Куликова Н.Г.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр реабилитации и курортологии» Минздрава России

Волкова И.В.

ФГАОУ ВПО «Российский университет дружбы народов»

Физиотерапевтический комплекс лечения детей с соматоформной дисфункцией и частыми рекуррентными заболеваниями

Журнал: Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2020;97(6): 33‑39

Просмотров : 500

Загрузок : 11

Как цитировать

Куликова Н.Г., Волкова И.В. Физиотерапевтический комплекс лечения детей с соматоформной дисфункцией и частыми рекуррентными заболеваниями. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2020;97(6):33‑39.
Kulikova NG, Volkova IV. Physiotherapy complex of the treatment of children with somatoform dysfunction and frequent recurrent diseases. Voprosy kurortologii, fizioterapii, i lechebnoi fizicheskoi kultury. 2020;97(6):33‑39. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/kurort20209706133

Авторы:

Куликова Н.Г.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр реабилитации и курортологии» Минздрава России

Все авторы (2)

Распространенность синдрома соматоформной дисфункции вегетативной нервной системы (ССДВНС) в России и за рубежом колеблется в диапазоне 25—80% [1, 2]. Патогенетические механизмы развития ССДВНС (конституциональные особенности, психофизиологические расстройства, кортико-висцеральные сдвиги, обусловленные дисбалансом между симпатической и парасимпатической нервной регуляцией, включая гомеостатические и гемореологические звенья компенсации) достаточно хорошо изучены [3, 4]. На фоне периода становления функциональных возможностей иммунной системы нередко развиваются иммунодефицитные состояния, свидетельствующие о том, что процесс созревания иммунной системы заканчивается лишь к 16—17 годам, характеризуясь физиологическими иммунокомпрометациями и чувствительностью к внешним воздействиям [5, 6]. В условиях эмоционального перенапряжения в школе адаптационные резервы детей приходят к быстрому истощению, что повышает уязвимость к рекуррентным инфекциям [7—9]. Не случайно в течение года в России регистрируется свыше 20 млн случаев рекуррентных инфекционных заболеваний среди детей [10, 11]. Патогенетическая схожесть развития ССДВНС [12, 13] и высокой рекуррентной патологии у детей (отягощенность перинатального периода, недоношенность, морфофункциональная незрелость, неблагоприятное течение ранней постнатальной адаптации, тяжелые заболевания в неонатальном периоде) определяет целесообразность их объединения в одну группу для проведения физиотерапевтического и профилактического лечения. При лечении детей с частой рекуррентной инфекцией на фоне клинически выраженных нарушений ССДВНС значительно ухудшаются прогнозы выздоровления и повышаются риски развития осложнений, вплоть до смертельных исходов, что связано с отсутствием высокоэффективных противовирусных препаратов широкого спектра действия [14, 15]. В связи с этим частые острые респираторные заболевания приводят к значительным материальным потерям, отрицательно сказываются на социальной и педагогической адаптации детей, ухудшают психоэмоциональный климат в семье и качество жизни детей в целом, свидетельствуя о высокой актуальности проблемы [16—18]. Проведенные ранее исследования свидетельствуют о целесообразности применения физических факторов у детей 7—12 лет для повышения компенсаторных иммунных механизмов, поскольку иммунная система к этому времени еще полностью не сформировалась и функционально неполноценна [17—20]. Таким образом, именно эта возрастная категория детей характеризуется наиболее высокой чувствительностью к рекуррентной инфекции. Учитывая вышеизложенное, настоящее исследование представляется актуальным и социально значимым, что позволило сформулировать его цель и задачи.

Цель исследования — оценка эффективности комплексного физиотерапевтического лечения, включающего лазерное надвенное воздействие, лазерное воздействие на проекционные зоны тимуса и биоакустический лечебный комплекс биологической обратной связи (БАК БОС) у детей 7—12 лет с ССДВНС.

Материал и методы

Влияние разработанного физиотерапевтического комплекса изучали по данным, полученным в результате лечения и обследования 113 детей (51,5% — мальчики, 48,5% — девочки) в возрасте 7—12 лет (средний возраст 10,8±1,9 года) с верифицированным диагнозом ССДВНС, входящих в диспансерную группу наблюдения (часто болеющие дети).

Обследование включало: электрокардиографию (ЭКГ), велоэргометрию с пробами в виде физической нагрузки, изучение параметров периферической крови на предмет иммуноферментного определения концентраций иммуноглобулинов IgG, IgM, IgA (ЗАО «Вектор-Бест», Россия) в динамике применения физиотерапевтического лечения.

В зависимости от частоты развития рекуррентного заболевания в год (от 5 до 8 раз), клинических проявлений ССДВНС все пациенты были распределены в 4 группы для проведения лечения. В 1-ю группу (контроль) вошли 20 детей, которые получали фармакологическое лечение (глутаминовая кислота по 0,5—1 г 2—3 раза в сутки за 30 мин до или после еды, метионин по 0,25—0,5 г 3 раза в сутки, аминалон по 0,25—0,5 г 2—3 раза в день в течение 1—2 мес, ноотропил или пирацетам 0,4—1,2 г/сут, интерферон эндоназально) без физиотерапевтического лечения. Во 2-ю группу (сравнения 1) включили 31 пациента, который получал лазерную терапию надвенно и на проекционную зону тимуса. В 3-ю группу (сравнения 2) вошли 32 пациента, которым применяли биоакустический комплекс БОС (БАК). В 4-ю группу (основная) были включены 30 детей, которым был назначен разработанный физиотерапевтический комплекс, включающий лазерную надвенную терапию, лазерное воздействие на проекционную зону тимуса от низкоинтенсивного инфракрасного лазерного аппарата Милта (l=0,89 мкм) и биоакустический лечебный комплекс от компьютерной интерфейс-системы БОС (БАК).

Полученные результаты подвергались статистической обработке с использованием критериев Стьюдента, Фишера, Пирсона, корреляционного и дисперсионного анализа.

Результаты и обсуждение

Применение БАК БОС в лечении ССДВНС патогенетически направлено на активацию нейропластических процессов и созревание структур головного мозга с включением морфофункциональных компенсаторных механизмов. Основой метода является компьютерное преобразование биоритмов мозговой ткани (ЭЭГ) в акустические сигналы, предъявляемые пациенту в режиме реального времени, с активацией сенсорнозависимых биоритмов, которые по принципу БОС обеспечивают коррекцию вегетативно-сосудистых нарушений, улучшая показатели сосудистой реактивности [21]. Доказано, что сенсорная биактивация снижает невротическую компоненту, повышает общий обменно-трофический фон, что крайне важно в условиях повышенного восприятия инфекционных возбудителей и сниженного иммунного фона [22]. Тесные связи зон слизистой полости носа и вегетативной нервной системы позволяют говорить о наличии так называемого ринокардиального рефлекса, который по своей природе также относится к группе соматовисцеральных рефлексов [23]. Ринокардиальный рефлекс реализуется через афферентные волокна как тройничного, так и видиева нерва с последующей передачей импульсов в ствол мозга, где происходит их переключение на дорсальное ядро блуждающего нерва с последующим влиянием на структуры ритма сердца. Эти же импульсы по мере проведения сигналов активизируют ряд супрасегментарных структур ретикулярной формации, гипоталамуса, лимбической системы, что закономерно отражается на вегетативном фоне организма, и могут спровоцировать формирование «синдрома общей дезадаптации» (вялость, слабость, повышенная метеочувствительность, снижение физической активности, кардиалгии, нарушения сердечного ритма, цефалгии).

В условиях превалирования того или иного типа вегетативной дистонии дети по-разному переносят респираторно-вирусные и простудные заболевания. У 35,6% мальчиков и 37,8% девочек выявлена парасимпатикотония (индекс 2,4±0,03 и 2,7±0,04 соответственно); у 51,2% мальчиков и 52,3% девочек — симпатикотония (индекс 4,97±0,07 и 5,21±0,08 соответственно); у 13,2% мальчиков и 9,9% девочек доминировал смешанный тип вегетативного обеспечения (индекс 3,5±0,05 и 3,8±0,04 соответственно). У 36,4% мальчиков и 38,1% девочек была выявлена повышенная реактивность, у 52,0% мальчиков и 52,8% девочек — пониженная реактивность, у 11,6% мальчиков и 8,1% девочек — извращенный тип реактивности. По данным ЭКГ у детей с частой рекуррентной патологией на фоне ССДВНС отмечались следующие электрофизиологические изменения: у 24,5% — синдром ранней реполяризации желудочков, у 12,8% — неполная блокада правой ножки пучка Гиса, у 44,6% — нарушение процессов реполяризации, у 2,5% — укорочение PQ-проведения (синдром CLC). По данным кардиоинтервалографии у 45,9% детей были выявлены нарушения вегетативной регуляции в виде симпатикотонии, у 5,0% —гиперсимпатикотония, у 36,7% — ваготония, при эхокардиографическом обследовании: у 12,6% — изменения ударного объема, у 7,5% — минутного объема кровообращения, у 9,8% — сердечного индекса у 15,5% — изменения со стороны фракций выброса. При получении детьми НИЛИ [24, 25] в виде монофактора или в физиотерапевтическом комплексе отмечали более значимую коррекцию вегетативных показателей (тонус и реактивность) и вегетативного статуса в целом (табл. 1).

Таблица 1. Оценка исходного вегетативного тонуса детей с ССДВНС

Симптом

Symptom

Симпатическая реакция

Sympathetic reaction

Парасимпатическая реакция

Parasympathetic reaction

Балльная оценка

Point score

p

м/m

д/f

м/m

д/f

м/m

д/f

ЧСС, уд/мин/HR, b.p.m.

4,2

до лечения/before treatment

86*

92*

66

70*

3,6*

3,8*

после фармакотерапии/after pharmacotherapy

88

94

68

72

3,7

3,9

после НИЛИ/after LLLR

90*

96**

66**

75**

3,7

4,0

после БОС/after biofeedback

90*

96**

67**

75**

3,8

4,1

после комплексной терапии/after complex therapy

91**

98***

78**

86***

4,0*

4,2*

Зубец T во II—III отв., мм/T wave in leads II—III, mm

3,0

до лечения/before treatment

3,5*

4,1*

4,5*

4,8*

3,2*

3,4*

после фармакотерапии/after pharmacotherapy

3,4

3,8

4,2

44

3,2

3,3

после НИЛИ/after LLLR

3,3

3,77

4,0

4,2*

2,95*

3,2*

после БОС/after biofeedback

3,3

3,7*

3,9*

4,1*

2,8*

3,2*

после комплексной терапии/after complex therapy

3,2*

3,62**

3,9**

3,9**

2,7**

3,1**

Интервал PQ (индекс Макруса), с/PQ interval (Macrus index), s

3,4

до лечения/before treatment

0,11

0,1*

0,20*

0,21*

3,1*

3,0*

после БОС/after biofeedback

0,11

0,10

0,20

0,21

3,1

3,2

после НИЛИ/after LLLR

0,11

0,11

0,16

0,17

3,1

3,2

после комплексной терапии/after complex therapy

0,12

0,13*

0,14*

0,15*

3,2*

3,3*

Комплекс QRS/QRS complex

3,1

до лечения/before treatment

0,06

0,059

0,068

0,063

2,8

2,7

после БОС/after biofeedback

0,06

0,059

0,064

0,061

2,8

2,7

после НИЛИ/after LLLR

0,06

0,059

0,063

0,061

2,9

2,8

после комплексной терапии/after complex therapy

0,06

0,058

0,06*

0,059*

3,1*

3,0*

Примечание. * — p<0,05; ** — p<0,01 (статистическая значимость различий по отношению к исходным показателям по Стьюденту); м — мальчики; д — девочки; НИЛИ — низкоинтенсивное инфракрасное лазерное излучение.

После применения комплексной терапии была установлена более значимая положительная динамика как со стороны показателей ЭКГ (нормализация зубца T, комплекса QRS и PQ), так и со стороны вегетативных показателей, что свидетельствует о высоком кардиотрофическом обеспечении разработанного комплекса в виде: снижения уровня кардиальных и сосудистых жалоб на 75,2±5,2% (p<0,05), клинических проявлений повышенной метеочувствительности (плаксивость, нарушение аппетита, головные и кардиальные боли при изменении погоды) на 35,5±3,8% (p<0,01), эмоциональной лабильности на 33,9±2,91% (p<0,01) и раздражительности на 29,7±2,2% (p<0,05), числа нарушений сна в среднем на 31,5±2,4% (p<0,05). В отдаленном периоде наблюдения (через 6 мес) после комплексной терапии число детей с извращенным типом вегетативной реактивности уменьшилось в среднем на 48,9% (с 9,3 до 4,5%, p<0,05), с сохранением полученных результатов через 12 мес.

У детей после применения низкоинтенсивного инфракрасного лазерного излучения (НИЛИ) на надвенные и тимус-зональные ткани в остром периоде рекуррентной инфекции (при отсутствии гипертермии) наблюдали стимулирующее влияние на клеточное звено иммунитета, особенно в первые дни лечения, что сопровождалось повышением уровня IgA в крови [24,25]. В группе комплексной терапии у пациентов отмечали повышение уровня IgA в крови с 1,63±0,04 до 1,96±0,09 мг/мл (p<0,01), что было более значимым, чем в группе НИЛИ: с 1,49±0,09 до 1,65±0,04 мг/мл (p<0,05). Уровень IgG при этом имел достоверную тенденцию к снижению в группе НИЛИ, свидетельствуя о полученных значимых результатах ко 2-й второй неделе лечения в виде динамики: с 20,0±0,29 до 18,75±0,11 мг/мл (p<0,01). При комплексной терапии снижение уровня IgG было более значимым уже на 1-й неделе: с 17,9±0,07 до 14,1±0,02 мг/мл (p<0,01). В группе контроля и после БАК-терапии этот показатель достоверно не изменился: 16,8±0,03 и 16,3±0,07 мг/мл соответственно (p>0,05) (табл. 2).

Таблица 2. Показатели иммуноглобулинов и периферической крови у детей до/после физиотерапевтического лечения

Показатель

after complex therapy

Норма

Norm

НИЛИ/LLLR

БОС/Biofeedback

Комплекс/Complex

до лечения

before treatment

после лечения

after treatment

до лечения

before treatment

после лечения

after treatment

до лечения

before treatment

после лечения

after treatment

T-лимфоциты (СД3), %

T-lymphocytes (CD3), %

59—76

53

62#

52

55

54

68* #

T-супрессоры, %

T-suppressors, %

22—43

17

26##

18

26#

16

32** ##

T-хелперы, %

T-helpers, %

34—46

50

43#

50

40#

53

40##

ИРИ (СД4/СД8)

CD4/CD8 ratio

1,2—2,0

2,7

1,7#

2,9

1,7#

3,3

1,3* ##

IgG, мг/мл IgG, mg/ml

5,8—17,0

20,0±0,29

18,75±0,11#

16,0

16,3*

17,9±0,07

14,1±0,02* ##

IgA, мг/мл/IgA, mg/ml

0,8—5,0

1,49±0,09

1,65±0,04#

1,5±0,03

1,69±0,09#

1,6±0,04

1,96±0,09* ##

IgM, мг/мл/IgM, mg/ml

0,56—2,4

3,6

3,8

3,9

4,4* #

3,7

4,8* ##

B-лимфоциты, %

B-lymphocytes, %

15

21

18#

20

17#

22

16* ##

Лейкоциты, 109

Leukocytes, 109/l

6,0

9,1

7/0#

9,1

8,3* #

9,2

6,4** ##

Лимфоциты, %

Lymphocytes, %

16,9

44,9

28,6#

40,5

36,4** #

49,6

26,5* ##

Моноциты, %

Monocytes, %

4,3

8,1

6,2#

7,7

6,0#

8,0

4,5** ##

Эозинофилы, %

Eosinophils, %

3,0

6,4

4,1#

6,2

3,9##

6,9

3,2* ##

СОЭ, мм/ч

ESR, mm/h

12,0

25,0

17,0#

24,0

15,0* #

24,3

12,7** ##

Примечание. * — p<0,05; ** — p<0,01 (статистическая значимость межгрупповых отличий по баллам по отношению к контрольной группе по Стьюденту); # p<0,05; ##p<0,01 при сравнении результатов до и после лечения.

После лечения в группе сравнения 1 (НИЛИ) было отмечено достоверное повышение общих Т-лимфоцитов до 0,72±0,06·109/л (p<0,05) с последующей их нормализацией к концу курсового лечения (на 7—8-е сутки) до 1,09±0,18·109/л (p<0,01). Однако после комплексной терапии (основная группа) количество Т-лимфоцитов возросло более значимо, чем в группе сравнения 1 (на 2—3-и сутки до 0,59±0,03·109/л; p<0,01), и еще более значимо по сравнению с аналогичными показателями в группе сравнения 2 (БОС). У детей из группы контроля, напротив, было отмечено снижение числа Т-лимфоцитов до 0,40±0,02·109/л (p<0,01).

Уровень Т-лимфоцитов также достоверно повысился после комплексной терапии (основная группа), составив 0,28±0,03·109/л против 0,23±0,02·109/л в группе сравнения 1 (НИЛИ) и против 0,17±0,02·109/л в группе контроля (p<0,05). Показатели индекса аффинности лимфоцитов остались во всех группах наблюдения достоверно сниженными с небольшой тенденцией к повышению после комплексной терапии (основная) в течение первых 2 нед. — 13,52±2,57 (p<0,01) против 12,00±1,00 в группе сравнения 1 и 12,22±6,86 в группе сравнения 2 (норма 29,64±5,64). По данным настоящего исследования, более высокое иммуномодулирующее действие на клеточный, гуморальный иммунитет было отмечено после комплексной (основная группа) терапии, что максимально проявилось на 12—15-е сутки. Повышение активности Т-клеточного иммунитета также подтверждалось коррекцией процентного содержания Е-РОК-1-лимфоцитов в общих Е-РОК-лимфоцитах до 17,5% (норма 16,9%) у детей после комплексной терапии (основная), что не противоречит данным литературы [7, 23]. Полученные результаты свидетельствуют о достоверном повышении уровня CD25 у детей основной группы (комплекс) с 16,0±1,5 до 19,4±1,3 (p<0,01) при недостоверном изменении у детей групп сравнения 2 (БОС) и контроля (p>0,05). У детей группы сравнения 1 (НИЛИ) наблюдали выраженную тенденцию к росту этого показателя. Аналогичные результаты получили в отношении уровня CD95: достоверное повышение в группе сравнения 1 (НИЛИ) с 19,2±1,4 до 21,2±1,2 (p<0,05) и в основной группе (комплекс) с 18,7±1,1 до 21,9±1,7 (p<0,01) при недостоверном изменении в группах контроля и сравнения 2 (БОС) (p>0,05).

Применение НИЛИ (l=0,89 мкм) на надвенные и тимус-зональные структуры в комплексе с биоакустическим лечебным комплексом БОС (БАК) позволяет повысить иммунологический статус детей с ССДВНС и снизить частоту заболеваемости рекуррентными инфекциями на 44,5% (p<0,05), что проявилось в снижении числа обращений в течение года среди часто болеющих детей (исходно — 8,9±2,5 обращения в течение года) по поводу респираторно-вирусной патологии в среднем в 2,7 раза (3,3±1,1 обращения; p<0,05).

Заключение

Биоакустический лечебный комплекс БОС (БАК), обеспечивая активацию нейропластических процессов в структурах головного мозга, включение морфофункциональных компенсаторных механизмов, по всей видимости, на фоне НИЛИ потенцирует энергетические процессы регуляции не только в гипоталамо-гипофизарной системе, но и в иммунной системе, что существенно снижает частоту рекуррентной респираторно-вирусной заболеваемости у детей 7—12 лет на фоне неустойчивой иммунной компенсации в условиях соматически выраженных дизрегуляций. После применения разработанного физиотерапевтического комплекса было отмечено снижение частоты рекуррентных заболеваний у 78,5% детей (p<0,01). В связи с этим разработка и научное обоснование физиотерапевтического комплекса как лечебной модели позволяет рекомендовать его в качестве одного из алгоритмов лечения часто болеющих детей с ССДВНС. Воздействие лазерным излучением в малых дозах повышает реактивный иммунный ответ, запуская мембранопротективные механизмы компенсации, в том числе на уровне местного иммунитета верхних дыхательных путей и клеточного состава назального секрета, что проявляется повышением фагоцитарной активности клеток, нормализацией уровней IgA и IgG, Т-лимфоцитов и соотношений между CD25/CD95 — важнейших критериев усиления сопротивляемости к инфекционным агентам, а БОС обеспечивает коррекцию вегетативно-сосудистых нарушений, улучшая показатели сосудистой реактивности и нейропластичности.

Таким образом, разработанный физиотерапевтический комплекс лечения (лазерная терапия и биоакустический метод воздействия — БАК-БОС) корригирует вегетативный дисбаланс, потенцируя кардиотрофическое энергообеспечение у детей 7—12 лет с ССДВНС, а также повышает уровень иммунологического резерва, снижая ежегодное число обращений по поводу рекуррентных заболеваний в среднем в 2,7 раза (p<0,01).

Информация о финансировании. Источник финансирования научной работы и процесса сбора материала: личные средства соискателя и государственной организации — поликлиники №86 Департамента здравоохранения г. Москвы

Благодарности. Авторы выражают благодарность всем сотрудникам лаборатории и кафедры, которые принимали участие в экспериментальной и научной работе.

Участие авторов: концепция и дизайн — Н.Г. Куликова; сбор и обработка материала — И.В. Волкова; статистическая обработка данных — И.В. Волкова; написание текста — Н.Г. Куликова, И.В. Волкова; редактирование — Н.Г. Куликова.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail