Митихина И.А.

1. Научный центр психического здоровья РАМН, Москва; 2. Санкт-Петербургская психиатрическая больница им. П.П. Кащенко

Митихин В.Г.

Ястребов В.С.

Лиманкин О.В.

Психическое здоровье населения мира: эпидемиологический аспект (зарубежные исследования 2000-2010 гг.)

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(6): 4-14

Просмотров : 1444

Загрузок : 37

Как цитировать

Митихина И. А., Митихин В. Г., Ястребов В. С., Лиманкин О. В. Психическое здоровье населения мира: эпидемиологический аспект (зарубежные исследования 2000-2010 гг.). Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(6):4-14.
Mitikhina I A, Mitikhin V G, Iastrebov V S, Limankin O V. Mental health of the world population: epidemiological aspects (the analysis of foreign research results for 2000-2010). Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2011;111(6):4-14.

Авторы:

Митихина И.А.

1. Научный центр психического здоровья РАМН, Москва; 2. Санкт-Петербургская психиатрическая больница им. П.П. Кащенко

Все авторы (4)

a:2:{s:4:"TEXT";s:72821:"

Изменения в политической, экономической и социальной сфере, наиболее активно происходящие в мире в последние два десятилетия, активизация процессов глобализации, ведущая к мировому разделению труда, перераспределению человеческих и производственных ресурсов, стандартизации законодательства, сближению различных культур - все это приводит к значительным изменениям в социальной и экономической сфере различных стран мира. В этот переходный период крайне важно определение уровня и качества жизни населения, состояние его здоровья, что явилось одной из причин активизации в конце прошлого и начале нового столетия деятельности ВОЗ по разработке концептуальных подходов к охране здоровья, в том числе психического, и проведению национальных программ в этой области. В этот период были организованы многие национальные и международные программы по своевременному выявлению различных видов психической патологии, их квалифицированной диагностике и лечению, определению масштаба урона и других последствий, связанных с психическим нездоровьем населения. Важным условием проведения этих коллаборативных исследований было применение методик и инструментов, позволивших получать сопоставимые показатели медико-демографических, социальных, клинических и иных характеристик обследуемого населения разных стран и континентов.

Известно, что приоритеты в области здравоохранения определяются эпидемиологическими тенденциями распространенности различных видов патологии, их влиянием на показатели трудоспособности и продолжительности полноценной жизни человека. Психические и поведенческие расстройства вносят существенный вклад в оценку общего бремени болезней во всем мире. Исследования глобального бремени психических болезней, выполненные в последние годы по инициативе ВОЗ [37, 38, 73] и основанные на оценке бремени психической патологии по показателю DALY[1], показали, что психические расстройства выдвинулись в ряд основных причин ухудшения состояния здоровья населения во всех странах.

Авторами данной публикации были проанализированы современные подходы к изучению распространенности психической патологии и полученные результаты по оценке состояния психического здоровья населения отдельных стран мира. Как известно, наиболее важные показатели эпидемиологии психических расстройств - болезненность, заболеваемость населения и риск заболеваемости, однако исследователи различных психиатрических школ по-разному трактуют их содержание. В связи с этим представляется важным дать современное определение используемых терминов [72].

Болезненность , или распространенность (prevalence), определяется общим числом больных, которое включает ранее состоявших на учете и вновь заболевших в течение года. В зависимости от глубины ретроспективного анализа распространенность может быть текущей (point, current prevalence), при которой этот показатель отражает число лиц, имеющих изучаемое расстройство в данное время; годичной (year prevalence) - показатель, отражающий число лиц, которые заболели в течение года, предшествовавшего обследованию; в течение жизни (lifetime prevalence) - показатель, отражающий наличие психических расстройств на протяжении жизни человека. Расчет перечисленных показателей ведется на 100, 1000, 10 000 или 100 000 населения.

Заболеваемость (incidence) - число впервые заболевших психическим расстройством в течение определенного времени (обычно одного года) в пересчете на 100, 1000, 10 000 или 100 000 населения.

Материал и методы

Учитывая многообразие данных, которые были получены на основе международных исследовательских программ во многих континентальных странах, а также значительный разброс показателей в них, в настоящую работу были включены результаты лишь зарубежных работ по проблеме психического здоровья, выполненных в период 2000-2010 гг. и наиболее показательных для характеристики уровня психического здоровья того или иного региона мира. Работы отечественных авторов в этот анализ включены не были, поскольку нами они освещались ранее[2].

Материалом для данной публикации послужила совокупность научных публикаций зарубежных авторов на тему «Национальные эпидемиологические исследования болезненности и заболеваемости психическими расстройствами». Источниками информации явились базы данных ВОЗ - департамента психического здоровья в штаб-квартире в Женеве и региональных отделов ВОЗ, база данных Национальной медицинской библиотеки США «PubMed», архивы публикаций ведущих зарубежных медицинских журналов в области психического здоровья, научная библиотека Научного центра психического здоровья РАМН. В работе были также использованы основные поисковые системы Internet.

В настоящей работе был использован метод контент-анализа, позволивший провести формализованную оценку текстовой и графической информации международных исследовательских программ по проблеме психического здоровья, а также выявить формирующиеся тенденции в этой области исследований [70]. Для выявления тех или иных закономерностей, присущих отдельным регионам мира, материал результатов исследований расположен в соответствии с континентальной принадлежностью стран, в которых эти исследования проводились.

Результаты

По данным ВОЗ [73], в 2005 г. на долю нервных и психических расстройств приходилось 28% объема DALY, потерянных вследствие неинфекционных заболеваний. Наибольший вклад в данном показателе принадлежит униполярной депрессии, на которую приходилось 10 из 28% DALY. В ряду основных заболеваний, вносящих вклад в мировой показатель DALY, униполярная депрессия занимала 3-е (4,3%) место. По прогнозам ВОЗ [50, 73], к 2030 г. это расстройство будет занимать 1-е (6,2%) место, опережая сердечно-сосудистые заболевания (5,5%) и травматизм (4,9%). Распределение вклада униполярной депрессии в мировой показатель DALY по основным регионам мира к 2005 г. представлено на рис. 1.

Рисунок 1. Распределение вклада (в %) униполярной депрессии к 2005 г. в мировой показатель DALY по основным регионам (по данным ВОЗ, 2008). По оси абсцисс: 1 - Америка, 2 - Европа, 3 - Юго-Восточная Азия, 4 - Западный регион Тихого океана, 5 - Ближний Восток, 6 - Африка.

Необходимо подчеркнуть, что к 2005 г. униполярная депрессия занимала 1-е место в странах с высоким и средним уровнем дохода (соответственно 8,2 и 5,1% объема DALY по этим группам стран). По оценкам P. Kind и J. Sorensen [41], 20% прямых расходов на здравоохранение в странах Евросоюза приходились на заболевания нервной системы, чаще всего - депрессию. В Соединенном Королевстве прямые затраты, связанные с депрессией, оценивались в 420 млн фунтов, в то время как косвенные затраты - в 3 млрд фунтов. Для сравнения укажем, что в США, так же как и в Соединенном Королевстве, косвенные затраты превышали расходы на лечение. В частности, P. Greenberg и соавт. [26] оценивали экономическое бремя депрессии в США в 83,1 млрд долларов. Почти ⅓ (31%, или 26,1 млрд долларов) от этой суммы составили прямые расходы, связанные с лечением, 7% (5,4 млрд долларов) отражали потери, связанные со смертностью в результате суицидов. Наибольшая часть косвенных потерь вызвана утратой трудоспособности и снижением производительности труда в связи с отсутствием лечения депрессии или недостаточной его эффективностью.

В ряде работ [1, 2, 36, 37, 53] отмечается, что за последнее время выявляемость психических расстройств повсеместно возросла. По данным этих и других исследований, клинически значимые проблемы психического здоровья в различных странах мира обнаружены у 25 - 30% пациентов общей медицинской сети, у которых были выявлены депрессии, тревожные и соматоформные расстройства, а также злоупотребление психоактивными веществами. Поскольку очевидно, что депрессия становится все более распространенным и длительно текущим расстройством, которое не всегда своевременно диагностируется, в последние десятилетия было проведено несколько масштабных эпидемиологических исследований, посвященных депрессивным расстройствам. В первую очередь речь шла о расстройствах, которые по классификациям ICD-10 и DSM-IV определяются как депрессивный эпизод/большая депрессия. Одной из первых работ по этой проблеме было региональное исследование Национального института психического здоровья США (NIMH) [60], в ходе которого установлено, что в США ежегодно 9,5% населения в возрасте старше 18 лет заболевают аффективными расстройствами. В течение последующих лет другими авторами [18, 40, 42, 56, 59] было показано, что депрессивные расстройства не только часто встречаются среди населения в целом, но и относятся к числу наиболее распространенных заболеваний в первичной медицинской сети. При этом отмечено, что, хотя данные о частоте депрессивных расстройств в учреждениях первичного звена существенно разнятся, эти показатели остаются неизменно высокими. В частности, согласно одному из первых крупных международных исследований [67], проводившихся в 14 регионах, показатели заболеваемости депрессией составили более 10%.

В международных психиатрических исследованиях [11, 34, 35], которые проводились в ряде крупных регионов и стран, была дана оценка болезненности (в течение жизни) и 12-месячной заболеваемости большим депрессивным расстройством. Обобщенные результаты этих исследований по отдельным регионам мира были представлены R. Kessler и T. Ustun [37]. Они отражены на рис. 2.

Рисунок 2. Оценки болезненности (в течение жизни) и заболеваемости (12 мес) большим депрессивным расстройством (на 100 человек) к 2005 г. в некоторых регионах мира. По оси абсцисс: 1 - США, 2 - Европа, 3 - Новая Зеландия, 4 - Мексика, 5 - Нигерия; по оси ординат - показатель.
На нем представлены средние значения соответствующих показателей для лиц среднего возраста, которые характеризуются также определенной ошибкой измерения. Популяционные исследования, проводившиеся среди детей, подростков и лиц пожилого возраста, показали, что депрессия является распространенным заболеванием и в этих возрастных группах.

В апреле 2009 г. на 12-м Конгрессе IFPE (Международная Федерация Психиатрической Эпидемиологии) был представлен доклад консорциума WMH (R. Kessler и соавт.), в котором обобщены результаты исследования 12-месячной болезненности психическими расстройствами в 17 странах из 6 регионов мира (были использованы материалы, полученные в период 2001-2003 гг. [69, 74]). Диагностику проводили на основе WMH-CIDI/DSM-IV, при этом использовали адаптированные версии [33] этих инструментов в рамках эпидемиологических программ соответствующих стран: ESEMeD (Европа), NCS-R (США), M-NCS (Мексика), WMHJ (Япония) и т.д. В частности, два исследования были проведены на двух языках (голландском и французском в Бельгии, русском и украинском в Украине). В итоге, в докладе консорциума были представлены показатели болезненности по всем основным расстройствам, а также отдельно по тяжелым нарушениям в 17 странах. Эти данные демонстрируют весьма значительный разброс показателей (рис. 3).

Рисунок 3. Болезненность (в %) психическими расстройствами (на основе 12 мес) в 17 странах ВОЗ.

Наиболее высокими они были в США, Украине, Колумбии, Новой Зеландии и Франции.

В упомянутом докладе ставился вопрос: чем вызывается такая разница в показателях? Авторы сформулировали несколько причин: 1) адекватность диагностических инструментов (DSM и CIDI) и их «способность» характеризовать психические расстройства в рассматриваемых странах; 2) уровень подготовки кадров, задействованных в исследованиях; 3) дифференциальное воздействие социального стресса; 4) генетические различия. Для того чтобы более убедительно продемонстрировать влияние этих причин на показатели болезненности и продемонстрировать влияние уровня развитости служб психического здоровья на показатели болезненности, можно соотнести обсуждаемые данные с показателями численности психиатров в странах ВОЗ, которые приведены в одной из публикаций [22] в виде таблицы (табл. 1).

Используя данные табл. 1, продемонстрируем более наглядно различия в показателях болезненности по всем расстройствам в форме рисунка (рис. 4).

Рисунок 4. Болезненность (в %) населения 17 стран ВОЗ психическими расстройствами (на основе 12 мес) в зависимости от численности психиатров (на 100 000 населения).
В сравнении с рис. 3 рис. 4 более информативен, ибо позволяет строить конкретные гипотезы о факторах, влияющих на показатели болезненности в рассматриваемых странах. В частности, на рис. 4 достаточно отчетливо просматриваются следующие зависимости: 1) влияние диагностических инструментов (например, правая часть диаграммы - это европейские страны, Израиль, верхняя центральная часть - США, Украина, левая часть - Китай, ЮАР, Мексика, Колумбия, Ливан); 2) влияние численности психиатров. Очевидно, следует рассматривать нелинейную зависимость показателя болезненности от взаимодействия указанных факторов (коротко: от количества и качества подготовки кадров служб психического здоровья) с учетом социально-экономических и демографических факторов жизни населения.

Региональные характеристики

Европа. Европа представляет собой сложный объект для эпидемиологических исследований, поскольку представлена множеством стран, разнородных по культуральным особенностям, социально-экономическому развитию, политическому устройству, демографической ситуации и географическому положению, и, наконец, наличию разных психиатрических школ. Приступая к характеристике состояния психического здоровья этого региона, следует отметить, что некоторые из нынешних европейских стран еще недавно являлись независимыми государствами со своим политическим, социальным и экономическим укладом, а отдельные из них входили в состав Советского союза.

В 2005 г. журнал «European Neuropsychopharmacology» представил аналитический обзор [77] о масштабах распространенности психических расстройств в Европе и их экономических последствиях для Европейского союза. Эти материалы были доложены на Европейском психиатрическом конгрессе [55], где были представлены эпидемиологические данные о широком спектре психических расстройств, взятые из популяционных исследований, проведенных в европейских странах. Авторы этой работы пытались определить доступность и согласованность данных о распространенности психической патологии, ее лечении и связанной с ней нетрудоспособности в странах ЕС. Были отмечены факторы, препятствовавшие объективной оценке распространенности психических расстройств в Европе и связанной с ними нетрудоспособности - отсутствие единого стандарта проведения таких работ, разнообразие диагностических подходов, классификаций, различия культурного, юридического, медицинского, языкового, экономического факторов и др.[3]

При оценке болезненности, проведенной на основе анализа выбранных совокупностей данных названных выше программ, было выявлено, что в течение последних 12 мес около 27% (82,7 млн человек) взрослого населения ЕС в возрасте от 18 до 65 лет страдают или страдали, по меньшей мере, одним психическим расстройством. С учетом выраженной коморбидности (около ⅓ больных имели более одного расстройства) наиболее частыми формами патологии были тревожные (12%, или 36,3 млн человек), депрессивные (большая депрессия и биполярное аффективное расстройство - 7,8%, или 20,8 млн человек) и соматоформные (персистирующие боли, ипохондрические и соматизированные расстройства - 6,3%, или 18,9 млн человек) расстройства, а также патологические зависимости от психоактивных веществ (3,4%, или 9,2 млн человек). Психотическими расстройствами страдали 0,8%, или 3,7 млн больных.

Принимая во внимание специфику метаанализа, особенности выборки (размеры выборок изменялись от 250 до 10 000 и более) и другие методологические различия между исследованиями, представляется, что, несмотря на значительные культурные и национальные различия, есть определенный объем доказательных данных, которые можно обобщить (табл. 2).

На последнем этапе анализа участниками исследовательских проектов были отмечены серьезные ограничения в трактовке полученных ими результатов. Оказалось, что полученные исследователями данные о распространенности психической патологии должны рассматриваться с учетом того, что для ряда стран (Кипр, Эстония, Греция, Ирландия, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Польша, Португалия, Словакия, Словения), население которых составляет 17,5% всей его численности в ЕС, вообще не удалось найти соответствующих популяционных исследований, а возможность экстраполяции данных, полученных на материале других стран, оставалась сомнительной. В конечном итоге данные о заболеваемости и общем уровне коморбидности учитывались на основе всего нескольких, наиболее полных исследований - проекты ESEMeD [5, 13-15], ВОЗ [72] и некоторые другие [63, 76]. Дополнительным материалом для оценки распространенности шизофрении и психотических расстройств в странах Евросоюза послужили результаты работы W. Rossler и соавт. [62], которая была посвящена оценке бремени этих заболеваний. Оценки перечисленных выше работ вполне согласуются и укладываются в 95% доверительные интервалы (см. табл. 1).

По данным обзора F. Jacobi и соавт. [30] за 2000-2004 гг., болезненность психотическими расстройствами составляла 26 случаев за 1 год и 45 случаев за всю жизнь (принимая во внимание любой психотический синдром на 1000 населения в возрасте 18-65 лет). Психотические синдромы в этом исследовании включали шизофрению, шизоаффективные и бредовые расстройства, а также психотическую симптоматику в рамках депрессивных и биполярных расстройств. Заболеваемость, если следовать узким понятиям шизофрении, находилась в диапазоне между 0,7 и 1,4 случая на 10 000 населения, развившемся в течение года. Если исходить из широкого понятия, заболеваемость составила от 1,6 до 4,2 случая на 10 000 населения ежегодно. Эти показатели аналогичны результатам, полученным в некоторых других работах [58, 61]: 1,7 случая на 10 000 в год только для шизофрении (по МКБ-10) и 1,9 на 10 000 в год при использовании более широкого понятия болезни, включавшего также и параноидные расстройства.

Азия. Как известно, Азия является крупнейшим континентом мира по площади, на котором проживают более 3,5 млрд человек (более 50% населения мира). Основные динамично развивающиеся государства этого региона - Япония, Китай и Индия - характеризуются очень высокой плотностью населения и разными социально-экономическими и культурными условиями жизни. По классификации Всемирного Банка, эти государства относятся к странам с высоким, ниже среднего и низким уровнем доходов населения соответственно. Существенно отличаются и ресурсы служб психического здоровья в этих странах [19-24]. Так, например, в Японии на 100 000 населения число психиатров и медсестер составляет 9,4 и 59 соответственно, а в Китае и Индии - 1,3 и 2; 0,2 и 0,05 соответственно. Очевидно, что приведенные показатели кадровой оснащенности психиатрических служб, как и другие социально-экономические показатели, не могут не оказывать влияния на степень достоверности эпидемиологических показателей, а также качество функционирования служб психического здоровья в этом регионе. Кроме того, при учете огромной численности населения Китая и Индии (около 1,5 и 1,2 млрд соответственно) для проведения адекватных национальных оценок болезненности необходимо соблюдать особые условия формирования выборок при проведении исследований (объем материала, его репрезентативность, адаптация диагностических инструментов и др.). Остановимся на отдельных странах азиатского региона.

Япония. Проведенные в последние годы национальные и кросс-национальные эпидемиологические исследования [31, 32, 45] с использованием WMH-WHO-версии CIDI-интервью и DSM-IV показали, что болезненность (на основе 12-месячных показателей) по основным группам психических расстройств в Японии оказалась весьма низкой в сравнении с аналогичными показателями западных стран. В табл. 3 приведены значения показателей болезненности на основе результатов эпидемиологических обследований городского и сельского населения в четырех префектурах Японии [31].

Общее число обследованных составило более 1600 человек.

Как видно из представленных в табл. 3 данных, среди всех выявленных расстройств 17% могут быть отнесены к тяжелым и 47% - к умеренным расстройствам. Низкие показатели алкогольной и наркотической зависимости исследователи объясняют строгой государственной политикой в этой области. Авторы отмечают в целом низкую обращаемость населения за помощью в службы психического здоровья - даже среди лиц с серьезными психическими расстройствами за специализированной помощью обращалось всего около 20% этой категории пациентов. Исходя из этого, делается вывод, что основной задачей совершенствования политики в области психического здоровья населения Японии является работа с населением в области психиатрического просвещения, а также обеспечение доступности услуг службы психического здоровья.

Китай. Эпидемиологические исследования в Китае, проведенные в последние годы [47, 57, 78, 79], были посвящены изучению распространенности расстройств в отдельных населенных пунктах и провинциях (Пекин, Шанхай) на сравнительно небольших выборках, численность которых составляла 1000 - 3000 человек. Для сравнения заметим, что в странах Европы, Латинской Америки, Африки с меньшим на порядок и более населением объемы выборок составляли от 2000 до 5000, а в США - до 10 000 человек [64, 72, 77]. В табл. 4 приводятся результаты исследований распространенности основных психических расстройств (за 12 мес) в Пекине и Шанхае в период 2002-2003 гг. [72].

В работах [39, 46, 47, 57] обсуждаются сложности проведения эпидемиологических исследований в Китае. В связи с этим обобщение полученных результатов или формирование каких-то прогнозов, основанных на полученных результатах обследований в Китае, как нам представляется, следует проводить с известной осторожностью.

Индия. Говоря о системе охраны психического здоровья этой страны, необходимо отметить, что традиционно служба психического здоровья Индии располагает весьма скромными кадровыми и иными ресурсами. Так, по данным обзора Министерства здравоохранения Индии [54] и работы [22], показатель числа психиатров составлял всего 0,2 на 100 000 населения, что аналогично уровню показателей государств Центральной Африки, часть из которых находится на феодальной стадии развития. Существующий в стране дефицит психиатрических кадров и иных ресурсов отдельные провинции страны пытаются заменить общественными формами помощи психически больным и членам их семей, которая оказывается различными негосударственными, некоммерческими организациями и объединениями. Эпидемиологические исследования национального уровня проводились с использованием диагностических инструментов, имеющих размытые характеристики и описания [17, 49]. При оценках болезненности использовались результаты 10 исследований, которые проводились в период с 1973 по 2000 г. на различных группах населения и среди которых имелись выборки, не соответствующие принятым международным стандартам эпидемиологических исследований. В табл. 5 представлены усредненные показатели болезненности (lifetime) по основным психическим расстройствам.

Приведенные результаты исследования, на наш взгляд, как и в случае с Китаем, имеют значительные погрешности и могут быть использованы со значительными оговорками.

Северная Америка. В анализ показателей этого региона включены данные исследований двух стран - США и Канады, в которых в сравнении с другими странами американского региона в наибольшей степени представлены национальные психиатрические службы и сеть научно-исследовательских учреждений соответствующего профиля.

Соединенные Штаты Америки. Показатели психических расстройств в США, диагностируемых по DSM-IV, довольно высоки. Согласно отдельным оценкам [35], ежегодно страдают психическими расстройствами 26,2% американцев в возрасте от 18 лет и старше, что составляет порядка 60 млн человек населения страны. Среди этих показателей доля выраженных психических расстройств мала (около 6%). Депрессивные расстройства выявлялись ежегодно у 21 млн взрослых (9,5% населения). Большое депрессивное расстройство ежегодно отмечается у примерно 14,8 млн взрослых американцев, или около 6,7% населения США; по данным ВОЗ [73], оно являлось ведущей причиной инвалидности населения США в возрасте 15-44 лет. Показано, что, хотя большое депрессивное расстройство может развиться в любом возрасте, средний возраст начала заболевания составил 32 года. Биполярное расстройство диагностировано примерно у 5,7 млн взрослых (около 2,6% населения). Средний возраст начала для биполярных расстройств составил 25 лет.

Шизофрения выявлена у 2,4 млн взрослых, или около 1,1% населения в возрасте 18 лет и старше. Соотношение мужчин и женщин было одинаковым. Манифестация заболевания у мужчин отмечена в подростковом и юношеском возрасте, в среднем - в 20 лет, в отличие от женщин, у которых средний возраст начала заболевания был около 30 лет.

Тревожные расстройства выявлялись ежегодно у 40 млн взрослых (18,1% населения). Тревожные расстройства включали панические, обсессивно-компульсивные, посттравматические стрессовые, генерализованные тревожные и фобии (социальные фобии, агорафобия, а также конкретные фобии).

Синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) являлся одним из наиболее распространенных психических расстройств у детей и подростков, но отмечался у 4,1% взрослых в возрасте 18-44 лет [34]. Средний возраст начала СДВГ составил 7 лет.

Расстройства личности представляют собой модели поведения, которые заметно отклоняются от общепринятых. Среди взрослых от 18 лет и старше, по оценкам [48], расстройства личности были диагностированы в 9,1% случаев.

В 2006 г. более 33 тыс. человек, или около 11 на 100 000 населения, по данным официальной статистики [10], умерли вследствие завершенного суицида. В США более 90% людей, которые совершили самоубийство, имели диагностически подтвержденные случаи психических расстройств, среди которых наиболее часто встречались депрессивные расстройства или злоупотребление психоактивными веществами. Самый высокий уровень самоубийств в США отмечался среди белых мужчин в возрасте старше 80 лет. Завершенные случаи суицида отмечались в 4 раза больше среди мужчин, чем женщин [43], однако женщины совершали попытки самоубийства в 2-3 раза чаще, чем мужчины.

Около 7,7 млн взрослых американцев в возрасте от 18 лет и старше, или около 3,5% населения в этой возрастной группе, ежегодно имели посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Средний возраст начала этого психопатологического расстройства составлял 23 года, хотя, согласно приводимым данным [12, 34], оно может развиться в любом возрасте, в том числе детском.

Канада. Согласно данным специального опроса [9], проведенного в рамках программы обследования канадской коммунальной службы здоровья (Canadian Community Health Survey)[4], 7 (67,1%) из 10 канадцев сообщили, что их психическое здоровье было отличным или очень хорошим, примерно 26,0% респондентов расценили его как хорошее. По мнению участников опроса, стресс является основным фактором, влияющим на состояние их психического здоровья. Респондентами было выбрано несколько основных источников стресса, который они пережили: собственные физические проблемы (11,5%), финансовое положение (11,0%), проблемы образования (8,2%), здоровье члена семьи (7,4%), личная и семейная ответственность (7,0%), личные отношения (5,0%), собственное положение на работе (4,3%), уход за ребенком (4,2%), занятость (4,1%), личная безопасность (2,1%), дискриминация (1,0%), смерть близкого (0,5%).

По данным результатов национальных эпидемиологических и статистических исследований в период 2000 - 2008 гг., выполненных под эгидой Статистического управления министерств здравоохранения и труда Канады [7, 25, 28, 65, 66], в табл. 6 приведены оценки показателя болезненности (период 12 мес в % к взрослому населению) для основных психических расстройств.

Следует добавить, что инвалидизация вследствие психических заболеваний составила около 25% общего показателя инвалидности по стране. В целом, на основе приведенных статистических показателей можно говорить о достаточно стабильной обстановке в области психического здоровья населения Канады: уровень болезненности и заболевания по основным психическим расстройствам населения этой страны оказался в 3-5 раз ниже по сравнению с другими странами, имеющими достаточно высокий уровень доходов.

Латинская Америка. Основная часть стран Латинской Америки (Центральная и Южная Америка, а также Карибский бассейн) по классификации Всемирного Банка относится к странам со средним, ниже среднего и низким уровнем доходов населения. Около 40% населения этого континента сталкиваются с серьезными экономическими проблемами и безработицей, имеют низкий уровень образования - всего от 15 до 20% общей численности населения имеют высшее образование. Ресурсы служб психического здоровья в этих странах также весьма ограничены. Согласно данным работы [4], ресурсные показатели кадров в странах Латинской Америки составляют 1,6 психиатров, 2,7 медсестер, 2,8 психологов и 1,9 социальных работников на 100 000 населения, что практически на порядок ниже аналогичных показателей стран Европы и США. По данным этой же работы, средние показатели основных нервно-психических расстройств в странах этого региона представлены следующим образом: однополярная депрессия - 35,7%, алкоголизм - 18,2%, шизофрения - 7,8%, биполярное аффективное расстройство - 6,6%, злоупотребление психоактивными веществами - 5,6%. Приведенные показатели психического здоровья, по мнению автора, отражают низкое качество жизни населения стран этого региона - 10,5% от общемирового показателя DALY.

Результаты ряда национальных и кросс-национальных эпидемиологических исследований в некоторых странах Латинской Америки [51, 52, 68, 71, 72] позволили получить оценки болезненности по основным психическим расстройствам (табл. 7).

Приведенные в табл. 7 средние оценки показателей болезненности для различных расстройств определялись с учетом весомости исследований [44]. Следует добавить, что у женщин уровень болезненности (за исключением алкогольной и наркотической патологии) был в 2-4 раза выше по сравнению с мужчинами. Городское население имело уровень болезненности на 20-120% выше по всем категориям расстройств [6, 68]. Расходы на службу психического здоровья в странах Латинской Америки [22] были весьма скромными и составляли от 0,08% в Колумбии и до 2,5% в Бразилии от бюджета здравоохранения в этих странах.

Африка. Большинство стран Африканского региона относятся к странам с уровнем доходов населения ниже среднего и низким. Обеспеченность психиатрами в среднем по региону составляет около 0,1 на 100 000 населения. В большинстве африканских стран предусмотрены очень низкие расходы на службу психического здоровья населения - меньше 1% от национальных бюджетов на здравоохранение, которые сами по себе также очень низки [22]. В связи с наличием многих проблем в социально-экономической сфере и области здравоохранения, низким уровнем жизни, этнической разнородностью жителей и низким уровнем моральных и иных традиционных ценностей население стран этого континента находится в группе существенного риска заболеваемости нервно-психическими расстройствами. Наиболее показательной в этом плане является ситуация в ЮАР и Нигерии. ЮАР является одной из самых этнически разнообразных стран Африки и имеет большую долю белого, коренного африканского и смешанного населения. Одна из центральных медико-социальных проблем этой страны - массовое распространение ВИЧ-инфекции, по которому ЮАР занимает первое место в мире. Изучение влияния стресса на состояние здоровья населения ЮАР (SASH - South African Stress and Health Study) является одним из актуальных направлений исследований ВОЗ в Африканском регионе [29]. Как отмечалось выше, аналогичная ситуация наблюдается и в Нигерии, которая по численности населения занимает 25-е место в мире (около 150 млн человек) и является крупнейшим государством африканского континента. В табл. 8 приведены оценки болезненности (12 мес и в течение жизни), полученные для ЮАР и Нигерии в 2002-2004 гг. [27, 64, 72, 75].

Низкие величины показателей болезненности для Нигерии в сравнении с таковыми для ЮАР можно объяснить, во-первых, значительно более высоким влиянием социально-экономических условий жизни в ЮАР («эффект стресса»), во-вторых, более низким культурным уровнем населения Нигерии (67% грамотных против 82% в ЮАР) и, в-третьих, низким качеством эпидемиологического исследования, проведенного в Нигерии. В связи с последним обстоятельством при использовании приведенных в табл. 8 данных необходимо принимать во внимание значительную статистическую погрешность оценок 12-месячной болезненности психическими расстройствами населения Нигерии, которая составляет от 20 до 50%.

Австралия. Анализ состояния психического здоровья в Австралии проведен на основе данных регулярно публикуемых отчетов национального института здоровья [3] и результатов соответствующих публикаций [8, 65]. В табл. 9 приведены значения показателя болезненности (за период 12 мес в % к взрослому населению) для основных психических расстройств.

Наиболее часто встречающиеся случаи депрессивных расстройств отмечены у населения возрастной группы 35 -44 года, для женщин - в возрасте 18-24 лет. Согласно приведенным данным, генетический риск развития клинической депрессии составил около 40%, а остальные 60% были связаны с ситуациями жизненного стресса. Проблемы психического здоровья затрагивали 14% детей и подростков. Самый высокий показатель распространенности всех психических расстройств имели в сравнении с другими возрастными группами молодые люди в возрасте 18-24 лет. Суицид явился сравнительно редким событием - в 2005 г. самоубийства составили 1,6% от общего числа смертей в Австралии. Завершенный суицид стал основной причиной смерти среди больных с биполярным расстройством. Психические расстройства наиболее часто приводили к инвалидности в Австралии, они составили примерно 24% от общих потерь в результате инвалидности. Согласно государственному плану развития службы психического здоровья Австралии на 2009-2014 гг. [16], охрана психического здоровья населения страны отнесена к важным направлениям здравоохранения, в котором серьезное место отводится государственным структурам.

Заключение

Анализ представленной информации позволяет сформулировать следующие выводы.

Во всех регионах мира наблюдается рост распространенности (болезненности) и заболеваемости населения психическими расстройствами, особенно депрессивными и тревожными, и соответствующий рост бремени потерь вследствие этих расстройств.

Современные социально-экономически

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail