохранность мозговых механизмов нейропластичности [3] при апатической депрессии. При этом замедление принятия решения (отражающееся в увеличении ЛП реакции выбора) и ухудшение стабильности внимания (отражающееся в увеличении дисперсии ЛП реакции выбора) у пациентов с апатической депрессией ассоциируются с увеличением ЛП компонентов P2, N2 и P3 когнитивных ВП, а улучшение динамических характеристик сенсомоторных реакций при выраженном клиническом улучшении под влиянием терапии - с укорочением ЛП компонентов P2, N2 и P3 когнитивных ВП.

Особенности корреляций между клиническими показателями тяжести депрессии (общей суммой баллов по шкале НАМ-D-21, а также суммой баллов кластеров депрессии и тревоги) и значениями ЛП компонентов когнитивных ВП в отведениях от правого и левого полушарий у пациентов с апатической депрессией указывают на связь тяжести депрессии с ухудшением состояния левого и повышением активности правого полушария, что хорошо согласуется с результатами многих исследований (в том числе и собственных предыдущих работ, в которых подчеркивается важная роль угнетения левого и активации правого полушария в регуляции негативных эмоций и в патогенезе депрессии.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail