Марилов В.В.

Кафедра психиатрии и медицинской психологии Российского университета дружбы народов, Москва

Сологуб М.Б.

Специализированная клиническая больница №8 им. З.П. Соловьева, «Клиника неврозов»

Сравнительная эффективность нормотимиков при комплексной терапии нервной булимии

Журнал: Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(1): 59-61

Просмотров : 1237

Загрузок : 22

Как цитировать

Марилов В. В., Сологуб М. Б. Сравнительная эффективность нормотимиков при комплексной терапии нервной булимии. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2010;110(1):59-61.
Marilov V V, Sologub M B. Comparative effectiveness of mood stabilizers in the complex therapy of bulimia nervosa. Zhurnal Nevrologii i Psikhiatrii imeni S.S. Korsakova. 2010;110(1):59-61.

Авторы:

Марилов В.В.

Кафедра психиатрии и медицинской психологии Российского университета дружбы народов, Москва

Все авторы (2)

Основными формами расстройства пищевого поведения являются нервная анорексия и нервная булимия. В литературе имеются данные об увеличении числа больных с такой патологией [7-9, 11] в течение последнего десятилетия.

По МКБ-10, для достоверного диагноза нервной булимии требуется наличие следующих признаков: а) постоянная озабоченность едой и непреодолимая тяга к пище, когда больной периодически не может удержаться от переедания и за короткое время принимает большое количество пищи; б) противодействие эффекту ожирения от съедаемой пищи со стороны больного с помощью одного или более приемов: вызывание рвоты; злоупотребление слабительными средствами, альтернативные периоды голодания; использование подавляющих аппетит препаратов, тиреоидных препаратов или диуретиков; пренебрежение больными диабетом с булимией инсулиновой терапией; в) наличие в психопатологической картине болезненного страха ожирения, когда больной устанавливает для себя четко определяемый предел массы тела - намного ниже преморбидного веса, представляющего в глазах врача оптимальный или нормальный вес; частое наличие в анамнезе предшествующих эпизодов нервной анорексии с ремиссиями между двумя расстройствами от нескольких месяцев до нескольких лет; предшествующий булимии эпизод может быть клинически выраженным или протекать в легкой форме с умеренным снижением массы и/или транзиторным периодом аменореи.

По нашим данным [2] для пациенток с нервной булимией характерными являются наличие циклотимных аффективных колебаний, часто связанных со временем года, в сочетании с повышенной импульсивностью, снижением контроля над примитивными влечениями и/или выраженными тревожными расстройствами и склонность к злоупотреблению алкоголем, наркотическими веществами и никотиновой зависимости.

Поскольку аффективные колебания, особенно депрессия, постоянно встречаются при нервной булимии, обоснованным является применение антидепрессантов и нормотимиков. Наличие же высокой импульсивности, психопатичности и расстройств влечений оправдывают применение малых доз нейролептиков (корректоров поведения). Таким образом, психофармакотерапия при лечении нервной булимии должна быть комплексной. Речь идет о сочетании антидепрессантов и нормотимических средств с малыми дозами нейролептиков. В качестве нормотимиков целесообразно использовать карбамазепин и ламотриджин.

Ламотриджин - противоэпилептический препарат, блокирует потенциал-зависимые натриевые каналы пресинаптических мембран нейронов и ингибирует избыточное высвобождение глутаминовой кислоты (аминокислота, играющая ключевую роль в развитии эпилептических припадков). Кроме того, описаны воздействие на кальциевые каналы, ГАМКергический и серотонинергический компонент. Вероятно, комплексный механизм действия обусловливает широкий спектр активности ламотриджина при эпилепсии и положительное влияние на настроение, что используется в лечении биполярных расстройств. Следует отметить, что на сегодняшний день ламотриджин является единственным нормотимиком, эффективность которого, в том числе у больных с «быстрой сменой фаз» [5], доказана в методологически правильно построенных слепых, плацебо-проконтролированных исследованиях [3, 4]. Ламотриджин особенно эффективен для предупреждения депрессивных фаз у больных с биполярным аффективным расстройством [6].

Карбамазепин по химической структуре является производным трициклического иминостильбена, содержащим в положении 6 карбамоильную группу, что в основном определяет наличие у препарата противосудорожной активности. Структурно карбамазепин близок к трициклическим антидепрессантам группы дибензоазепина. Препарат оказывает выраженное противосудорожное (противоэпилептическое) и в умеренной степени антидепрессивное (тимолептическое) и нормотимическое действие. В механизме действия карбамазепина определенную роль играют его ГАМКергические свойства, а также взаимодействие с центральными аденозиновыми рецепторами. По общей эффективности карбамазепин не уступает карбонату лития и вальпроату натрия, однако имеет иной спектр нормотимического действия, так как его влияние более полно проявляется в отношении редукции депрессий по сравнению с маниями [1, 12]. Антидепрессивное действие карбамазепина выражено в меньшей степени, чем антиманиакальное [10].

Цель настоящей работы состояла в изучении эффективности нормотимиков - карбамазепина и ламотриджина в составе комплексной терапии нервной булимии с использованием антидепрессанта.

В качестве антидепрессанта был выбран препарат первого выбора при нервной булимии флуоксетин, относящийся к ингибиторам обратного захвата серотонина. Флуоксетин является слабым антагонистом холино-, адрено-, и гистаминовых рецепторов. В отличие от многих антидепрессантов он не вызывает снижения функциональной активности постсинаптических β-адренорецепторов, способствует улучшению настроения, уменьшает чувство страха и напряжения, редуцирует дисфорию без эффекта седации. В средних терапевтических концентрациях практически не влияет на функции сердечно-сосудистой системы.

Материал и методы

В исследование были включены 45 женщин с различными формами нервной булимии. Их средний возраст был 22,5±4 года; средняя длительность заболевания - 4,2 года.

В числе больных были пациенты (60,9%) с циклическими аффективными колебаниями в сторону понижения настроения и расстройствами влечений и пациенты с менее выраженными циклическими аффективными колебаниями, отличавшимися наличием тревоги, у которых отсутствовали или были маловыражены расстройства влечений.

У всех пациенток имелись преморбидно циклотимные черты личности. Злоупотребляли алкоголем 28 (62,2%) человек, наркотическими и другими психоактивными веществами - 23 (51%), курили 72% пациенток; сексуальной расторможенностью отличались 25 (56%) женщин.

У всех пациенток на момент осмотра имелась булимическая симптоматика (сильное чувство голода, ненасыщения, приступы перееданий с возможным последующим вызыванием искусственных рвот). С целью избежать возможной, по их мнению, прибавки массы тела после перееданий, они занимались интенсивными физическими упражнениями и ограничивали себя в еде, что выражалось в использовании различных низкокалорийных диет, альтернативных периодов голодания, а также слабительных и мочегонных препаратов, очистительных клизм. Практически все пациентки вызывали после приступов перееданий рвоту.

Больные были рандомизированы на две группы по особенностям терапии.

В 1-й группе (25 пациенток) больным был назначен флуоксетин в дозе 20 мг утром и карбамазепин в дозе 200 мг в 3 приема (50 мг утром и днем и 100 мг вечером).

2-й группе (20 человек) больным назначался флуоксетин 20 мг в сутки утром. Ламотриджин включался в терапию по схеме: 25 мг в сутки утром и затем каждые 7 дней доза увеличивалась на 25 мг/сут вплоть до 100 мг/сут.

Выделенные группы не различались по возрасту и длительности заболевания, а также особенностям комплексной терапии. Во всех случаях использовались немедикаментозные методы лечения: индивидуальная и групповая психотерапия, физиотерапия в виде циркулярного душа, ультрафиолетотерапии, дыхательная и релаксационная лечебная гимнастика.

После выписки из стационара все пациентки продолжали в течение 6 мес принимать флуоксетин и нормотимик, а затем после отмены флуоксетина, еще в течение 3 мес продолжали принимать с профилактической целью нормотимик.

Ранжирование булимической симптоматики проводилось следующим образом: переедание отсутствует - 0 баллов; переедание 1-2 раза в неделю (низкий уровень) - 1 балл; ежедневные приступы переедания с последующей рвотой, не более 1 раза в день (средний уровень) - 2 балла; приступы переедания ежедневные, по несколько раз в день с использованием рвоты и промывания желудка (до чистой воды), злоупотребление слабительными, мочегонными препаратами (высокий уровень) - 3 балла.

Выраженность депрессии определялась по шкале Гамильтона (НАМ-D), уровень реактивной и личностной тревоги по шкале самооценки Спилбергера, степень астении по субъективным критериям с оценкой по 5-балльной шкале. Кроме того, оценивались функции памяти и другие когнитивные функции.

Обследование проводилось дважды: перед началом фармакотерапии и через 30 дней стационарного лечения. Через год проводилось катамнестическое обследование всех пациенток.

Результаты и обсуждение

На фоне комплексной терапии пациентки обеих групп отмечали выравнивание настроения, снижение частоты и интенсивности приступов переедания, рвот и нормализацию режима приема пищи. По мере выравнивания настроения у большинства пациенток снижался уровень страха прибавки массы тела, интенсивности дисморфофобических переживаний, реактивной и личностной тревоги.

При количественной оценке булимических расстройств была установлена следующая их динамика: до начала терапии в 1-й группе - 2,6 балла, через 30 дней от начала терапии - 0,6 балла; во 2-й группе до начала терапии - 2,5 балла, через 30 - 0,4 балла.

Уровень депрессии по НАМ-D определялся в 1-й группе показателем 15-23 балла в начале терапии в обеих группах, а через 30 дней 5-7 баллов в 1-й группе и 0-3 балла во 2-й. По шкале Спилбергера уровень реактивной тревоги до начала терапии в обеих группах был высоким - более 45 баллов; через 30 дней он снизился до 28-35 баллов в обеих группах; в среднем составил 29,6 балла в 1-й группе и 30,1 балла во 2-й. Что касается личностной тревоги, то ее показатели изменились: 34 балла до начала терапии и 28 баллов после 30 дней, без значительных различий и по группам.

Явления астении в процессе терапии также редуцировались: с 5 до 2-3 баллов в 1-й группе и до 0 во 2-й.

Отмечалось также улучшение когнитивного функционирования по показателям способности к запоминанию и логическому построению, концепции внимания, работоспособности, способности к синтезу и анализу получаемой информации.

Так, если до начала курса лечения пациенты запоминали от 4 до 6 произнесенных вслух слов и от 3 до 5 нарисованных на бумаге, геометрических фигур, то через 30 дней лечения во 2-й группе число запоминаемых слов увеличилось до 6-9, а геометрических фигур - 6-8, в 1-й группе число запоминаемых слов изменилось мало - 5-6 слов, а число геометрических фигур только до 4-6.

Среди побочных эффектов в 1-й группе преобладали жалобы на сонливость, заторможенность в течение дня. Во 2-й группе у 3 пациенток развились кожно-аллергические реакции в виде сыпи, кожного зуда. Пять пациенток были исключены из исследования: 2 пациентки из 1-й группы в связи с выраженностью побочных эффектов и 3 пациентки из 2-й группы в связи с аллергическими реакциями.

Катамнестическое обследование леченых больных через год дало следующие результаты.

В 1-й группе у 8 (34,8%) пациенток была выявлена стойкая ремиссия, с отсутствием клинических проявлений булимии (у них в течение 6 мес перед осмотром отсутствовали приступы перееданий, масса тела соответствовала ИМТ от 18 до 21 балла), и социальной реабилитацией (5 пациенток продолжили обучение в высшем учебном заведении, 3 пациентки устроились на работу, 2 вышли замуж). 12 (46,1%) пациенток сообщили о рецидиве заболевания (уровень частоты перееданий 2 балла) после отмены флуоксетина, из них только 2 вернулись к работе. У 3 (13%) пациенток на фоне приема лекарств сохранялись клинические проявления (частота рвот колебалась показателем от 1 до 3 баллов).

Во 2-й группе у 11 (64,7%) пациенток была выявлена стойкая ремиссия (в течение 6 мес перед осмотром отсутствовали приступы перееданий, масса тела соответствовала ИМТ от 18 до 21 балла). При этом и социальная реабилитация была более успешной (все 11 пациенток успешно продолжили обучение или устроились на работу). 6 (35,2%) пациенток сообщили о рецидиве (частота рвот - от 1 до 3 баллов) после отмены флуоксетина, а 1 (5%) пациентка продолжала переедать и вызывать рвоту.

Таким образом, сочетание флуоксетина и нормотимиков при 30-дневной терапии больных с нервной булимией позволило достигнуть стойкого улучшения в состоянии пациентов. При этом ламотриджин, по сравнению с карбамазепином, вызывал несколько большее снижение выраженности депрессии. Карбамазепин мало влиял на изучавшиеся когнитивные функции, в то время как использование ламотриджина значительной улучшало таковые. Возможно, в этим связано большее число случаев хорошей социальной реабилитации во 2-й группе (64,7%), по сравнению с 1-й (34,8%). Профилактическая терапия ламотриджином оказалась также более эффективной (35,2% больных с рецидивом после отмены флуоксетина) по сравнению с терапией карбамазепином (46,1%).

Применение нормотимика ламотриджина в составе комплексной терапии нервной булимии оказалось в сравнении с карбамазепином на этапе стационарного лечения более эффективным в отношении влияния на аффективные расстройства когнитивные способности и социальную реабилитацию в целом.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail