Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Соколов Р.Е.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Роль пола в формировании манифестных шизофренических психозов у подростков

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(5): 9‑15

Просмотров : 365

Загрузок : 7

Как цитировать

Соколов Р.Е. Роль пола в формировании манифестных шизофренических психозов у подростков. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(5):9‑15.
Sokolov RE. A role of sex in the development of manifesting schizophrenic psychoses in adolescents. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2011;111(5):9‑15. (In Russ.).

Авторы:

Соколов Р.Е.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Все авторы (1)

Влияние фактора пола остается до настоящего времени относительно мало изученным аспектом в клинической психиатрии, хотя половые особенности заболеваний являются одной из основных биологических, медицинских и социальных проблем. Для выделения биологических свойств мужчин и женщин чаще используется термин «секс», тогда как социальные и поведенческие характеристики (полоролевое поведение, половая идентичность, гендерные стереотипы) больше соотносятся с понятием «гендер» [3]. Такая двойственность в определении пола отчасти обусловливает различное использование этого понятия в гуманитарных (психология, социология, философия, культурология) и естественных (генетика, эндокринология, биология, физиология) науках.

В психиатрии гендерные особенности достаточно четко выступают как при пограничной, так и манифестной психической патологии. Среди женщин более распространены депрессия, дистимия, сезонное аффективное расстройство, генерализованное тревожное расстройство, панические приступы, фобии, посттравматические стрессовые расстройства [27, 29]. Это касается и попыток преднамеренных самоповреждений, которые в 2-2,5 раза чаще встречаются у женщин в сравнении с мужчинами, хотя на начальных стадиях шизофрении, предшествующих первым психотическим эпизодам, риск самоповреждений выше у мужчин [26].

Большинство исследователей шизофрении [19, 22, 24] сходятся во мнении, что мужчины в отличие от женщин заболевают раньше, имеют более низкий уровень преморбидного функционирования, худшие когнитивные показатели, меньшую наследственную отягощенность шизофренией, а также некоторые отличия в структурных и функциональных нарушениях мозга. Что касается последних, то M. Flaum и соавт. [18] при сравнении больных шизофренией со здоровыми отметили более высокий показатель соотношения объема желудочков к объему мозга у мужчин, чем у женщин. E. Johnstone и соавт. [28] по данным аутопсии случаев шизофрении сочли возможным выделить два нейроморфологических варианта: для мужчин была характерна микроцефалия, коррелировавшая с бедным преморбидным когнитивным функционированием, а для женщин - глиоз и фокальные мозговые изменения. Эти изменения могут быть поняты в рамках патогенетической концепции шизофрении, связывающей ее возникновение с нарушением развития нервной системы (neurodevelopmental theory).

Различия между мужчинами и женщинами выступают и при определении распространенности отдельных форм шизофрении [8, 10]. Известно, что имеет место преобладание мужчин среди пациентов с более ранним началом заболевания и его более прогредиентным течением, бо`льшим удельным весом негативных симптомов и худшими исходами в сравнении с женщинами. Заболеваемость непрерывнотекущей шизофренией (как злокачественной, так и малопрогредиентной) у мужчин по сравнению с женщинами выше, а приступообразно-прогредиентные и рекуррентные формы, напротив, чаще наблюдаются у женщин. В подростковом и юношеском возрасте для девушек характерны более благоприятно протекающие психозы.

Если обратиться к психопатологии шизофрении, то в этой области также были выявлены некоторые связанные с полом особенности. J. Goldstein [21] отметил преобладание негативных симптомов у мужчин и аффективных расстройств у женщин. J. Ragland и соавт. [37] обнаружили более высокую представленность у женщин позитивных шизофренических симптомов. По данным этого же автора, у женщин чаще возникали вербальные галлюцинации, развивались паранойя и бред преследования, в то время как у мужчин - идеи величия и отношения.

Большой интерес представляют результаты изучения особенностей развития (динамики) заболевания в зависимости от пола. L. Ciompi [17] отметил, что наиболее благоприятно болезнь у женщин протекает в течение первого десятилетия с постепенным ее утяжелением в дальнейшем, в то время как выраженность психических расстройств у мужчин по мере увеличения возраста может подвергаться редукции. D. Wong и соавт. [45] связывают такого рода различия с более быстрым уменьшением с возрастом числа серотониновых и дофаминовых рецепторов мозга у мужчин. H. Hafner и соавт. [25], которые относятся к приверженцам эстрогеновой гипотезы, считают, что в этом случае большее значение имеют женские половые гормоны, в частности эстрадиол, которые, обладая нейропротективным действием, снижают уязвимость нервной системы к неблагоприятным воздействиям, способствуя смещению начала заболевания на более поздние сроки. M. Seeman [40] же связывает более благоприятное течение в первые 10 лет болезни у женщин с их лучшей преморбидной социальной адаптацией и сформированным комплаенсом. Полагаясь на данные катамнестических исследований, Н. Biehl и соавт. [14] сообщают о более плохом социальном исходе шизофрении у мужчин в течение первых 5 лет болезни, при отсутствии существенных различий в симптоматике и течении в сравнении с женщинами. Плохой социальный исход авторы связывают с тем, что начало болезни в молодом возрасте у мужчин препятствует их индивидуальному социальному развитию.

В приведенной выше работе H. Наfner и соавт. [25] отмечают, что женщины, страдающие шизофренией, в возрасте до 40 лет требуют более низких доз антипсихотиков, чем мужчины, но с увеличением возраста эти различия постепенно исчезают. В.Б. Вильянов [4] обнаружил, что эффективность традиционных антипсихотиков за прошедшие 30 лет существенно снизилась, но это касается только мужчин и соответствующих изменений не отмечается у женщин. Л.Н. Горобец [5], изучавшая влияние атипичных нейролептиков, обнаружила более частое формирование нейроэндокринных дисфункций у женщин в сравнении с мужчинами. Кроме того, J. Lieberman и соавт. [32] обратили внимание на то, что мужчины при проведении антипсихотической терапии чаще, чем женщины, оказываются нонреспондерами.

Рассматривая гендерный аспект проблемы, нельзя не заметить, что знания о шизофрении преимущественно основываются на наблюдениях случаев заболевания у мужчин, так как в большинстве исследований в изученных выборках они заметно преобладают над женщинами: соотношение определяется как 2:1 [44], при этом половые различия игнорируются, что приводит к необоснованному переносу полученных данных на женщин и влияет на достоверность результатов [1, 33]. Это делает необходимым дальнейшее проведение исследований гендерного аспекта шизофрении.

Цель исследования состояла в определении влияния пола на формирование манифестных шизофренических психозов у подростков.

Материал и методы

Для определения роли гендерных факторов в развитии и клинических проявлениях манифестных шизофренических психозов были изучены 2 группы подростков со сходными характеристиками заболевания. Первую группу составили 70 девушек, вторую - 70 юношей. Все они находились на лечении в подростковых отделениях Московской городской психиатрической больницы (ПКБ) №15 (главный врач - к.м.н. Н.П. Герасимов).

Критерии включения больных в исследование были следующие: возраст пациентов на момент манифестации психоза от 15 до 18 лет; наличие манифестного развернутого психотического приступа шизофренической и шизоаффективной структуры. Критериями исключения являлись: выраженные формы органического заболевания ЦНС и умственная отсталость; указания в анамнезе на перенесенный психоз; психотические расстройства, обусловленные другими уточненными причинами (интоксикационными, психогенными, употреблением алкоголя и психоактивных веществ и т.д.), злокачественное течение шизофрении (юношеская злокачественная, детский тип шизофрении).

Для оценки распространенности шизофрении в подростковом возрасте использовались также данные, касающиеся 285 больных (125 девушек и 160 юношей), стационировавшихся в ПКБ №15 в 2006-2009 гг.

В работе применяли клинико-психопатологический, экспериментально-психологический и статистический методы исследования.

Результаты и обсуждение

Анализ клинического материала проводился в соответствии с основными этапами развития заболевания - инициальным, манифестным и этапом стабилизации болезненного процесса с учетом возраста больных на момент манифестации психоза, наличия и отсутствия наследственной отягощенности, перинатальной патологии, преморбидных свойств, типологии и длительности инициальных расстройств и манифестных проявлений и нейрокогнитивных нарушений.

Распространенность патологии шизофренического спектра. Из существующей литературы [9, 11, 31, 39] известно, что существенных различий в показателях частоты шизофрении у взрослых мужчин и женщин нет, но в подростковом возрасте у юношей риск развития шизофрении почти в 1,5 раза выше; в возрасте 10-19 лет заболевают 41% юношей и лишь 27% девушек [6].

Данные, касающиеся 285 больных, впервые в жизни стационировавшихся в подростковые отделения ПКБ №15 с 2006 по 2009 г., свидетельствовали о наличии у них нарушений, соответствующих расстройствам, определяющимся рубриками F20-F25 по МКБ-10. У девушек преобладали шизоаффективные (55 больных) и острые полиморфные (25) расстройства, в меньшем числе наблюдений встречалась параноидная шизофрения (20), по 1 случаю приходилось на гебефреническую форму и бредовое расстройство; малопрогредиентные формы шизофрении диагностированы у 23 подростков. У юношей наиболее часто встречались шизотипическое расстройство (66 больных) и параноидная шизофрения (50), а также острые психотические и шизоаффективные состояния - 22 и 16 больных соответственно. Реже встречалась паранойяльная шизофрения (4 больных), простая и недифференцированная ее формы (по 1 наблюдению).

Таким образом, среди девушек преобладали развернутые формы шизофрении, в то время как у юношей наряду с ними высокий удельный вес составили малопрогредиентные и субпсихотические состояния. Эти данные согласуются с результатами, полученными J. Read и соавт. [38], согласно которым субклинические психотические расстройства в возрасте 17-21 года отмечаются чаще у мужчин, нежели у женщин, но к возрасту 22-28 лет эти различия стираются.

Возраст больных на момент манифестации психоза. Целый ряд авторов [24, 41] указывают на более раннее (в среднем, на 3-5 лет) возникновение шизофрении у мужчин по сравнению с женщинами. Манифестация психоза в период детства у мальчиков происходит в 2-3 раза чаще, чем у девочек, но в подростковом возрасте эти различия исчезают, а в юношеском появляются вновь, сохраняясь до 30 лет [15]. Н.А. Мазаева и соавт. [7], исследовав 300 больных шизофренией подростков, за более чем 10-летний период пришли к выводу, что лишь 20% девушек заболели в детстве, тогда как большинство - в раннем (46,7%) и позднем (33,3%) пубертатном периодах. Среди мальчиков 48% заболели в детстве, около трети (32%) - в раннем пубертате и только 20% - в возрасте старше 15 лет.

В нашей клинической выборке среди заболевших в возрасте 15 лет наблюдалось преобладание юношей над девушками (20 и 12,9%), в 16 лет психоз у них манифестировал практически с одинаковой частотой - у 24,3% девушек и 27,2% юношей, к 17 годам показатель заболеваемости повысился до 48,6% у девушек и 47,1% у юношей, а ближе к 18 годам составил 14,3 и 12,9% соответственно, т.е. после 16 лет различия, отмечавшиеся в 15-летнем возрасте, исчезали (рис. 1).

Рисунок 1. Возраст больных на момент манифестации психоза. Темные столбцы - девушки, светлые - юноши. По оси ординат - число больных (%).

Наследственная отягощенность. В одном из исследований [22] утверждается о меньшем риске наследственно обусловленной заболеваемости шизофренией в семьях у мужчин по сравнению с женщинами. Собственные результаты позволяют говорить о значительно большей частоте наследственной отягощенности у юношей, чем у девушек - 44,3 и 22,9% соответственно (p=0,01), причем среди женского контингента отмечено преобладание случаев наследственной передачи шизофрении по линии матери (56,3%), а среди мужского - по линии отца (58,0%).

Перинатальная патология. Согласно исследованиям D. Taylor [42], в женском мозге раньше происходит миелинизация волокон и легче устанавливаются нейрональные связи. Это объясняет данные о том, что к моменту рождения отмечается бо`льшая зрелость женского мозга и меньшая частота родовой его травматизации у девочек в сравнении с мальчиками [34]. Это соответствует наблюдениям о том, что у больных шизофренией мужчин чаще, чем у женщин, выявляется родовая патология [36].

В нашей клинической выборке существенных различий в частоте перинатальной патологии у юношей в сравнении с девушками выявлено не было - 48,6 и 44,3% соответственно.

Преморбид и преморбидное функционирование. Преморбидные особенности как среди юношей, так и среди девушек отличались полиморфизмом (табл. 1), но в целом преобладали личности шизоидного склада (22,8% девушек и 32,9% юношей) и с психастеническими чертами (17,2 и 20% соответственно), циклоидные черты чаще встречались у девушек, чем у юношей (15,7 и 5,7%). Более чем в половине наблюдений (54,3%) личностные аномалии у девушек ограничивались уровнем акцентуации, у юношей же в 70% случаев они достигали степени расстройств личности.

Что касается преморбидного функционирования, то среди юношей в сравнении с девушками более часто имели место асоциальные тенденции (15,7 и 5,7%) и случаи злоупотребления психоактивными веществами (11,4 и 5,7%). Приведенные цифры во многом совпадают с данными зарубежных исследователей [20, 23], свидетельствующих о более высоком уровне агрессивности, большей частоте антисоциальных тенденций и злоупотреблений алкоголем и психоактивными веществами у подростков мужского пола.

Учитывая, что все подростки были несовершеннолетними, при сравнении социальных характеристик преморбидного функционирования в обеих группах мы ограничились рассмотрением учебного (в меньшей степени - трудового) статуса на момент госпитализации (табл. 2).

Из табл. 2 следует, что больший процент девушек, чем юношей, учились в высших учебных заведениях. Кроме того, помимо учебы они чаще, чем юноши (54,3 и 38,6%), были заняты в различных кружках, секциях, на дополнительных курсах и т.д. Среди девушек было меньше больных, которые не учились и не работали. По мнению отдельных авторов [43], большая социальная адаптированность женщин может определять смещение дебюта болезни на более поздние сроки.

Инициальный период. В обеих группах больных инициальный (доманифестный) период не превышал 5 лет и такая его продолжительность приблизительно с одинаковой частотой встречалась у девушек (82,9) и у юношей (91,5%). При этом наиболее короткий по длительности инициальный период (до 6 мес) чаще встречался у девушек по сравнению с юношами (40,0 и 30,0%), а наиболее продолжительный (3-5 лет) - у юношей (31,5 и 14,3%; p=0,027).

В частоте инициальных этапов другой продолжительности (от 6 до 12 мес и от 1 до 3 лет) существенных межполовых различий найдено не было (рис. 2).

Рисунок 2. Длительность инициального периода в обследованных группах девушек (1) и юношей (2). По оси абсцисс - длительность (мес/годы), по оси ординат - число больных (%).

Полученные результаты аналогичны таковым, полученным T. Larsen и соавт. [30], которые установили, что женщины имеют значительно более короткую продолжительность продрома, чем мужчины (39 против 154 нед). Согласно данным Л.М. Шмаоновой и Ю.И. Либермана [12], частота инициальных расстройств в случаях манифестного психоза также несколько выше у мужчин (76,6%) по сравнению с женщинами (63,3%).

В картине инициального периода в зависимости от половой принадлежности отдельные расстройства встречались с разной частотой. Так, аффективная патология чаще встречалась у девушек, чем у юношей (51,5 против 28,6%; p=0,001). При преобладании в ее структуре в обеих группах депрессивной симптоматики у юношей чаще выявлялись симплекс-синдром (p=0,048), ипохондрические и астенические расстройства, а у девушек - проявления тревоги. Гипоманиакальные и биполярные состояния в обеих группах имели малый удельный вес и также чаще наблюдались у девушек по сравнению с юношами (14,3% и 8,6%). Психопатоподобный вариант инициальных нарушений оказался более типичным для юношей (17,2 и 10,0%; p=0,02), и он чаще, чем у девушек, осложнялся асоциальными тенденциями, злоупотреблением алкоголем и психоактивными веществами. Неврозоподобная симптоматика была более свойственна девушкам, чем юношам (18,6 и 12,8%), и она у первых чаще была представлена тревожными и фобическими нарушениями, а также истерическими проявлениями. У юношей преобладали обсессивно-компульсивные расстройства, постепенно расширяющиеся и усложняющиеся. Межполовых различий в частоте доманифестных сверхценных образований обнаружено не было (10,0% у девушек и 11,4% у юношей). Но для девушек в этом случае в большей степени были характерны транзиторные дисморфофобические и аноректические проявления, а также идеи влюбленности и ревности с депрессивными реакциями и идеями самообвинения. У подростков мужского пола преобладали метафизические идеи, сверхценные интересы и увлечения. Только у юношей выявлялось негативное и подозрительное отношение к родным и окружающим по типу сенситивных идей отношения (7 больных). Дефицитарная симптоматика со снижением побуждений и эмоциональным оскудением также наблюдалась чаще у юношей, чем у девушек (15,7 и 4,3%).

В доманифестном периоде девушки чаще юношей обращались за амбулаторной медицинской или психологической помощью, что отражает бо`льшее внимание женщин к своему здоровью и приверженность к здоровому образу жизни, и обусловливает бо`льшую выявляемость у них психических нарушений [2]. Это коррелирует с данными о меньшей длительности периода нелеченного психоза (duration untreatment psychosis - DUP) у женщин в сравнении с мужчинами [26].

Признаки нейрокогнитивного дефицита в доманифестном периоде болезни чаще выявлялись у юношей, нежели у девушек (в 68,6 и 35,7% случаев) и в большей степени коррелировали с вялым течением болезненного процесса.

Имеющиеся в литературе [16, 35] свидетельства более низкой преморбидной адаптации у мужчин, подтвержденные и нашими наблюдениями, могут рассматриваться как проявления предрасположенности к психической патологии, обусловленной нарушениями развития нервной системы.

Аутохтонное развитие приступа шизофрении наблюдалось чаще у юношей, чем у девушек (68,6 и 51,5%). Роль провоцирующих факторов у юношей чаще, чем у девушек, играло злоупотребление психоактивными веществами (12,9 и 5,7%), а у девушек в сравнении с юношами - стресс и повышенные психофизические нагрузки (28,6 и 11,4%).

Препсихотический и острый психотический этап. На этих этапах гендерные различия нашли отражение в особенностях бредообразования. Хотя в обеих группах преобладали смешанные механизмы бредообразования, у девушек более часто (77,2%) выявлялось доминирование бреда восприятия и воображения, чем у юношей (67,2%). У подростков мужского пола наряду с указанными формами бреда в ⅓ наблюдений имел место острый интерпретативный бред.

При сравнительном анализе основных клинико-психопатологических проявлений психозов в обеих группах (табл. 3), обращает на себя внимание более частая встречаемость у девушек в сравнении с юношами аффективно-бредовых (38,6 и 28,6%) и полиморфных (17,6 и 10%) приступов и меньшая распространенность галлюцинаторно-бредовых приступов (35,7 и 51,5%).

Для юношей в сравнении с девушками аффективно-онейроидные состояния (близкие к шизоаффективному варианту) оказались менее характерными, в их структуре чаще наблюдались элементы синдрома Кандинского-Клерамбо. Парафренные приступы у юношей были продолжительнее, с более отчетливой представленностью предшествующих стадий психоза. Клинических различий в динамике острых бредовых, депрессивно-бредовых и маниакально-бредовых приступов выявлено не было. Острые паранойяльные состояния в обеих группах отличались затяжным течением, малой систематизацией и преобладанием сенситивного бреда отношения с распространением на ближайшее окружение.

В группе девушек в бред чаще вовлекались лица противоположного пола, бредовые идеи сочетались со страхом физического и сексуального насилия, депрессивными переживаниями. У юношей такие состояния коррелировали с более выраженными изменениями личности, защитным и агрессивным поведением.

Острые галлюцинаторные приступы у больных мужского пола наблюдались в 2 раза чаще и отличались бо`льшим полиморфизмом. Приступы с преобладанием синдрома Кандинского-Клерамбо встречались у юношей в 24,3%, а у девушек - в 15,7% случаев, при этом независимо от пола больных наблюдалось доминирование идеаторной составляющей синдрома. Кататоническая симптоматика была представлена в обеих группах преимущественно гипокинетическим вариантом, но явления «малой» кататонии чаще встречались в структуре различных приступов у юношей. Кататонические проявления у последних отличались большей стойкостью и частотой признаков регресса поведения, отдельными гебефреническими проявлениями. Бо`льшая продолжительность и выраженность онейроидных переживаний (яркость, образность, вовлеченность в патологический процесс), наоборот, были характернее для девушек. Полиморфные приступы у девушек отличались бо`льшим в сравнении с юношами разнообразием клинических проявлений, более быстрой сменой симптомов и бо`льшей частотой приступов с отсутствием этапности в развитии психоза.

По наблюдениям M. Angermeyer и соавт. [13], у женщин меньше продолжительность пребывания в стационаре, симптомы болезни ослабевают быстрее, раньше формируются устойчивые ремиссии и лучше исходы заболевания. У обследованных нами подростков различий в длительности госпитализации в зависимости от пола выявлено не было (средний срок пребывания в стационаре составил у юношей 2 мес и 22 дня, у девушек - 2 мес и 15 дней), хотя продолжительность психоза менее 1 мес чаще встречалась у девушек, чем у юношей (25,7 и 10%), а его длительность свыше 6 мес в 2 раза чаще отмечалась у юношей.

Острейшее и острое течение приступа доминировало у девушек (64,3%) в сравнении с юношами (47,3%), а затяжное, наоборот, заметно преобладало у юношей (30,0 и 11,4%).

Различия в особенностях редукции симптоматики и выходе из психоза оказались незначительными: соотношение случаев «критического» и «литического» выхода из психоза среди девушек составило 58,6/41,5%, среди юношей - 48,5/51,5%. Резидуальная симптоматика у девушек в 2 раза чаще, чем у юношей, была представлена постпсихотическими депрессиями (31,5%).

При оценке влияния фактора пола на терапию психозов существенных различий не обнаружилось. В обеих группах нашли широкое применение как традиционные нейролептики (галоперидол, клопиксол, хлорпротиксен, аминазин и т.д.), так и атипичные (азалептин, рисполепт). Их купирующий эффект был сопоставим. Рисполепт действовал более эффективно в мужском контингенте, в группе девушек препаратом выбора чаще являлся клопиксол. Экстрапирамидные побочные эффекты встречались в обеих группах с одинаковой частотой. Метаболические побочные эффекты (прибавка массы тела, гиперпролактинемия, нарушение менструального цикла) превалировали у девушек, что чаще вызывало депрессивные реакции и ухудшало комплайенс.

При рассмотрении основных нейрокогнитивных показателей на выходе из психоза обнаружилось, что явления психической астении и нейрокогнитивного дефицита чаще встречаются у юношей по сравнению с девушками (67,2 и 48,6%). Пациенты женского пола в сравнении с юношами, еще находясь в лечебных отпусках, быстрее адаптировались к домашней обстановке и восстанавливали социальные навыки, раньше приступали к занятиям в учебных заведениях. Располагая сходными наблюдениями, J. Goldstein [21] пришел к выводу, что члены семей пациентов более склонны к отвержению психически больных сыновей, нежели дочерей, что может влиять на процесс выздоровления.

Подводя итог изложенному, при оценке гендерных соотношений при манифестных шизофренических психозах у подростков можно выделить целый ряд различий между юношами и девушками.

У юношей более часто встречается наследственная отягощенность и имеет место незначительное преобладание шизоидного радикала в преморбидной личности и меньшая частота циклоидности. У них наблюдается большая выраженность личностных аномалий, достигающих уровня расстройства личности (у девушек чаще выявляют только акцентуации характера), а также худшие преморбидные поведенческие, учебные и социально-трудовые характеристики. У юношей отмечается более длительный инициальный этап болезни (3-5 лет и более); на этом этапе у них наблюдается более высокая частота симплекс-синдрома, состояний, близких к паранойяльным, и психопатоподобных расстройств; у девушек - доминируют аффективные расстройства и меньший удельный вес занимают нейрокогнитивные нарушения.

Экзогенная провокация приступов имеет место преимущественно у девушек. При этом наиболее часто в качестве провоцирующих факторов выступает психогения.

В картине манифестных приступов у девушек в структуре бредовых расстройств преобладает бред восприятия и воображения, у юношей - интерпретативный бред; аффективно-бредовые и полиморфные состояния более часто встречаются у девушек, а галлюцинаторно-бредовые - у юношей.

У девушек доминируют относительно кратковременные психозы (до 4 мес), в том числе с острейшим течением, а у юношей - случаи затяжного течения.

Выход из психоза у девушек часто характеризуется постпсихотической депрессией, а у юношей преобладают явления психической астении и нейрокогнитивного дефицита.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail