Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Шулькин Л.М.

Наркологический диспансер Департамента здравоохранения Краснодарского края, Краснодар

Динамика социальных показателей при формировании алкогольной зависимости у больных параноидной шизофренией

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(10): 62‑65

Просмотров : 132

Загрузок : 1

Как цитировать

Шулькин Л.М. Динамика социальных показателей при формировании алкогольной зависимости у больных параноидной шизофренией. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(10):62‑65.
Shul'kin LM. Dynamics of social indices in the formation of alcohol dependence in patients with paranoid schizophrenia. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2010;110(10):62‑65. (In Russ.).

Авторы:

Шулькин Л.М.

Наркологический диспансер Департамента здравоохранения Краснодарского края, Краснодар

Все авторы (1)

Сочетанию алкогольной зависимости с шизофренией посвящено много работ в отечественной и зарубежной научной литературе. Интерес к этой проблеме обусловлен широким распространением алкогольной зависимости в популяции больных шизофренией [1-3, 10]. Поскольку клиника данного расстройства является не простым сложением симптомов двух заболеваний, то особое внимание исследователей привлекает к себе вопрос о взаимном влиянии алкогольной зависимости и шизофрении как в психопатологическом аспекте, так и социальном. Одни авторы [8, 11-14], говоря о смягчающем действии алкоголя на клинические проявления эндогенного процесса, наблюдают более высокую степень социальной адаптации этих пациентов. По данным других исследователей [5, 6], социально-адаптационные возможности у таких пациентов являются более ограниченными, по сравнению с неосложненным течением шизофрении. Существует также точка зрения [4, 7, 9, 11, 15], в соответствии с которой клинические проявления эндогенного процесса с формированием алкогольной зависимости значительно утяжеляются.

Сказанное свидетельствует о том, что клинические особенности рассматриваемой сочетанной патологии требуют уточнения, в том числе с учетом социальной адаптации больных.

Целью данного исследования явилось изучение особенностей социальной адаптации больных параноидной шизофренией при формировании у них алкогольной зависимости.

Материал и методы

Обследованы 96 пациентов, страдающих параноидной шизофренией с алкогольной зависимостью, находившихся на стационарном лечении в Ейском психоневрологическом диспансере и в специализированной клинической психиатрической больнице №1 Краснодарского края.

Алкогольная зависимость во всех случаях развилась на фоне течения эндогенного психического заболевания.

Среди обследованных преобладали мужчины (90%). Возраст обследованных был следующим: 21-25 лет у 5,2% больных; 26-50 лет - у 76%; 51-60 лет - у 15,6%; старше 60 лет - у 3,1%. Частота госпитализаций в период течения эндогенного психического расстройства была 1-2 раза в год 99% случаев; 3-6 в год - в 1%. Причиной инвалидности в 90,6% случаев было психическое заболевание, 9,4% инвалидности не имели. Эпизодическое употребление психоактивных веществ (ПАВ) за исключением алкоголя в преморбидном периоде отмечалось в 68,8% случаев.

Диагноз параноидной шизофрении был установлен по МКБ-10: непрерывный тип течения (рубрика F20.00) был выявлен у 52 (54,2%) пациентов, эпизодический тип течения с нарастающим дефектом (F20.01) отмечался у 35 (36,5%) пациентов, у 5 (5,2%) больных наблюдался эпизодический тип течения со стабильным дефектом (F20.02), эпизодический ремиттирующий (F20.03) - у 4 (4,2%) пациентов. Стадия заболевания на момент осмотра: неполная ремиссия - 45,8%; отсутствие ремиссии - 54,2%.

Клиническая картина параноидной шизофрении с непрерывным типом течения характеризовалась следующими особенностями: начало заболевания отмечено острым психотическим эпизодом. Течение имело сравнительно доброкачественный характер. Уже на инициальном этапе были значительно представлены эпизодически наблюдаемые галлюцинаторно-бредовые расстройства с последующим быстрым их прогрессированием и при этом сглаженностью процессуальных аутистических тенденций. В структуре приступов у больных параноидной шизофренией с эпизодическим типом течения с нарастающим дефектом ведущим был вербальный галлюциноз, который отличался от алкогольного последовательностью проявления симптомов (идеи психического воздействия - автоматизмы - слуховые обманы), наличием истинных психических автоматизмов, противоречивостью бредовых представлений. Последующие приступы имели тенденцию усложняться. При высокой частоте и массивности злоупотребления алкоголем происходило частое обострение шизофренического процесса и увеличение в структуре приступов острых бредовых состояний, включая синдром Кандинского-Клерамбо, острый галлюциноз. Необходимо отметить, что психические расстройства при шизофрении отличались аффективной насыщенностью, а сам процесс относительно невысоким темпом прогредиентности.

Синдром зависимости от алкоголя у данной группы пациентов определялся как II стадия алкоголизма, псевдозапойная форма злоупотребления. Сроки развития алкогольного абстинентного синдрома от начала систематического употребления алкоголя были следующими: до 3 лет у 89,7% пациентов; в течение 4-6 лет - у 7,3%; более 6 лет - у 2,1%. Острые металкогольные психозы в анамнезе отмечались в 51% случаев.

Для систематизации полученной в ходе обследования информации была разработана «Клинико-статистическая карта обследования», в которую вносились сведения, относящиеся к различным медицинским и социальным сферам жизнедеятельности пациентов на различных этапах формирования сочетанной патологии.

В развитии и течении изучаемого вида сочетанной патологии было условно выделено 3 периода: доклинический, манифестный период течения эндогенного психического заболевания, период развития сочетанного расстройства.

Была проанализирована динамика ряда параметров, характеризующих социальную адаптацию пациентов в различные периоды при формировании сочетанного расстройства. Данные показатели были объединены нами в блоки, отражающие соответственно адаптацию пациентов в брачно-семейной жизни (блок БС), профессионально-производственной (блок ПП) и материально-бытовой сферах (блок МБ).

В блок БС входят: семейное положение больного на момент обследования, какой по счету брак, количество детей на момент обследования, состоял ли в браке без официальной регистрации отношений, вступление в официальный брак в зависимости от периодов течения патологии, прекращение брачных отношений в связи с разводом или смертью партнера, появление потомства в зависимости от периода болезни, состояние в браке биологических родителей, возраст больного при разводе, смерти одного из биологических родителей, возраст больного в период смерти обоих родителей, состоял ли в повторном браке родитель, совместно с которым, преимущественно, проживал пациент. В блок МБ-признаков входили: место проживания, категория жилья больного, с кем проживает в настоящее время, необходимость в дополнительном денежном обеспечении. ПП-характеристики пациентов были описаны ответами на следующие вопросы: образование обследуемого, трудоустройство, характер трудовой деятельности по образованию, трудовые отношения в связи с полученными специальными навыками, сфера трудовой деятельности, миграция с производства.

Применялись клинико-психопатологический, катамнестический, а также ряд статистических методов с применением однофакторного дисперсионного анализа, критерия согласия χ2 Пирсона, достоверность которого определялась при р<0,05, коэффициента Чупрова (КЧ).

Коэффициент взаимной сопряженности Чупрова (КЧ) применялся для оценки степени связи между двумя качественными признаками (Л.Г. Громыко, 2002). Он вычислялся в том случае, когда величина χ2 отражала уровень значимости р<0,05. Коэффициент рассчитывается по формуле:

, где N - объем выборки; χ2 - критерий Пирсона; а - число групп, выделяемых по признаку-индикатору; b - число групп по фактору. При значении КЧ>0,3 связь считается средней силы, КЧ>0,7 - сильной.

Результаты и обсуждение

При проведении дисперсионного анализа было выявлено достоверное влияние формирования сочетанной патологии на изменчивость комплекса ПП-, МБ-, БС-признаков. Причем в большей степени оно было выражено для МБ- (77,3%) и ПП-признаков (85,6%).

В дальнейшем с целью изучения особенностей динамики социального статуса в зависимости от этапа формирования сочетанного расстройства снова были проведены статистические расчеты методом однофакторного дисперсионного анализа. При этом факторами были формирование эндогенного психического заболевания (1-й этап) и формирование алкогольной зависимости (2-й этап). Полученные значения факториальной дисперсии отражены в табл. 1.

Выявлено влияние формирования параноидной шизофрении на изменчивость всех изученных комплексов признаков. Под влиянием формирования алкогольной зависимости выявлена изменчивость БС и ПП комплексов. Максимальные значения факториальной дисперсии определяются при формировании параноидной шизофрении для МБ и ПП комплекса признаков.

Далее при помощи коэффициента Чупрова была изучена динамика социальных и ряда биологических признаков.

Динамика показателей признаков БС статуса была следующей: при формировании параноидной шизофрении снижались частота вступления в официальный брак с 58,8 до 7,2% (КЧ=0,59) и число рожденных детей с 40,2 до 7,2% (КЧ=0,37). Динамика этих показателей при формировании алкогольной зависимости не изменялась. В период до формирования психических расстройств прекращения брачных отношений не наблюдалось, на фоне течения шизофрении частота разводов составила 8,2%, при сочетанном расстройстве - 21,7%. Формирование параноидной шизофрении увеличивало частоту разводов в большей степени (КЧ=0,25), нежели формирование сочетанного расстройства (КЧ=0,22). Развитие шизофрении оказывало наибольшее отрицательное влияние на БС статус, чем формирование сочетанного расстройства. Факт резкого ухудшения качества жизни в семье является располагающим к формированию алкогольной зависимости.

При развитии сочетанного психического расстройства значительно изменялись параметры ПП сферы. В этом случае резко увеличивалось число нетрудоустроенных и трудоустроенных временно пациентов (КЧ=0,55). При формировании алкогольной зависимости увеличилось число инвалидизированных больных, снизилось число официально работающих (КЧ=0,67) (табл. 2).

Наибольшие изменения этого показателя в соответствии с коэффициентом Чупрова были выражены при формировании алкогольной зависимости. Спектр областей производственной деятельности в период до формирования психических расстройств был достаточно широк - от сельского хозяйства до органов государственной администрации. При развитии параноидной шизофрении, наряду со снижением работающей популяции, сузился и спектр трудоустройства (КЧ=0,45). Были представлены сельское хозяйство (11,3%), незначительно сфера услуг (2,1%). Формирование алкогольной зависимости на этот признак не повлияло. Частота миграции с производства увеличивалась с каждым периодом формирования сочетанного расстройства. Наиболее выраженные изменения этого признака отмечались на этапе развития шизофрении (КЧ=0,54). Формирование алкогольной зависимости влияло на этот признак в меньшей степени (КЧ=0,39).

При развитии шизофрении происходило увеличение частоты проживания больных с матерью (КЧ=0,16). Динамика распределения по этому показателю отражает следующую тенденцию: пациенты, ранее проживавшие в своих семьях, при их распаде стали проживать со своими матерями. Формирование сочетанного расстройства на микросоциальное окружение пациентов по месту жительства не повлияло. Развитие шизофрении резко увеличивало и число пациентов, нуждающихся в дополнительном материальном обеспечении - с 6,2% до появления психических расстройств до 95,9% (КЧ=0,76). Присоединение алкогольной зависимости на этот параметр не повлияло. Не определилось влияния и на категорию жилья обследованных. Таким образом, можно заключить, что особенно выраженное влияние на изучаемые признаки в БС и ПП сферах было оказано эндогенным заболеванием. Присоединение алкогольной зависимости хотя и имело влияние на ряд признаков, однако в меньшей степени.

При изучении показателей противоправного анамнеза выяснилось, что увеличение частоты противоправных действий происходило как на этапе развития шизофрении (КЧ=0,23), так и при последующем формировании алкогольной зависимости (КЧ=0,5). Соответствующее распределение больных отражено в табл. 3.

Была изучена также связь сочетанной патологии и черепно-мозговой травмы (ЧМТ). Частота ЧМТ достоверно менялась с каждым последующим этапом формирования сочетанной патологии. Так, при развитии шизофрении частота ЧМТ снижалась с 34% до появления психических расстройств до 5,2% на фоне течения параноидной шизофрении (КЧ=0,4). При формировании алкогольной зависимости частота ЧМТ резко увеличивалась - до 65,7% (КЧ =0,6). Формирование сочетанного расстройства оказало на этот признак наибольшее влияние.

Частота суицидальных попыток достоверно увеличивалась лишь при формировании сочетанного расстройства: 1% при развитии шизофрении и 9,3% при формировании алкогольной зависимости (КЧ=0,16). Алкогольная зависимость утяжеляет в этом смысле психическое состояние больных шизофренией. Частота эпизодического употребления ПАВ за исключением алкоголя в зависимости от этапов формирования сочетанных расстройств не менялась, оставаясь стабильно высокой (около 70%). Пациенты, употреблявшие отличные от алкоголя ПАВ до формирования сочетанного расстройства, продолжали это делать на протяжении всего периода его формирования.

Частота госпитализаций больных шизофренией в течение года достоверно увеличивалась при формировании алкогольной зависимости (КЧ=0,93). Если на фоне течения шизофрении подавляющее большинство больных госпитализировались 1-2 раза в год, то при формировании алкогольной зависимости бо`льшая часть пациентов находились в стационаре от 3 до 6 раз в году.

С формированием алкогольной зависимости увеличилась и суммарная длительность годовой госпитализации (КЧ=0,54). Полученные данные отражены в табл. 4.

Частота и длительность госпитализаций, с одной стороны, указывают на ухудшение психического здоровья пациентов, а с другой, - являются косвенным показателем снижения их социальной адаптации. Так как бо`льшая часть обследованных находились в стационаре более 100 дней в году, то сложно предположить у этих пациентов формирование сколько-нибудь устойчивых микросоциальных связей по месту жительства и на производстве.

Таким образом, было установлено, что эндогенное психическое заболевание влияет на разные социальные показатели в большей степени, чем алкогольная зависимость, хотя влияние развития алкогольной зависимости также ощутимо: увеличивалось количество нетрудоустроенных больных в связи с получением инвалидности, учащались явления миграции пациентов с производства и увеличивалось число больных, занятых трудом, не требующим квалификации. В период течения шизофрении трудоустроенными на постоянное место работы и временно были 14,4% больных, а в период развития патологии - 5,2%; показатели миграции соответственно 97 и 89,7%.

Важно отметить, что при присоединении алкогольной зависимости к параноидной шизофрении у пациентов резко возрастает частота противоправных действий, как относительно легких, так и тяжелых, ведущих к уголовному наказанию.

В качестве профилактических мероприятий в отношении формирования алкогольной зависимости у больных параноидной шизофренией целесообразно проведение лечебно-реабилитационных мероприятий для достижения наиболее глубоких ремиссий и обеспечения высокого уровня социальной адаптации. При ресоциализации больных микстом параноидной шизофрении и алкогольной зависимости в ходе лечебного процесса целесообразно применение у них мероприятий, связанных с производственной деятельностью в специальных условиях.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail