Катунина Е.А.

Кафедра неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Авакян Г.Н.

Кафедра неврологии и нейрохирургии Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова

Титова Н.В.

Кафедра неврологии и нейрохирургии лечебного факультета Российского государственного медицинского университета, Москва

Бездольный Ю.Н.

Кафедра неврологии и нейрохирургии лечебного факультета Российского государственного медицинского университета, Москва

Малыхина Е.А.

Кафедра неврологии и нейрохирургии лечебного факультета Российского государственного медицинского университета, Москва

Леводопа - от создания к новым разработкам

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(4): 97-103

Просмотров : 610

Загрузок : 15

Как цитировать

Катунина Е. А., Авакян Г. Н., Титова Н. В., Бездольный Ю. Н., Малыхина Е. А. Леводопа - от создания к новым разработкам. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(4):97-103.
Katunina E A, Avakian G N, Titova N V, Bezdol'nyĭ Iu N, Malykhina E A. Levodopa: from a discovery to new elaborations. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2010;110(4):97-103.

Авторы:

Катунина Е.А.

Кафедра неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Все авторы (5)

История создания препаратов леводопы началась в 1911 г., когда польским биохимиком C. Funk в лабораторных условиях была синтезирована D,L-допа [32]. В 1913 г. M. Guggenheim получил изолированную фракцию L-допы из кормовых бобов Vicia faba [6]. Однако в то время не было известно о роли дофамина в развитии болезни Паркинсона (БП) и леводопа рассматривалась как вазопрессивный и даже антибактериальный препарат, однако эти ее свойства не подтвердились, и на несколько десятилетий о леводопе забыли.

В конце 50-х годов шведский ученый A. Carlsson идентифицировал дофамин в головном мозге [12]. За это важнейшее открытие он был удостоен в 2000 г. Нобелевской премии. В это же время I. Sano и соавт. [55] показали, что дофамин локализуется преимущественно в чечевицеобразном, хвостатом ядрах, таламусе и гипоталамусе. В 1961 г. H. Ehringer и O. Hornykiewicz [20], исследовав мозг больных, умерших от БП, выявили значительное снижение дофамина в базальных ганглиях. Но дофамин не мог быть использован для лечения БП, так как он не проникает через гематоэнцефалический барьер (ГЭБ). Тогда вспомнили о его метаболическом предшественнике леводопе. Еще в 50-е годы прошлого века A. Carlsson и соавт. [12] показали, что леводопа способна предотвращать акинезию, вызванную введением резерпина, у экспериментальных животных. Эти сообщения послужили основанием для проведения W. Birkmayer и O. Hornykiewicz [10] в Вене небольшого открытого исследования (20 больных) с однократным (2,0 г) внутривенным введением леводопы больным БП. Введение леводопы на 2-3 ч значительно уменьшало выраженность акинезии. Эффект сохранялся до 24 ч. Одновременно в Монреале А. Barbeau и соавт. [7] тестировали эффективность леводопы у пациентов с БП и также отметили ее терапевтический эффект. В 1967 г. G. Cotzias и соавт. [16] сообщили об улучшении состояния больных БП, пролеченных высокими дозами (до 16 г в сутки) пероральной формы леводопы и впервые предложили методику постепенного наращивания дозы леводопы в процессе лечения с целью уменьшения выраженности побочных эффектов. В 1969 г. было проведено первое двойное плацебо-контролируемое исследование, продемонстрировавшее эффективность леводопы в отношении акинезии, тремора и ригидности. Вместе с тем уже тогда было отмечено, что высокие дозы леводопы (8 г в сутки) способствуют развитию хореиформного и атетоидного гиперкинеза [62]. Промышленный выпуск леводопы был налажен к 1970 г., и с этого же года леводопа разрешена к применению в США.

Применение «чистой» леводопы сопровождалось большим количеством побочных эффектов (тошнота, рвота, колебания артериального давления, нарушения сердечного ритма). Решение этого вопроса было найдено W. Birkmayer [10], который впервые использовал леводопу в комбинации с ингибитором ДОФА-декарбоксилазы (ДДК), что позволило повысить терапевтическую эффективность леводопы и улучшить ее переносимость. Постепенная титрация дозы в течение 2 нед дает возможность также снизить количество побочных эффектов. Механизм, повышающий биодоступность леводопы на фоне ингибитора ДДК был открыт A. Pletscher и M. DaPrada в 1993 г. [49]. Ингибиторы ДДК - карбидопа и бенсеразид - не проникают через ГЭБ, но блокируют трансформацию леводопы в дофамин на периферии. В результате чего число побочных желудочно-кишечных и сердечно-сосудистых эффектов уменьшается, а доза леводопы понижается на 60-80% [13, 41]. Производство комбинации леводопы и ингибитора ДДК было начато в 1975 г. [61]. Первый двухкомпонентный препарат леводопы (мадопар) был выпущен в Швейцарии и содержал леводопу и бенсеразид. Практически одновременно в США был создан еще один препарат леводопы (синемет), содержащий другой ингибитор ДДК - карбидопу.

С этого времени препараты леводопы становятся базовыми для лечения БП, их называют «золотым стандартом».

В дальнейшем, в 80-е годы XX века, развитие леводопа-терапии шло по пути создания препаратов с контролируемым высвобождением с целью преодоления развития моторных флюктуаций и дискинезий и обеспечения более «физиологичной» стимуляции дофаминовых рецепторов, а также быстродействующих, диспергируемых форм. Следующим шагом явилось создание трехкомпонентных препаратов, содержащих леводопу, ингибитор ДДК и ингибитор КОМТ (катехол-о-метил-трансферазы), появившихся в начале XXI века. Основанием к их созданию послужили исследования, продемонстрировавшие, что через несколько месяцев после блокирования ДДК-пути, происходит активация другого пути метаболизма леводопы с помощью фермента катехол-о-метил-трансферазы. Образующийся в результате этого продукт метаболизма 3-ОМД (3-окси-метил-допа) конкурирует с леводопой за всасывание в тонкой кишке, что является дополнительным фактором снижения биодоступности леводопы. Кроме того, использование трехкомпонентных форм обеспечивает более равномерную стимуляцию дофаминовых рецепторов стриатума. В 2003 г. в США и странах Европы был разрешен к применению первый подобный препарат сталево (леводопа/карбидопа/энтакапон). Комбинация леводопы с ингибиторами ДДК и КОМТ позволяет увеличить время полувыведения леводопы на 85%, биодоступность - до 45%, уменьшить колебания концентрации леводопы в плазме крови до 50%. Следствием этого является увеличение продолжительности действия леводопы и существенное повышение эффективности терапии флюктуаций, что доказано многоцентровыми контролируемыми исследованиями.

Фармакокинетика леводопы

Принятая внутрь леводопа почти полностью всасывается в тонкой кишке. Только 1% принятой леводопы фактически попадает в мозг, остальное количество метаболизируется на периферии под действием периферической ДДК в желудочно-кишечном тракте и эндотелии капилляров [33]. Аминокислоты, содержащиеся в пище, могут конкурировать с леводопой, которая является ароматической кислотой, за транспорт через стенку кишечника, поэтому леводопа должна приниматься до или после еды с интервалом в 45-60 мин. Возможен прием леводопы на пустой желудок, в этом случае эффект наступает быстрее. Если же это невозможно, то лучше принимать леводопу с небольшим количеством углеводной пищи [35]. Больным с моторными флюктуациями, чаще всего «пика дозы», лучше рекомендовать прием леводопы с белковой пищей, что замедляет всасывание препарата.

Леводопа, преодолевшая ГЭБ, подвергается захвату нигростриарными нейронами и под действием церебральной ДДК метаболизируется в дофамин. Леводопа имеет короткий период полужизни - в среднем 30-60 мин, однако нейроны черной субстанции способны захватывать поступающую извне леводопу, накапливать и постепенно ее высвобождать, т.е. обладают буферной емкостью. Экзогенная леводопа не компенсирует полностью дефицит дофамина. Фармакотерапевтический эффект леводопы объясняется гиперчувствительностью денервированных постсинаптических дофаминовых рецепторов стриатума. Часть леводопы захватывается недофаминергическими нейронами (серотонинергические нейроны, глиальные клетки), также содержащими ДДК. Выделение дофамина из этих клеток происходит хаотично. Прогрессирование болезни приводит к критическому снижению количества нейронов черной субстанции. Сохранившиеся дофаминергические нейроны теряют буферную способность. В результате чего процесс высвобождения дофамина пассивно следует за колебаниями уровня леводопы в крови [14, 15, 61]. Пульсирующая стимуляция дофаминовых рецепторов в сочетании с их денервационной гиперчувствительностью являются важнейшими причинами развития моторных флюктуаций и дискинезий. Кроме того, активация дофаминовых рецепторов в лимбической системе и коре способствует развитию зрительных галлюцинаций, возбуждению, нарушениям сна, депрессии, так называемых центральных побочных явлений леводопы, на которые не влияет периферический ингибитор ДДК. Чаще всего эти явления являются результатом передозировки, но могут наблюдаться на фоне стабильной дозы, особенно у пожилых пациентов, на фоне соматических заболеваний, инфекций.

Нейротоксичность леводопы

Проблема токсичности леводопы чрезвычайно важна, поскольку определяет сроки начала леводопа-терапии, длительность ее применения, используемые дозировки. В процессе ферментативного окисления дофамина образуются нейротоксичные вещества - перекись водорода, хиноны, семихиноны, соединения леводопа-нейромеланин, поэтому леводопа, увеличивая содержание дофамина в мозге, может активировать механизмы оксидантного стресса [44]. В эксперименте in vitro с культурой дофаминергических нейронов показано, что леводопа вызывает гибель нейронов, однако в питательной среде, используемой в этих исследованиях, было либо уменьшенное количество, либо полное отсутствие потенциально нейропротективных глиальных клеток [63]. В экспериментах на животных с МФТП (1-метил-4-фенил-1,2,3,6-тетрагидропиридин) и 6-ОHDA (6-гидроксидофамин)-индуцированным паркинсонизмом получены противоречивые результаты. Так, S. Blunt, T. Fukuda [11, 25] показали, что длительное применение леводопы вызывало потерю нигростриарных нейронов по сравнению с животными контрольной группы, не получавшими леводопу. В то же время 6-месячное применение леводопы при 6-ОHDA-индуцированном паркинсонизме у крыс способствовало восстановлению стриарной иннервации [39]. С подобными выводами согласны и другие исследователи [18, 31, 48]. H. Okazawa и соавт. [43] показали, что леводопа способна увеличивать содержание мозгового нейротрофического фактора mRNA в стриатуме мышей. В другом исследовании было выявлено, что применение леводопы может приводить к активации естественного антиоксиданта глутатиона [30]. Возможно, что противоречивость полученных результатов исследований является следствием различного возраста использованных в экспериментах животных. У молодых животных более сильны нейрональные детоксицирующие механизмы. Так, для моделирования паркинсонизма у старых крыс требуется в 2 раза меньшая доза МФТП, чем у молодых животных [1, 2]. Кроме того, нам до конца неизвестны потенциальные возможности естественных защитных систем in vivo. В клинических исследованиях прием высоких доз леводопы пациентами без БП не приводил к развитию паркинсонизма [3, 52]. Сравнение выживаемости больных с аутосомно-доминантной формой БП до 1969 г. (до внедрения леводопы) и на фоне леводопа-терапии показало, что больные, получавшие леводопу, имели в 2 раза большую продолжительность жизни (15 лет против 7 лет) [28].

В 35 центрах Северной Америки с целью оценить влияние разных дозировок леводопы и плацебо на темпы прогрессирования БП у 360 нелеченых пациентов с ранним началом заболевания было проведено мультицентровое плацебо-контролируемое исследование ELLDOPA. Пациенты получали одну из трех дозировок леводопа/карбидопа (150/37,5; 300/75; 600/150 мг в сутки в 3 разделенных дозах) или плацебо в течение 40 нед. В группе получавших плацебо степень нарастания двигательных нарушений была достоверно выше, чем у пациентов, леченных леводопой [22].

Сроки начала терапии

Сроки назначения леводопы широко обсуждаются. Так, среди одних специалистов имеется некий элемент леводопафобии, связанной с опасениями указанной выше нейротоксичности, а также с повышением риска развития моторных флюктуаций и дискинезий. Сторонники этой точки зрения рекомендуют отложить начало терапии леводопой у молодых пациентов до значимых двигательных нарушений, которые не контролируются приемом недофасодержащих средств. Чаще всего среди препаратов старт-терапии БП называют агонисты дофаминовых рецепторов, амантадины, ингибиторы МАО-В, что обусловлено их возможным нейропротективным эффектом [17, 27, 38, 46, 50, 53, 57, 59]. Больным старше 70 лет рекомендуют начинать лечение БП с препаратов леводопы, так как их эффективность выше, а побочные эффекты леводопы не успевают развиться. Подобная тактика соответствует рекомендациям EFNS/MDS-Европейской секции. В то же время ряд других специалистов считают, что отсроченное начало леводопа-терапии не позволяет извлечь максимальную пользу от использования препарата, и качество жизни таких пациентов ниже [36].

Препараты леводопы и рекомендуемые дозы

Препараты леводопы можно разделить на 2 группы в зависимости от содержащегося в них ингибитора периферической ДДК - карбидопы и бенсеразида (см. таблицу).

Карбидопу содержат наком, синемет, тидомет, дуэллин, синдопа. Бенсеразид входит в состав единственного препарата мадопар. Лечение препаратами леводопы начинают с минимальной дозы, постепенно повышая дозировку до эффективной. Обычно средняя доза дофасодержащих препаратов колеблется от 300 до 750 мг в сутки. Кратность приема на начальных этапах составляет 3-4 раза в день.

Результаты клинических исследований показывают, что риск развития моторных флюктуаций и дискинезий зависит от принимаемой дозы леводопы, поэтому суточная дозировка обычно не должна превышать 1000 мг/сут.

Для снижения желудочно-кишечных осложнений можно рекомендовать домперидон (мотилиум) 10 мг за 20-25 мин до приема леводопы. Сердечные аритмии можно контролировать назначением бета-блокаторов. Для коррекции ортостатической гипотензии рекомендуют увеличить потребление жидкости и соли, а также назначение синтетического кортикостероида флудрокортизона.

Побочные эффекты препаратов леводопы со стороны ЦНС проявляются возбуждением, спутанностью, галлюцинациями, бредом, гиперсексуальностью, депрессией [24]. При их возникновении рекомендуют снизить суточную дозу леводопы, а также других противопаркинсонических средств, прежде всего агонистов дофаминовых рецепторов, амантадина, холинолитиков, ингибиторов МАО-В. Если в течение 2 дней побочные эффекты сохраняются, назначают атипичные нейролептики (клозапин, ондасетрон, оланзапин, кветиапин), поскольку они не усиливают основных симптомов паркинсонизма [8].

Наряду со стандартными препаратами леводопы используются препараты пролонгированного действия и быстродействующие препараты. К первым относят мадопар HBS и синемет CR. Особенностью их действия является отсроченное время начала действия и постепенное высвобождение действующего вещества. Если при приеме обычных форм препаратов леводопы пик концентрации наблюдается через 30-60 мин после приема, то всасывание пролонгированных форм растягивается на несколько часов. Биодоступность пролонгированных форм ниже, что требует повышения разовой дозы на 25-30%. Обычно пролонгированные формы назначают перед сном с целью облегчения ночной скованности, а также в случае возникновения моторных флюктуаций «истощения дозы» [19, 21, 29, 54]. Для обеспечения более быстрого «включения», особенно в утренние часы, к пролонгированной форме добавляется стандартная форма препарата.

Быстродействующий диспергируемый мадопар обеспечивает более быстрое «включение» - в среднем через 15-20 мин (стандартная форма - через 30-45 мин). Препарат предназначен для применения в случаях, когда необходимо обеспечить быстрое «включение» пациента - утренняя или ночная акинезия, акинезия в период «выключения» и т.д. Препарат может быть незаменим у больных с нарушением глотания [37].

В 2005 г. в России появился препарат леводопы нового поколения - сталево (леводопа/карбидопа/энтакапон). Препарат выпускается в 3 дозировках (по содержанию леводопы): сталево - 50, сталево - 100, сталево - 150. В каждой таблетке независимо от дозировки содержится фиксированное количество энтакапона - 200 мг, поэтому таблетки не могут делиться при приеме. Основным показанием к назначению сталево являются моторные флюктуации - феномен «истощения дозы», «включения-выключения» и др. Есть данные сравнительных клинических исследований о применении двухкомпонентных препаратов леводопы и леводопы/карбидопы с энтакапоном, свидетельствующие об улучшении повседневной активности и качества жизни пациентов, а также позволяющие уменьшить суточную дозу препаратов леводопы при использовании комбинации леводопа/карбидопа/энтакапон.

Переход с одного препарата леводопы на другой

Следует учитывать, что в таких препаратах, как наком, дуэллин, синдопа и др., ингибитора ДДК меньше, по сравнению с мадопаром, а леводопы больше. Поэтому при переходе с этих препаратов на мадопар нужно несколько повышать дозировку. Переход осуществляют на следующий день после ночного перерыва. Кратность приема препаратов остается прежней.

При переводе с двухкомпонентных препаратов леводопы на сталево, выбирают форму сталево с эквивалентным содержанием леводопы. Допускается некоторое снижение дозы леводопы (на 5-10%). При переходе на сталево с препарата с замедленным высвобождением дозу леводопы снижают на 20-30%. Перевод производят также после ночного сна. Если разовая доза 2-компонентного препарата у пациента превышала 200 мг, то при переводе на сталево возможна комбинация сталево с небольшим количеством двухкомпонентного препарата. Для обеспечения стабильности концентрации леводопы кратность приема сталево, как и других препаратов леводопы, не должна быть меньше 3 раз в сутки.

Моторные флюктуации и дискинезии

Стабильный эффект леводопы (так называемый «медовый месяц») сохраняется на протяжении 2-4 лет. В дальнейшем у больного развиваются специфические изменения реакции на стандартные дозы леводопы - моторные флюктуации и дискинезии [23, 51, 52, 56]. Риск развития моторных осложнений зависит от суммарной кумулятивной дозы леводопы, полученной в результате лечения, длительности лечения и возраста начала терапии. Частота развития моторных флюктуаций и дискинезий, по данным обзора 74 публикаций [4], через 5 лет терапии леводопой составляет 40%. По данным проспективного исследования DATATOP, через 20,5±8,8 мес терапии феномен «истощения дозы» наблюдался почти в половине случаев, дискинезии - у ⅓ больных, тяжелый феномен «включения-выключения» - приблизительно в 10% случаев [47]. У большинства пациентов моторные флюктуации и дискинезии развиваются уже в течение первого года терапии леводопой [40]. В исследовании ELLDOPA было показано, что 40-недельный прием высоких доз (600 мг в сутки) леводопы приводит к развитию флюктуаций чаще, чем более низкие дозы (150 и 300 мг в сутки). При приеме 600 мг в сутки через 40 нед феномен «истощения дозы» был отмечен у 29,7% пациентов [22]. Чтобы определить влияние возраста начала лечения на последующее течение болезни и ответ на леводопу, 48 пациентов с ранним началом БП (до 40 лет) сравнивались со 123 пациентами с поздним началом БП (60 лет и позднее). У пациентов с ранним дебютом заболевания ответ на леводопу был лучше, но риск развития моторных осложнений выше. В среднем риск появления двигательных флюктуаций и дискинезии увеличивается на 10% каждый год приема дофасодержащих препаратов [34].

Изменение моторного ответа леводопы связано с прогрессирующей гибелью нейронов черной субстанции. Оставшиеся нейроны не способны накапливать и удерживать поступающую леводопу. В результате дофамин начинает высвобождаться в синаптическую щель хаотично. Вследствие короткого периода полураспада леводопы стимуляция дофаминовых рецепторов становится пульсирующей, что ведет к колебаниям моторного состояния пациента [14, 15, 61]. На фоне дефицита дофамина развивается денервационная гиперчувствительность дофаминовых рецепторов стриатума, что является причиной развития дискинезии «пика дозы». Пульсирующая стимуляция дофаминовых рецепторов приводит к изменению выработки препроэнкефалинов А и В, которые оказывают влияние на функциональную активность ГАМКергических путей [9, 25]. Результатом этих изменений являются нарушение функциональной активности системы базальных ганглиев и дестабилизация корково-подкорковых взаимодействий, обусловленных фармакокинетикой дофамина в стриатуме и на периферии. Дополнительным фактором, способствующим развитию моторных флюктуаций и дискинезий, являются нарушения адсорбции леводопы в желудочно-кишечном тракте (ЖКТ) и перистальтики кишечника.

Флюктуации моторного состояния можно разделить на предсказуемые и непредсказуемые (по отношению к приему леводопы).

Предсказуемые флюктуации: феномен «истощения дозы» - уменьшение длительности действия леводопы с нарастанием двигательных, сенсорных вегетативных симптомов к моменту очередного приема препарата; феномен «включения-выключения» - резкие смены моторной активности по типу «все или ничего».

Непредсказуемые флюктуации: «пропуск дозы» - отсутствие эффекта от принятой дозы леводопы; «йо-йоинг» - хаотичные колебания самочувствия от гипо- к гиперактивности.

Ухудшение двигательных симптомов в период «выключения» сопровождается усилением немоторных симптомов БП - вегетативных (потливость, тахикардия, одышка, учащенное мочеиспускание), сенсорных (боль, парестезии), эмоционально-аффективных расстройств (тревога, раздражительность, депрессия, спутанность сознания). В период «включения» могут наблюдаться эйфория, гипомании, гиперсексуальность. Нередко именно немоторные симптомы оказывают больший дестабилизирующий эффект на больного, чем колебания двигательной активности.

Согласно классификации C. Olanow [45], выделяют следующие виды дискинезий: дискинезия «пика дозы». Чаще всего в виде хореиформного гиперкинеза мышц лица, туловища, конечностей. Наблюдается на фоне пика концентрации леводопы в крови; двухфазная дискинезия, возникающая в момент начала и окончания действия очередной дозы леводопы. Обычно имеет характер либо хореиформного гиперкинеза, либо дистоний различной локализации; дистония периода «выключения» возникает в конце действия препарата на фоне падения концентрации леводопы в крови. Чаще всего возникает утром в виде дистоний стоп, мышц лица и шеи.

Для коррекции моторных флюктуаций и дискинезий используют несколько стратегий, направленных на поддержание стабильности концентрации леводопы в базальных ганглиях: 1) увеличение кратности приема и уменьшение разовой дозы леводопы (суточная доза остается прежней). Кратность приема не должна быть более 5-6 раз, иначе разовая доза будет недостаточной для «включения» пациента. Этот подход возможен на ранней стадии развития флуктуации, его эффективность носит временный характер; 2) снижение суточной дозы леводопы за счет добавления в схему лечения агонистов дофаминовых рецепторов, амантадинов, ингибиторов МАО-В; 3) замена стандартных форм леводопы на пролонгированные или быстродействующие. Пролонгированные формы чаще назначают на ночь с целью коррекции ночной акинезии и ослабления выраженности утренней акинезии. При замене дневных доз стандартной леводопы надо помнить, что биодоступность пролонгированных форм ниже и необходимо в некоторых случаях повышать дозу леводопы на 30-40%. Наступление улучшения от приема таких препаратов бывает отсроченным и за счет низкой пиковой концентрации не столь выраженным. В таких случаях следует добавлять к пролонгированным формам стандартные дозы леводопы. Быстродействующие формы используют для купирования утренней акинезии, в качестве препаратов скорой помощи при внезапных застываниях; 4) применение препаратов, уменьшающих катаболизм леводопы - ингибиторы КОМТ (энтакапон, толкапон), ингибиторы МАО-В (селегилин, разагилин).

Поскольку КОМТ-ингибиторы как самостоятельные препараты отсутствуют в России, при появлении флюктуаций следует переводить пациентов на комбинированный препарат леводопы сталево, содержащий в своем составе ингибитор КОМТ (энтакапон). Данный подход получил наибольшее распространение в мире, так как имеет самый высокий уровень доказательности А; 5) воздействие на адсорбцию и транспорт леводопы в ЖКТ - нормализация перистальтики кишечника, гипопротеиновая диета, прием препарата до или после еды с интервалом 45-60 мин. При появлении дискинезий рекомендуется прием леводопы после приема пищи.

Следует остановиться на подходах к коррекции наиболее часто встречающихся моторных флюктуаций и дискинезий более подробно.

Терапия феномена «истощения дозы»: увеличение кратности приема леводопы и, как правило, общей суточной дозы; добавление пролонгированных форм леводопы; добавление ингибиторов КОМТ, перевод на сталево; добавление к терапии леводопой агонистов дофаминовых рецепторов, амантадина, ингибиторов МАО-В.

Для купирования утренней дистонии применяют: поздний вечерний прием препаратов леводопы; вечерний прием агонистов дофаминовых рецепторов; назначение «корректоров» (баклофен по 5 мг 2 раза в день, клоназепам по 1 мг 2 раза в день).

С целью уменьшения дискинезий «пика дозы» используют следующие методы: отмена ингибиторов МАО-В, холинолитиков, ингибиторов КОМТ; снижение разовой дозы леводопы и увеличение кратности приема; прием препаратов леводопы во время еды; добавление амантадина; снижение дозы леводопы и добавление агонистов дофаминовых рецепторов.

Терапия двухфазных дискинезий наиболее трудна. Чаще всего используют следующие возможности: снижение дозы леводопы с одновременным добавлением агонистов дофаминовых рецепторов или ингибиторов КОМТ, перевод на сталево; отмена пролонгированных форм леводопы; увеличение кратности приема леводопы; добавление амантадина.

Интрадуоденальная форма леводопы

Новым направлением стратегии постоянной дофаминергической стимуляции является введение препаратов леводопы непосредственно в ЖКТ [5, 42, 58]. Дуодопа (суспензия леводопы/карбидопы в соотношении 20:5 мг/мл) в виде геля вводится через специальную помпу в начальную часть тонкого кишечника. Для установки системы используют чрескожную эндоскопическую гастротомию с постановкой дуоденального зонда или гастротомию. Для подбора необходимой дозы и скорости введения препарата первоначально на несколько дней устанавливается назодуоденальный зонд. После этого зонд извлекают, а дуодопа из кассет, укрепленных на поясе, через помпу поступает в кишечник по индивидуальной программе. Такая система введения леводопы уже в течение нескольких лет используется для лечения больных на развернутых стадиях БП в странах Европы, Австралии, Канады.

Заключение

Несмотря на попытки ученых найти препараты с нейропротекторными свойствами, а также на определенные успехи нейрохирургических вмешательств, в настоящее время главным видом лечения БП остается заместительная терапия. Леводопа является несомненным достижением современной фармакологии и по своей эффективности не имеет конкурентов среди других лекарственных средств для лечения паркинсонизма. Неуклонное прогрессирование заболевания требует пожизненного применения леводопасодержащих препаратов, которые могут назначаться как в моно-, так и в виде комбинированной терапии. Дальнейшее развитие этого направления, по-видимому, будет связано с поиском новых возможностей доставки леводопы в головной мозг и поддержания устойчивой концентрации леводопы в базальных ганглиях.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail