Пантелеева Г.П.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Артюх В.В.

Копейко Г.И.

Бологов П.В.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Никифорова И.Ю.

Щекал К.Э.

Клинико-генетические особенности и нозологическая оценка шизоаффективного психоза в систематике эндогенных приступообразных психозов

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(4): 12-21

Просмотров : 162

Загрузок :

Как цитировать

Пантелеева Г. П., Артюх В. В., Копейко Г. И., Бологов П. В., Никифорова И. Ю., Щекал К. Э. Клинико-генетические особенности и нозологическая оценка шизоаффективного психоза в систематике эндогенных приступообразных психозов. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(4):12-21.
Panteleeva G P, Artiukh V V, Kopeĭko G I, Bologov P V, Nikiforova I Iu, Shchekal K É. Clinical-genetic parameters and the nosological evaluation of schizoaffective psychosis in systematics of attack-like endogenous psychoses. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2011;111(4):12-21.

Авторы:

Пантелеева Г.П.

Научный центр психического здоровья РАМН, Москва

Все авторы (6)

Проблема классификации эндогенных психических заболеваний составляет основу научных представлений о сущности и содержании психических болезней, однако до настоящего времени вопросы их нозологии составляют предмет постоянной дискуссии. Особенно это касается приступообразных форм эндогенных психозов, систематика и нозологическая принадлежность которых трактуются далеко не однозначно. Среди этих психозов нозологическое положение шизоаффективного психоза (ШАП) является наиболее спорным, хотя нозологическая оценка имеет не только теоретическое значение, но и крайне важна для разработки проблем диагностики, прогноза и выбора правильного лечения этих заболеваний. Проведенное ранее в Отделе по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний Научного центра психического здоровья (НЦПЗ) РАМН изучение клинических и биологических (патопсихологических, нейрофизиологических, биохимических, иммунологических, молекулярно-генетических) особенностей ШАП позволило нам выявить и обосновать клинико-патогенетическую и нозологическую неоднородность относимых к нему заболеваний, высказать предположение о возможном выделении части этих случаев в нозологически самостоятельный ШАП и сформулировать критерии его разграничения, с одной стороны, с аффективными психозами и, с другой, шубообразной и рекуррентной формами шизофрении [6, 7].

Приведенные данные послужили основанием для разграничения ШАП с шизоаффективными вариантами шизофрении, а также с рекуррентной шизофренией, с которой ШАП исторически отождествляли. Решение этих вопросов может быть приближено путем дальнейших клинико-патогенетических исследований на основе генетических программ, позволяющих проанализировать наследственно-конституциональные и молекулярно-генетические особенности этих эндогенных психозов, уточнить их клинико-патогенетическую дифференциацию и место ШАП в нозологической систематике эндогенных заболеваний.

Установлено, что ШАП имеют генетическое сходство как с шизофренией, так и с аффективным (маниакально-депрессивным) психозом (МДП) [22, 26]. Клиническое своеобразие ШАП рядом авторов [22-24, 26] объясняется генетически обусловленным совпадением расстройств шизофренического и аффективного спектра. Высказывалось мнение [20], что типичные шизофренические симптомы в картине первой манифестации ШАП детерминируются наследственным предрасположением. В Руководстве по психиатрии M. Gelder и соавт. [21] рассматривают наследственные факторы в качестве признака эндогенных психозов, так как ими установлено, что риск как шизофрении, так и аффективных расстройств у родственников 1-й степени родства больных ШАП повышен, а R. Murrey [25] рассматривает генетику как ключ к пониманию частичного совпадения признаков шизофрении и биполярного расстройства при шизоаффективном расстройстве, т.е. его «генетическую этиологию».

Исходя из первоначального диагностического разделения ШАП на аффект- и шизодоминантную формы некоторые исследователи [27] на основании генетических исследований традиционно выделяли его разновидности, близкие к МДП[1] или к шизофрении по показателям риска заболеть одним из этих заболеваний. Другие же [23, 24] объясняли клиническое своеобразие ШАП лишь генетически обусловленным «частичным совпадением» расстройств шизофренического и аффективного спектра. Высокую наследственную отягощенность шизофренией и аффективной патологией больных ШАП установили B. Armbruster и соавт. [18] и N. Craddock [19].

В отечественных исследованиях генетики шизофренических психозов (к которым относили и ШАП, отождествляя его с рекуррентной шизофренией) было установлено, что индивидуальные различия в показателях заболеваемости шизофреническими и шизоаффективными психозами обусловлены в основном генотипическими факторами и в меньшей степени - средовыми. Было установлено [3, 4, 15], что в пределах общей генотипической системы предрасположения наиболее важные генотипические различия обнаруживаются для трех основных форм шизофренических психозов, дифференцируемых по критериям типа течения и степени прогредиентности заболевания на непрерывно-прогредиентные, приступообразно-прогредиентные и рекуррентные формы. Было также выявлено [13, 15], что рекуррентные (шизоаффективные) психозы обнаруживают значительную и бoльшую генетическую близость к типичным случаям аффективного (маниакально-депрессивного) психоза (в том числе к циклоидным психозам, K. Leonhard), чем к группе собственно шизофренических психозов, и обнаруживают почти полную генетическую независимость от их наиболее тяжелых, непрерывнотекущих форм. В то же время установлено накопление случаев приступообразной шизофрении, характерное для семей больных ШАП, и редкость их у родственников пробандов с МДП [2]. При аффект-доминантном ШАП по сравнению с шизодоминантной его формой у пробанда установлено меньшее накопление случаев приступообразной шизофрении у родственников 1-й степени родства [12]. На следующем этапе клинического анализа семейного фона больных ШАП не было обнаружено статистически значимых различий по отягощенности психической патологией родственников 1-й степени родства у пробандов с аффект- и шизодоминантной формами [1]. Более продуктивным оказался анализ семейных данных у тех же пробандов, но дифференцированных на «ядерные», «краевые» варианты ШАП и шизоаффективные варианты шубообразной шизофрении [6]. При сопоставлении психической патологии у родственников этих пробандов оказалось, что по сравнению с родственниками больных приступообразной формой шизофрении у больных с «ядерными» вариантами ШАП преобладали родственники с аффективной патологией (7,9 и 4,9%) и шизотипическими расстройствами (рубрика F21 по МКБ-10), в то время как приступообразные формы шизофрении были статистически достоверно более распространены в семьях больных шизоаффективными вариантами шубообразной шизофрении.

Таким образом, существующая на сегодняшний день методическая нечеткость проведения генетических исследований, связанных с отсутствием убедительных клинических критериев нозологического отграничения ШАП и различием клинических подходов к их дифференциации, затрудняет интерпретацию имеющихся в литературе генетических данных, касающихся нозологической оценки эндогенных приступообразных психозов.

Целью настоящего исследования явилось определение особенностей наследственной отягощенности в семьях пробандов, страдающих эндогенными приступообразными психозами, и установление значения генетических данных для их нозологической дифференциации, в том числе для обоснования нозологической гетерогенности психозов шизоаффективной структуры в аспекте концепции нозологической самостоятельности ШАП [7].

В задачу исследования входили оценка частоты разных видов психической патологии в семьях пробандов и сравнительная оценка этих показателей у родственников пробандов в разных диагностических группах.

Материал и методы

Были обследованы семьи 193 больных с разными эндогенными приступообразными психозами.

Диагностика заболеваний у больных и их родственников проводилась клинико-психопатологическим и клинико-катамнестическим методом и осуществлялась по клиническим критериям систематики психических заболеваний, представленной в Национальном руководстве по психиатрии [9] и в адаптированной для использования в РФ версии рубрикатора МКБ-10 (1998), а также на основе диагностических параметров ШАП как нозологически самостоятельного образования, разработанных в отделе по изучению эндогенных психических расстройств и аффективных состояний НЦПЗ РАМН [7].

Пробанды, среди которых преобладали женщины, были сгруппированы по диагнозам в 6 групп: 1) ШАП - «ядерный» вариант (29 больных); 2) ШАП - «краевой» вариант (31); 3) шизоаффективный вариант шизофрении (33); 4) шизофрения рекуррентная, или периодическая (38); 5) шизофрения шубообразная - приступообразно-прогредиентная с нешизоаффективной картиной психотических приступов (39); 6) аффективный психоз, или МДП (23).

К моменту манифестации заболевания большинство (76,2%) пробандов были в возрасте от 20 лет и старше, у 34,2% из них заболевание манифестировало во второй фазе юношеского периода, у других (42,0%) - в зрелом возрасте (после 25 лет). Менее чем у ¼ пробандов манифестация заболевания приходилась на первую фазу юности.

Длительность заболевания у пробандов была от 0,5 года до 45 лет, более чем у половины больных - свыше 10 лет.

В тех случаях, когда больные находились в стационаре НЦПЗ РАМН, пробанды и их родственники обследовались методом клинического наблюдения (109 пробандов), в других случаях соответствующие материалы анализировались по отобранным путем сплошной выборки (из расположенных в алфавитном порядке) историй болезни генетического архива НЦПЗ (84 пробанда). В последнем случае это были преимущественно больные с диагнозами шубообразной шизофрении и МДП.

В семьях пробандов обследовались родственники 1-й степени родства (отцы-матери, родные братья-сестры, дети в возрасте 15 лет и старше) и 2-й степени родства (деды-бабки), т.е. наиболее доступные для непосредственного обследования или получения наиболее достоверных сведений лица. Всего в семьях всех пробандов выявлен 1461 родственник, из них у 448 (30,7%) сведений о состоянии психического здоровья получить не представилось возможным, поэтому в анализ семейного фона пробандов включены 1013 родственников 1-й (511 человек) и 2-й (502) степени родства. Из них 280 (27,5%) человек были оценены как психически здоровые, у других 733 (72,5%) родственников была обнаружена та или иная психическая патология. Речь шла об эндогенных заболеваниях (аффективный психоз, шизофрения, ШАП), расстройствах личности, а также алкоголизме, суицидах, реактивных психозах, т.е. психических расстройствах неэндогенного генеза. Более детально клиническая характеристика наблюдений представлена в табл. 1-3.

Все наследственные показатели определялись в процентном выражении. Статистическая обработка данных и установление достоверности различий между полученными показателями осуществлялась с помощью t-критерия Стьюдента.

Результаты и обсуждение

Анализ семейного фона обследованных пробандов во всех 6 диагностических группах показал как общие его особенности, так и различия в зависимости от диагноза заболевания у пробанда. Как видно из табл. 4, спектр психической патологии в семьях всех групп пробандов был практически одинаков и включал одинаковый «набор» эндогенных заболеваний (аффективный психоз, шизофрения, ШАП), реактивные психозы и другие, неэндогенные, заболевания психотического и непсихотического уровня (органического, травматического генеза), расстройства личности разной степени тяжести, а также случаи непсихотического алкоголизма и суицидов неуточненного генеза.

Их распространенность среди родственников разных групп пробандов была представлена по-разному, но общей особенностью было то, что их частота в семьях пробандов значительно превышала таковую в общей популяции. Так, в семьях пробандов во всех 6 диагностических группах обнаружилось значительное накопление аффективных психозов (МДП), случаев ШАП и шизофрении, частота которых в популяции родственников пробандов разных диагностических групп составила соответственно от 2,6 до 7,0%, от 0,4 до 1,0% и от 4,4 до 18,1%, причем манифестные формы шизофрении явились преобладающими, их распространенность в семьях пробандов была от 2,5 до 17,5% (табл. 5).
Во всех случаях эти показатели превышали установленную в отечественных эпидемиологических исследованиях частоту МДП, ШАП и шизофрении в общем населении [5, 9-11, 17].

Наследственная отягощенность эндогенными психозами в семьях всех обследованных пробандов превосходила по частоте распространенность неэндогенных психозов - реактивных, органических, травматических - в 2-10 раз, а в семьях пробандов с «ядерным» вариантом ШАП «другие психозы» вообще не встречались (см. табл. 4). Также следует отметить, что среди манифестных форм шизофрении в семьях пробандов преобладали приступообразные формы течения над непрерывными в соотношении 1:1,85 (т.е. в 56,4 и 30,5% случаев соответственно).

Обращает на себя внимание значительное число непсихотических случаев алкоголизма среди родственников всех пробандов (от 4,2 до 11,3%). Эти показатели превышают общепопуляционные данные по России в 2 раза и более [9, 10]. В семьях пробандов отмечено также значительное число суицидов клинически не установленного генеза, их частота колеблется от 0,6-1,3 до 6,3% (особенно среди родственников больных такими эндогенными психозами, как МДП и шизофрения, где распространенность суицидов превышает средние показатели уровня самоубийств в России в 15-160 раз, если сравнивать с данными Госстатотчетности за 1990-2006 гг.).

Среди различных видов психической патологии в семьях всех пробандов особенно заметно было накопление расстройств личности, частота которых колеблется в разных диагностических группах пробандов от 41,4 до 66,0%, т.е. превышает даже самые высокие показатели распространенности расстройств личности в общем населении России в десятки и сотни раз [8-10, 14].

Другой общей особенностью наследственного фона в семьях всех пробандов было преобладание психической патологии по частоте у родственников 1-й степени родства по сравнению с родственниками 2-й степени родства. Частично это могло быть объяснено меньшей доступностью лиц 2-й степени родства для детального клинического обследования; обнаруженная в данном исследовании закономерность отмечалась и в других, более ранних исследованиях, посвященных генетике шизофрении, аффективного и шизоаффективного психозов [2, 3, 12, 15, 18]. Как видно из табл. 3, частота психической патологии у родственников 1-й степени родства всех пробандов в целом почти в 2 раза превышает таковую у родственников 2-й степени родства и соответственно составляет 48,1 и 24,4%. Такая общая закономерность, хотя и в разной степени выраженности, обнаруживается при анализе семейного фона больных в разных диагностических группах пробандов.

Установленный сходный спектр психической патологии в семьях пробандов диагностически разных групп, а также накопление у родственников случаев аффективных психозов, шизофрении, патологии личности, характерных для наследственных показателей больных шизофренией и МДП [2, 15], может рассматриваться как подтверждение отнесения ШАП к заболеваниям эндогенного круга. Об этом же могут свидетельствовать показатели соотношения эндогенной (шизофрения и МДП) и неэндогенной (другие и реактивные психозы) патологии в семьях всех групп пробандов, которые указывают на явное преобладание эндогенных психозов. Эти различия не только высокодостоверны для групп больных с ШАП и шизофренией (t=2,7-6,4), но и указывают на более выраженное преобладание эндогенной патологии над неэндогенной в семьях больных ШАП (t=3,2) по сравнению с семьями пробандов из других диагностических групп. Однако частота отдельных форм психической патологии в семьях каждой из 6 диагностических групп пробандов имела свои особенности, которые позволили обнаружить предпочтительные для родственников только больных ШАП наследственные показатели. Прежде всего обнаружено, что в семьях больных ШАП в его «ядерном» и «краевом» вариантах число психически здоровых лиц было наибольшим (соответственно 31,1 и 30,6%), тогда как в семьях больных шизофренией в ее шизоаффективном варианте и при шубообразной (наиболее прогредиентной) форме психически здоровых лиц было всего 21,5 и 23,4% (см. табл. 3). Соответственно число родственников с психической патологией в семьях больных ШАП было наименьшим (68,9 и 69,4%) по сравнению с семьями пробандов с прогредиентной шизофренией (76,6 и 78,5%). Частота психической патологии в семьях больных МДП и рекуррентной шизофренией (с меньшей прогредиентностью) лишь незначительно отличалась от этого показателя в семьях больных ШАП (70,6 и 70,9%).

При изучении психической патологии в семьях пробандов с диагнозом ШАП в «ядерном» и «краевом» вариантах были обнаружены существенные различия и по иным ее характеристикам в семьях пробандов других групп, в том числе у больных приступообразными формами шизофрении (ее шизоаффективным вариантом, рекуррентной и шубообразной) и МДП. Так, из табл. 4 видно, что шизофренические психозы в семьях больных ШАП хотя и имеют общую для всех групп пробандов тенденцию к накоплению, т.е. превышают в своих значениях общепопуляционные данные, но их распространенность по сравнению с семьями больных прогредиентными формами шизофрении меньше (4,4-6,6% против 5,6-18,1%) и ближе к этим показателям при МДП как непрогредиентном заболевании (4,9%). Эти различия отчетливо видны в процентном выражении, но высокодостоверны только при сравнении показателей у родственников пробандов с ШАП (в обоих вариантах) и в семьях больных рекуррентной и шубообразной шизофренией (t=2,7 и 4,07 соответственно), в остальных случаях, в том числе и в семьях больных МДП, различия по этому показателю оказались статистически недостоверны. По показателям наследственного отягощения шизофренией частота ее манифестных форм преобладала над неманифестными[2] у родственников всех групп пробандов, но по этому показателю различия для семей больных ШАП были статистически достоверными только при сравнении с семьями пробандов с рекуррентной и шубообразной шизофренией (t=2,1 и 4,32).

Другой особенностью наследственного отягощения шизофреническими психозами в семьях больных ШАП является большее преобладание в них приступообразных форм над непрерывными, особенно по сравнению с семьями больных рекуррентной и шубообразной шизофренией, эти различия достоверны при t=2,1 и 2,38 (см. табл. 5).

При сопоставлении показателей в семьях остальных пробандов различия были статистически недостоверными. Однако обнаружено, что распространенность непрерывных форм шизофрении, довольно редких в семьях больных ШАП (2,0%), явно нарастает по мере перехода диагноза у пробандов от ШАП к шизофрении, от ее менее прогредиентной (рекуррентной) формы к отчетливо прогредиентной (шубообразной) - до 2,6 и 5,3% (различия достоверны при t=2,01-2,38). Различия по этому показателю в семьях больных шизоаффективным вариантом шизофрении и МДП определяются только на уровне тенденций (t=1,14). По соотношению частоты манифестных форм шизофрении и латентных ее форм в семьях каждой из диагностических групп пробандов, в том числе и у больных ШАП, различия были статистически достоверны (при t от 2,16 до 6,0). Однако преобладание манифестных форм над латентными в семьях больных ШАП (в обоих вариантах), особенно у больных с «ядерным» вариантом ШАП, было представлено со значительно более высоким уровнем достоверности (t=3,26), чем в семьях других диагностических групп пробандов. По частоте латентных форм различия в семьях больных ШАП были с высокой степенью достоверности определены только в сравнении с семьями больных рекуррентной шизофренией и МДП (t=2,03 и 2,08). В то же время, если можно говорить о преобладании приступообразных форм шизофрении над непрерывными в семьях больных всех диагностических групп, то в семьях пробандов с ШАП преобладание приступообразных форм представлено в наибольшей степени по сравнению с родственниками других пробандов: 70% приступообразных форм против 30% непрерывных форм при «ядерном» варианте ШАП и 64,7% против 17,6% при обоих вариантах ШАП в целом. В семьях пробандов других групп доля приступообразных форм шизофрении составляет от 25 до 53,7% (см. табл. 5).

Что касается распространенности аффективных психозов (МДП) в семьях обследованных пробандов, то следует указать на значительно меньшую их частоту в семьях больных ШАП (2,25% в целом) по сравнению с семьями пробандов с шизофреническими заболеваниями (4,2-7,0%) и МДП (5,6%). Достоверность различий между соответствующими процентными величинами определяется на уровне лишь тенденции к статистической достоверности (при t=1,02-1,5), однако различия наиболее близки к достоверным при сравнении показателей частоты аффективных психозов в семьях больных ШАП с семьями пробандов с МДП. При сопоставлении их с показателями в семьях больных рекуррентной шизофренией статистические различия между ними определялись уже как отчетливо достоверные (t=2,52) (см. табл. 4). С этими данными согласуются установленные в исследовании сведения о практическом отсутствии суицидов среди родственников больных ШАП в обоих вариантах (0,32%) по сравнению со значительным их накоплением в семьях пробандов с МДП и прогредиентной (шубообразной) шизофренией - до 6,2-6,3% (различия достоверны при t=2,1). Напротив, значения показателей накопления случаев непсихотического алкоголизма у родственников больных ШАП - в 9,3% - не только превышают общепопуляционные показатели, при этом достоверно не отличаясь от сходных показателей в семьях больных шизофренией, но и превышают более чем в 2 раза частоту алкоголизма в семьях пробандов с МДП - 4,2% (различия статистически достоверны, t=2,1).

Некоторые особенности отличают показатели распространенности личностных расстройств в семьях больных ШАП. Накопление личностной патологии у родственников больных ШАП является наибольшим в количественном выражении по сравнению с семьями пробандов других нозологических групп, частота этого вида психической патологии в семьях пробандов с ШАП в его «ядерном» и «краевом» вариантах равна 52,3 и 60,6% соответственно. Эти показатели сравнимы только с таковыми в семьях больных шизоаффективным вариантом шизофрении (66%), тогда как при рекуррентной и шубообразной формах шизофрении и МДП у пробанда частота расстройств личности в семьях ощутимо ниже - 41,4-42,7% (см. табл. 6).

Другой особенностью личностной патологии в семьях больных всех групп является преобладание лиц шизоидного склада, однако только в семьях пробандов с «ядерным» вариантом ШАП накопление шизоидных личностей в семейном анамнезе менее выражено (17,2%) и в процентном выражении отличается от показателей распространенности шизоидов в семьях других групп пробандов (21,1-32,0%); по этому показателю большее сходство у них обнаруживается с родственниками пробандов с «краевым» вариантом ШАП (23,1%), чем с «ядерным» его вариантом, за исключением показателя частоты шизоидов в семьях больных шизоаффективным вариантом шизофрении (t=2,96), эти различия статистически недостоверны, но обнаруживается тенденция к статистической достоверности различий по частоте шизоидов между семьями больных «ядерным» вариантом ШАП и семьями пробандов с шубообразной шизофренией и МДП (t=1,52-1,53). В то же время семьи больных ШАП в обоих вариантах отличаются от семей других групп пробандов более высоким числом родственников с циклоидными свойствами личности - 11,3 и 18,1% соответственно (различия между группами по этому показателю лишь на уровне тенденции к статистической достоверности, особенно при сравнении с группами пробандов с шизофренией, t=1,63-1,74). При подсчете соотношения частоты шизоидов и циклоидов в каждой из семей пробандов разных нозологических групп статистическая достоверность различий очень высока, на уровне t=2,74-5,07, особенно при сравнении с группами рекуррентной, шубообразной шизофрении и МДП (t=4,75-5,07 и 4,16 соответственно). Эти данные подтверждают вышеприведенные положения о преобладании лиц шизоидного склада среди родственников больных с шизофреническим кругом заболеваний по сравнению с семьями пробандов с ШАП и, наоборот, говорят о накоплении лиц циклоидного темперамента в семьях больных ШАП по сравнению с семьями пробандов других нозологических групп. Меньшее накопление лиц психастенического склада в семьях больных ШАП по сравнению с родственниками пробандов других нозологических групп, в частности с шизофренией, свидетельствует о сходной с шизоидами и характерной для них закономерности к меньшему накоплению этих лиц в семейном фоне больных ШАП. Что касается показателей частоты личностных расстройств по типу возбудимых, то установлено, что, несмотря на существенные процентные показатели, их распространенность среди родственников обследуемых больных во всех нозологических группах не превышает общепопуляционные показатели их частоты, равные 32,5% [16], что не позволяет говорить о накоплении лиц из круга возбудимых в семьях обследованных пациентов, в том числе и больных ШАП, хотя в семьях больных ШАП они встречаются чаще, чем в семьях других диагностических групп - 16,6%, особенно в сравнении с семьями больных МДП, где они обнаружены всего в 7% случаев.

Важной особенностью характеристики личностных расстройств в семьях больных ШАП является доминирование наиболее легких по тяжести их проявлений, на уровне акцентуации характера (табл. 7).

В семьях больных ШАП в «ядерном» и «краевом» вариантах они встречаются наиболее часто, в 60,8-68%, а псевдопсихопатические, самые тяжелые личностные расстройства, представлены единично, всего в 1,4 и 3,1% случаев. По мере утяжеления формы течения шизофрении у пробанда и усиления прогредиентности заболевания частота акцентуаций характера в семьях снижается, но нарастает частота психопатических и псевдопсихопатических состояний. Среди родственников больных МДП распространенность расстройств личности по типу акцентуаций и психопатий сопоставима с их частотой у родственников больных ШАП, но по частоте псевдопсихопатий в семьях пробанды с МДП превосходят даже больных шизофренией (до 11,4%), и тем более пробандов с ШАП (различия по частоте разной степени тяжести личностных расстройств в семьях каждой из нозологических групп больных высокодостоверны, t от 2,3 до 9,76).

Приведенные данные показывают, что показатели наследственного отягощения больных при ШАП имеют существенные отличия от характеристик семейного фона у пробандов как с шизофренией, так и с аффективным психозом. Несмотря на общность особенностей семейного фона пациентов всех диагностических групп, определивших отнесение ШАП, наряду с шизофренией и МДП, к эндогенному кругу заболеваний, клинико-генетические показатели в семьях больных ШАП имеют определенные особенности. При очевидном сходстве в «наборе» видов психической патологии в семьях больных разных диагностических групп и явном накоплении в них эндогенных психических заболеваний (МДП и шизофрении), расстройств личности, а также случаев непсихотического алкоголизма и суицидов (в некоторых исследованиях [2, 15] они отмечались как постоянные в наследственном фоне больных эндогенными психозами), генетические показатели у больных ШАП имели особенности, которые дали основание говорить об особом месте ШАП в систематике приступообразных эндогенных психозов и провести его отграничение от шизофрении и аффективного психоза (МДП), лимитирующих основу традиционного дихотомического деления эндогенных заболеваний Е. Kraepelin.

Установлено, что в семьях больных ШАП частота психической патологии по сравнению с семьями больных приступообразными формами отчетливо прогредиентной шизофрении (шубообразной и шизоаффективным ее вариантом) была почти в 1,5 раза меньше и приближалась по этому показателю к семьям пробандов с незначительно прогредиентной рекуррентной формой шизофрении и непрогредиентным МДП. Однако по соотношению психической патологии у родственников 1-й и 2-й степеней родства семьи больных ШАП уступали семьям пробандов с МДП более чем в 1,5 раза. Выявленные достоверные различия в показателях распространенности шизофрении в семьях больных ШАП, шизофренией и МДП показывают, что среди родственников пробандов с ШАП частота шизофренических психозов в 2 и более раз меньше, чем в семьях больных с шизофреническими заболеваниями, и близка по этому показателю к семьям больных МДП. Эта же закономерность подтверждается и показателями большего преобладания в семьях больных ШАП приступообразных форм шизофрении над непрерывными, а также показателями преобладания манифестных форм шизофрении над латентными ее формами. Меньшая распространенность самих латентных форм в семьях больных ШАП достоверно подтверждена только при сравнении их частоты у родственников больных рекуррентной шизофренией и МДП. По распространенности аффективных психозов среди родственников пробандов с ШАП обнаруживалась меньшая их частота не только в сравнении с семьями больных МДП, но и в большей степени с семьями больных шизофренией при ее рекуррентной форме.

Проведенный анализ наследственного семейного фона показал различия в показателях среднего риска проявления манифестных шизофренических и аффективных психозов в семьях больных ШАП по сравнению с семьями пробандов с шизофренией и МДП. Средний риск проявления манифестных шизофренических психозов в семьях пробандов с ШАП (суммарно в обоих вариантах) - 4,5% - оценивается как достаточно высокий, он мало отличается от аналогичных показателей у родственников больных шизоаффективным вариантом шизофрении и аффективным психозом (по 4,9%), но оказался много меньшим, чем у родственников пробандов с рекуррентной шизофренией (9,7%). Средний риск проявления аффективных психозов в семьях больных ШАП в обоих вариантах в целом оценивался как 2,25%, т.е. оказался намного меньше, чем в семьях больных с приступообразными формами шизофрении и МДП, с высокой степенью достоверности отличаясь от этого показателя у родственников больных рекуррентной шизофренией (7,0%).

Было также выявлено, что характеристики семейного фона больных ШАП по сравнению с наследственными показателями у больных шизофренией и МДП имеют свои особенности по показателям накопления случаев алкоголизма и суицидов в семьях: по показателю большей частоты алкоголизма у родственников больные ШАП достоверно отличаются от пациентов с МДП, а по распространенности суицидов статистически значимо уступают как семьям пробандов с приступообразной шизофренией, так и с МДП.

Накопление личностной патологии среди родственников пациентов с ШАП обнаруживается в большей степени, чем в семьях больных других нозологических групп. Для них характерно меньшее, чем в семьях пробандов с диагнозом шизофрении и МДП, накопление шизоидных особенностей и больший процент по сравнению с ними же циклоидных свойств в личностной патологии. К тому же в семьях больных ШАП преобладают легкие личностные расстройства уровня акцентуации характера, а среди родственников пробандов с шизофренией, в том числе и с ее рекуррентной формой, и МДП нарастает число лиц с психопатическим и псевдопсихопатическим уровнем расстройств личности (различия статистически достоверны).

Таким образом, на основании данных проведенного клинико-генетического анализа наследственных факторов в характеристике семейного фона больных ШАП и установления их различий с генетическими показателями в семьях больных другими эндогенными приступообразными психозами - шизофренией и аффективным психозом - можно констатировать, что не только на клиническом, но и на генетическом уровне возможно отграничение ШАП от рекуррентной формы шизофрении и аффективного психоза, с которыми чаще всего исторически отождествляли ШАП в дискуссии о его нозологической природе. Установленные клинико-генетические закономерности могут служить основанием для признания правомерности разрабатываемой нами концепции нозологической самостоятельности ШАП при определении его собственного места в систематике эндогенных приступообразных психозов как отдельного от шизофрении и МДП (биполярного аффективного психоза) заболевания.

[1] Биполярный аффективный психоз в современном понимании.

[2] В данном случае речь идет о состояниях, соответствующих понятию «латентной шизофрении». Как известно, согласно диагностическим указаниям в МКБ-10 (1994) латентная шизофрения как диагностическая единица рекомендуется к включению в рубрику F21 («шизотипическое расстройство»), а по версии класса V МКБ-10, адаптированной для использования в РФ, латентная шизофрения обозначена самостоятельной рубрикой F21.1, куда включают случаи предпсихотической и продромальной шизофрении. Именно в этом значении упоминается латентная шизофрения в данной статье.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail