Куренков А.Л.

Научный центр здоровья детей РАМН

Дутикова Е.М.

Реабилитационный центр для инвалидов 'Преодоление'

Никитин С.С.

ГУ НИИ ОПиПФ РАМН, Москва

Артеменко А.Р.

Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова

Коррекция препаратом ботулинического токсина типа А (диспорт) деформаций стоп у детей со спастическими формами детского церебрального паралича

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(6): 37-43

Просмотров : 828

Загрузок : 5

Как цитировать

Куренков А. Л., Дутикова Е. М., Никитин С. С., Артеменко А. Р. Коррекция препаратом ботулинического токсина типа А (диспорт) деформаций стоп у детей со спастическими формами детского церебрального паралича. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(6):37-43.
Kurenkov A L, Dutikova E M, Nikitin S S, Artemenko A R. Foot deformity in children with spastic forms of cerebral palsy: the treatment with botulinum toxin type A (disport). Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2010;110(6):37-43.

Авторы:

Куренков А.Л.

Научный центр здоровья детей РАМН

Все авторы (4)

Детский церебральный паралич (ДЦП) - заболевание ЦНС, характеризующееся патологической двигательной активностью и постуральными нарушениями [1, 10]. Заболевание развивается при поражении ЦНС в перинатальном периоде или вследствие аномалии развития головного мозга. Нередуцированные рефлексы (симметричный и асимметричный шейно-тонический, лабиринтный), приводят к аномальному распределению мышечного тонуса [5, 11]. Также заболевание проявляется нарушением координации движений, задержкой психо-речевого и моторного развития, ортопедическими нарушениями, требующими медикаментозного лечения, хирургической коррекции и ортезирования.

ДЦП занимает 1-е место в структуре детской неврологической инвалидности в США [6]. По данным разных авторов, частота ДЦП в некоторых странах составляет 2-5 на 1000 новорожденных. По итогам Всероссийской диспансеризации 2002 г., распространенность ДЦП в России составила 307,8 случаев на 100 000 детского населения, а число детей с ДЦП - 117 000 человек [3].

Нарушение мышечного тонуса верхних и нижних конечностей у детей с ДЦП приводит к ограничению функциональных возможностей пациента, затрудняет его самообслуживание, нарушает овладение навыками передвижения, в том числе ходьбы, приводит к необходимости использования дополнительных средств опоры при передвижении [1, 11]. Все вышеперечисленное определяет устойчивый двигательный дефицит и патологические установки в вертикальном положении, контрактуры, подвывихи и вывихи суставов.

При повышении мышечного тонуса в нижних конечностях могут формироваться патологические установки и деформации. Самой частой патологической установкой в нижних конечностях является эквинусная установка (деформация) стоп - избыточное подошвенное сгибание стопы за счет повышения тонуса сгибателей, приводящее к формированию контрактуры. Постоянное напряжение икроножной и камбаловидной мышц, а также задней большеберцовой мышцы изменяют паттерн движения в нижних конечностях, ускоряют процессы дегенерации мышечной ткани с параллельным ее замещением соединительной тканью и формированием вторичных контрактур.

Поиск новых подходов к комплексной терапии направлен на улучшение двигательных функций и качества жизни детей с ДЦП. В последние годы разрабатываются новые высокоэффективные комплексные подходы с использованием лекарственных препаратов, ортопедических и хирургических мероприятий.

Препараты ботулинического токсина типа А (БТА) входят в базисную терапию локальной спастичности при ДЦП уже более 15 лет [2, 8, 9]. Своевременная целенаправленная коррекция мышечного тонуса способствует изменению паттерна ходьбы, вертикализации и опороспособности нижних конечностей, овладению новыми навыками движения и существенному улучшению качества жизни пациентов [7].

Целью данной работы явилось изучение изменений клинических и электромиографических (ЭМГ) показателей под влиянием инъекций препарата БТА диспорта у больных раннего возраста со спастическими формами ДЦП с эквинусными и эквиноварусными деформациями.

Материал и методы

Группу больных, получавших препарат, составили 35 детей (19 мальчиков, 16 девочек) дошкольного возраста (средний возраст - 5,3±2,0 года) со спастическими формами ДЦП. У 26 детей была спастическая диплегия, у 9 - гемипаретическая форма ДЦП. Диагноз ДЦП выставлялся в соответствии с классификацией К.А. Семеновой [5].

Использованы клинический и ЭМГ-методы. Клинический осмотр включал в себя сбор жалоб и анамнестических данных, общесоматическое, клинико-неврологическое и ортопедическое тестирование. Для оценки амплитуды пассивных движений стопы и голеностопного сустава использовался тест Сильвершельда.

ЭМГ-исследование с использованием накожных стандартных электродов проводилось на электронейромиографе Keypoint Portable ("Medtronic", Дания). Регистрировалась биоэлектрическая активность (БЭА) мышц нижних конечностей в состоянии покоя и при выполнении произвольного движения с максимальным усилием, что позволяло выявить изменение БЭА мышц при разных нагрузках. Для определения координаторных межмышечных взаимоотношений при совершении разгибания стопы рассчитывался коэффициент реципрокности (КР) по формуле [4]: КР=БЭА икроножной мышцы:БЭА передней большеберцовой (ПББ) мышцы

Проводили оценку амплитуды ЭМГ мышц-антагонистов в покое и в процессе двигательного акта. Амплитудные характеристики регистрировались при максимальном произвольном усилии для пар мышц: прямая мышца бедра - бицепс бедра, ПББ - икроножная мышца.

В ряде случаев определялась содружественная тоническая активность мышц, объединенных в патологическую синергию. Как правило, регистрировалась тибиальная синкинезия. Тибиальную синкинезию Штрюмпелля исследовали в положении пациента лежа на животе с регистрацией БЭА ПББ и полуперепончатой мышц при сгибании ноги в коленном суставе. Коэффициент синергической активности (КСА) рассчитывался как отношение БЭА ПББ при сгибании ноги в коленном суставе (в тибиальной синергии) к БЭА ПББ при максимальном произвольном тыльном сгибании стопы [4]: КСА=БЭА ПББ в тибиальной синергии:БЭА ПББ при произвольном усилии

Глобальную сгибательную синергию оценивали в положении ребенка лежа на животе при произвольном сгибании в коленном суставе одной ноги и отведении БЭА с мышц другой ноги.

Оценивалась эффективность препарата диспорт при однократном введении. Инъекции диспорта получили все пациенты в стандартной суммарной дозе 20-30 ЕД/кг массы тела однократно в зависимости от числа инъецированных мышц и степени спастичности. Весь комплекс клинико-неврологического обследования проводился до, через 1, 3 и 6 мес после однократного введения диспорта.

Показаниями и условиями для введения диспорта при ДЦП были: эквинусные и эквиноварусные деформации стоп у пациентов со спастической диплегией и гемипаретической формой заболевания; отсутствие фиксированной контрактуры голеностопного сустава; возможность минимального произвольного тыльного сгибания стопы; возможность использования функции синергистов и антагонистов для овладения новым локомоторным актом; возможность стояния и ходьбы самостоятельно или с минимальной поддержкой.

Противопоказаниями для введения диспорта при ДЦП были: гипотония мышц голени; фиксированные контрактуры голеностопного и/или коленного суставов; значительное снижение ЭМГ-активности мышц нижних конечностей, выраженный фиброз и атрофия мышц голени, изменение ахилловых сухожилий; грубое поражение головного мозга с невозможностью выполнения задания с использованием синергистов и антагонистов; отягощенный аллергологический анамнез (особенно на препараты, содержащие белки); прием антибиотиков группы аминогликозидов (гентамицина, канамицина, стрептомицина), эритромицина, тетрациклина, линкомицина, полимиксинов, усиливающих действие токсина (если не прошло более 2 нед после проведения курса лечения).

Дизайн исследования представлен в табл. 1.

Оценивались: степень спастичности по шкале Ашфорт; выраженность эквинуса по изменению угла при пассивном разгибании в голеностопном суставе в положении лежа на спине с выпрямленными ногами; возможность опоры на полную стопу при стоянии; возможность начала опорного периода с пятки; возможность стояния и ходьбы без поддержки; амплитуда БЭА мышц нижних конечностей в покое; амплитуда БЭА мышц нижних конечностей при произвольном сокращении; динамика КР; динамика БЭА ПББ в тибиальной синкинезии Штрюмпелля и КСА.

Статистический анализ полученных результатов проводился с помощью параметрических (парный t-критерий Стьюдента) и непараметрических (критерий Вилкоксона-Манна-Уитни) методов.

Выбор мышц и техника проведения инъекций

Для точного определения спастичности различных головок в трехглавой мышце голени при формировании эквинусной деформации стопы использовали тест Сильвершельда [3], заключающийся в тестировании амплитуды движений в голеностопном суставе при сгибании и разгибании в коленном суставе. Если при сгибании в коленном суставе, сопровождающемся расслаблением икроножной мышцы, достигается полное разгибание стопы и коррекция эквинуса, то в формирование эквинусной деформации вовлечена преимущественно икроножная часть трехглавой мышцы голени. Если при сгибании в коленном суставе разгибание стопы не изменяется и эквинус не корригируется, то в формировании эквинусной деформации участвуют все головки трехглавой мышцы голени.

ЭМГ-исследование мышц голени в покое, при произвольном сокращении и при вовлечении мышц голени в патологические синергии позволяло уточнить степень функциональных нарушений тестированных мышц.

Если в формирование эквинусной деформации была вовлечена преимущественно икроножная часть трехглавой мышцы голени, то инъекции диспорта производили в 4 точки икроножной мышцы: в 2 точки в медиальной головке и в 2 точки в латеральной головке (рис. 1).

Рисунок 1. Точки инъекций в медиальную и латеральную головки икроножной мышцы при эквинусной деформации.
Доза препарата в этом случае рассчитывалась исходя из соотношения 15-20 ЕД/кг массы тела пациента.

Если в формирование эквинусной деформации стопы были вовлечены все головки трехглавой мышцы голени, то инъекции диспорта производили уже в 6 точек: в 2 точки в медиальной головке, в 2 точки в латеральной головке икроножной мышцы, а также в 2 точки камбаловидной мышцы. Доза препарата в этом случае была выше и составляла 20-25 ЕД/кг массы тела пациента, в зависимости от степени спастичности.

В камбаловидную мышцу диспорт вводили в среднюю часть мышцы ниже головок икроножных мышц в латеральной и медиальной проекциях, перпендикулярно поверхности голени (рис. 2).

Рисунок 2. Точки инъекций в камбаловидную мышцу при эквинусной деформации.
Инъекцию производили после пальпации мышцы в положении тыльного и подошвенного сгибания.

При формировании эквиноварусной деформации необходимо дополнительное введение диспорта в заднюю большеберцовую мышцу со стороны внутренней поверхности голени (рис. 3).

Рисунок 3. Точка инъекции в заднюю большеберцовую мышцу при эквиноварусной деформации.

Для инъекции использовали стандартную иглу для внутримышечного введения длиной не менее 4 см. При формировании эквиноварусной деформации использовали 2 протокола инъекций с расчетом дозы диспорта исходя из соотношения 20-30 ЕД/кг массы тела пациента, в зависимости от степени спастичности: 1) икроножные мышцы (10-15 ЕД/кг массы тела пациента) плюс задняя большеберцовая мышца (5-10 ЕД/кг массы тела пациента); 2) икроножные мышцы (10-15 ЕД/кг), камбаловидная мышца (5-10 ЕД/кг) плюс задняя большеберцовая мышца (5-10 ЕД/кг).

Препарат распределялся равномерно для выбранных мышц-мишеней. Допускалось максимальное введение дозы в наиболее гиперактивную мышцу.

Препарат разводился непосредственно перед процедурой. Во флакон диспорта (500 ЕД) медленно вводилось 2,5 мл 0,9% раствора хлорида натрия.

Результаты

У всех обследованных детей спастическая диплегия проявлялась тетрапарезом с преимущественным поражением нижних конечностей. В 51,8% случаев патологические сгибательные установки и контрактуры в коленных и тазобедренных суставах, приводящие к позе «тройного сгибания», были обусловлены длительным воздействием нередуцированного лабиринтного тонического рефлекса. Преимущественное влияние симметричного шейного тонического рефлекса, обусловливающего формирование так называемой «позы балерины», было у 17,2% больных. Смешанное влияние лабиринтного и симметричного шейного тонических рефлексов было у 31% больных. Функция рук страдала в разной степени: от легких нарушений мелкой моторики до грубых пронаторно-сгибательных установок в руках с резким ограничением произвольных движений.

Мышечный тонус у большинства больных был повышен по спастическому типу, у части больных с гиперкинезами отмечалась мышечная дистония на фоне повышенного тонуса.

Тяжесть состояния определялась грубыми нарушениями мышечного тонуса по спастическому типу, наличием патологических установок и деформаций суставов конечностей, ярко выраженным патологическим двигательным стереотипом и ортопедической патологией. Среди детей со спастической диплегией 19 имели эквинусные и 7 - эквиноварусные деформации.

У 9 больных гемипаретической формой ДЦП тяжесть состояния определялась односторонними грубыми нарушениями мышечного тонуса по спастическому типу, наличием деформаций и контрактур суставов конечностей, ярко выраженным патологическим двигательным стереотипом.

Необходимо отметить, что, помимо тяжелых двигательных расстройств, для детей с ДЦП были характерны астено-невротические явления, эмоциональная напряженность, страх движения, нарушения сна, чрезмерная вегетативная лабильность.

При проведении ЭМГ накожными электродами амплитуда БЭА, регистрируемая в покое у детей со спастической диплегией и гемипаретической формой ДЦП в горизонтальном положении лежа на спине, составила в среднем 10-18 мкВ для мышц верхних конечностей и 25-38 мкВ для мышц нижних конечностей. У 42% этих больных в покое БЭА в мышцах верхних конечностей отсутствовала, а в нижних конечностях практически у каждого (95%) выявлялась низкоамплитудная интерференционная ЭМГ-кривая.

Также для больных спастическими формами ДЦП было характерно наличие резко выраженного диссонанса БЭА покоя в положении лежа на спине и при вертикализации. В положении стоя амплитуда биопотенциалов мышц нижних конечностей и тазового пояса у больных ДЦП была значительно увеличена по сравнению со здоровыми сверстниками. При этом у 68% больных ДЦП был отмечен диссонанс БЭА мышц голени и бедра, т.е. амплитудные значения биопотенциалов мышц бедра были сопоставимы с аналогичными показателями мышц голени или даже превосходили их, что никогда не наблюдается у здоровых. Как правило, у пациентов со спастической диплегией при вертикализации отмечались достаточно высокие значения БЭА в приводящих мышцах бедра - до 85-110 мкВ, где в норме они практически минимальны.

При максимальном произвольном усилии амплитуда биопотенциалов мышц была значительно ниже возрастных нормативов, особенно в нижних конечностях (табл. 2).

Как правило, наблюдается неравномерное снижение амплитуды биопотенциалов. Например, в медиальной головке икроножной мышцы у больных ДЦП амплитуда биопотенциалов была значительно выше, чем в передней большеберцовой мышце. У здорового ребенка соотношение амплитуд в этих мышцах одинаковое.

По данным поверхностной ЭМГ, практически у всех пациентов имелись признаки нарушения супрасегментарной регуляции мышечного тонуса, что проявлялось в значительном увеличении КР, т.е. были нарушены координаторные взаимоотношения мышц. КР у детей со спастической диплегией в среднем составил 0,69±0,32 (p<0,01), с гемипаретической формой ДЦП - 0,45±0,34 (p<0,05) при норме в среднем 0,18±0,11. КР достигал максимальных изменений у пациентов со спастической диплегией и соответствовал тяжести нарушений реципрокных взаимоотношений «агонист-антагонист». Изменения КР указывали на нарушение механизмов торможения на сегментарном уровне, в первую очередь, реципрокного, что проявлялось в резком усилении работы мышц-антагонистов при произвольных движениях.

Наличие ярких тонических содружественных реакций (патологических синергий) было особенно характерно для больных спастической диплегией. Наиболее часто регистрировались сгибательно-пронационная (верхние конечности), аддукторная и тибиальная (нижние конечности) синергии.

Амплитуда БЭА ПББ при тестировании тибиальной синкинезии Штрюмпелля составила 232,6±64,2 мкВ. При максимальном произвольном усилии амплитуда биопотенциалов мышц в 27,6% случаев была ниже, чем при синкинетической реализации. Вследствие этого КСА в группе детей со спастической диплегией составил 1,85±0,52, что указывает не только на редукцию произвольной мышечной активности, но и на преимущественную акцентуацию патологических синкинезий при этой форме ДЦП.

У детей с гемипаретической формой ДЦП КСА был значительно ниже - 0,58±0,35. Следует подчеркнуть, что средняя амплитуда БЭА ПББ при произвольном усилии составила только 116,7±64,6 мкВ, что почти вдвое меньше, чем у больных спастической диплегией. Таким образом, у детей с гемипарезом относительно небольшое значение КСА обусловлено меньшими проявлениями синергической активности.

На фоне лечения диспортом достоверно снижалась степень спастичности по модифицированной шкале Ашфорт (рис. 4).

Рисунок 4. Динамика степени спастичности трехглавой мышцы голени по модифицированной шкале Ашфорт у пациентов со спастической диплегией (А) и гемипаретической формой ДЦП (Б) после инъекций диспорта. По оси абсцисс - баллы по шкале Ашфорт; по оси ординат - число пациентов. Светлые столбцы - до лечения; темные - на фоне лечения.

После инъекций препарата БТА достоверно уменьшилась степень выраженности эквинусной деформации (табл. 3).

Снижение после инъекций диспорта спастичности трехглавой мышцы голени дало предпосылку к формированию реакции опоры и реципрокных шаговых движений. У всех больных через 1-3 мес после инъекций препарата отмечалось увеличение объема произвольной моторики. Появилась возможность коррекции патологической спастической позы в ногах (рис. 5).

Рисунок 5. Динамика параметров произвольной моторики детей на фоне лечения диспортом. 1 - опора на полную ступню при стоянии; 2 - самостоятельное стояние и ходьба без поддержки; 3 - возможность начала опорного периода с пятки. По оси ординат - число пациентов. Светлые столбцы - до лечения; темные - на фоне лечения.

Амплитуда БЭА мышц нижних конечностей на фоне лечения диспортом в покое снизилась почти в 2 раза (табл. 4).

Амплитуда БЭА мышц-мишеней нижних конечностей при произвольном сокращении снижалась, но не до степени утраты двигательной активности (т.е. паралича или грубого пареза) (табл. 5).
Расслабление мышц-мишеней обеспечило возможность нормальной опоры за счет коррекции эквинуса, а также формирование более физиологичного паттерна ходьбы. Следует подчеркнуть, что достигнутые положительные изменения происходили на фоне снижения силы задней группы мышц голени, что не влияло отрицательно на акт ходьбы.

КР снижался с 0,69±0,32 до 0,47±0,28 в группе пациентов со спастической диплегией и с 0,45±0,34 до 0,34±0,25 в группе пациентов с гемипаретической формой ДЦП.

Амплитуда БЭА ПББ при регистрации тибиальной синкинезии Штрюмпелля и КСА достоверно не менялась.

Побочные эффекты были нетяжелыми и преходящими, не требовали дополнительного лечения. Были отмечены боль (5,7%) и микрогематомы в месте инъекции (5,7%), слабость в мышцах голени, в которые введен препарат (8,5%), гриппоподобные реакции (2,8%).

Заключение

Таким образом, использование препарата БТА (диспорт) обеспечивает увеличение объема движений в ногах у пациентов с разными формами ДЦП. Успех терапии БТА существенно зависит от правильного клинического отбора пациентов с ДЦП, т.е. проведения лечения тем больным, у которых ведущим ограничивающим фактором являются проявления локальной спастичности в виде эквинусной деформации. Наш опыт показал, что отбор пациентов значительно облегчается с использованием ЭМГ, позволяющей объективизировать степень двигательных нарушений. Не последнюю роль в успехе лечения играет возраст пациентов. Чем раньше начинать лечение диспортом, обеспечивающее снижение феномена спастичности, тем бо`льшая вероятность развития нового паттерна движения и, соответственно, формирования и закрепления новых двигательных навыков. В совокупности все это позволяет перевести ребенка на более высокий функциональный уровень и обеспечить возможность социализации.

При гемипаретической форме эффект использования диспорта оказался выше, чем при других формах ДЦП. При спастической диплегии лучшие результаты получены у пациентов с изолированной спастичностью без грубых нарушений реципрокных отношений в мышцах голени и патологических синкинезий.

Все вышесказанное в целом подтверждает наблюдения, суммированные в отчете Американской академии неврологии по оценке мирового опыта терапевтического использования БТА и, в частности, в лечении ДЦП [12]. С учетом собственного и мирового опыта можно сделать вывод о необходимости более широкого использования препаратов БТА в комплексной терапии спастических синдромов при ДЦП.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail