Исмайлов И.С.

Азербайджанский медицинский университет

Мамедьярова И.А.

Азербайджанский медицинский университет

Баранов А.В.

ФГБУ «Государственный научный центр лазерной медицины им. О.К. Скобелкина» ФМБА России

Мустафаев Р.Д.

ФГБУ «Государственный научный центр лазерной медицины им. О.К. Скобелкина» ФМБА России

Лебедева О.Д.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр реабилитации и курортологии» Минздрава России»

Ачилов А.А.

ФГБУ «Государственный научный центр лазерной медицины им. О.К. Скобелкина» ФМБА России

Сочетанное применение кинезо- и лазеротерапии в коррекции нарушений регионарной гемодинамики при дилатационной кардиомиопатии

Журнал: Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2020;97(5): 13-21

Просмотров : 412

Загрузок : 3

Как цитировать

Исмайлов И.С., Мамедьярова И.А., Баранов А.В., Мустафаев Р.Д., Лебедева О.Д., Ачилов А.А. Сочетанное применение кинезо- и лазеротерапии в коррекции нарушений регионарной гемодинамики при дилатационной кардиомиопатии. Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2020;97(5):13-21.
Ismaylov IS, Mamedyarova IA, Baranov AV, Mustafaev RD, Lebedeva OD, Achilov AA. The combined use of kinesio- and laser therapy in the regional hemodynamic disorders correction in dilated cardiomyopathy. Voprosy kurortologii, fizioterapii, i lechebnoi fizicheskoi kultury. 2020;97(5):13-21.
https://doi.org/10.17116/kurort20209705113

Авторы:

Исмайлов И.С.

Азербайджанский медицинский университет

Все авторы (6)

Дилатационная кардиомиопатия (ДКМП) — тяжелое заболевание, отличающееся неблагоприятным прогнозом из-за прогрессирующего течения с быстрым развитием декомпенсации и хронической сердечной недостаточности (ХСН) [1—9]. Падение сердечного выброса приводит к активации симпатоадреналовой и ренин-ангиотензин-альдостероновой системы, что способствует функционально-структурным нарушениям на уровне периферического кровообращения и микроциркуляции. Эти нарушения приводят к повышению периферического сосудистого сопротивления и в конечном итоге к увеличению нагрузки на сердце, что создает дополнительные предпосылки для быстрого прогрессирования болезни и ухудшения течения ДКМП [1, 2, 10—14]. Смертность при ДКМП составляет от 50 до 75% в течение 5 лет после установления диагноза. Проблема лечения ХСН при ДКМП до сих пор остается актуальной и важной для современной кардиологии. Все пациенты с ДКМП должны получать адекватную медикаментозную терапию, которая улучшает и продлевает жизнь пациентам до пересадки сердца [2, 10, 11, 13, 15]. Основная причина внезапной сердечной смерти при ДКМП — нарушение ритма в виде желудочковой аритмии, основной метод профилактики смерти — имплантация кардиовертера-дефибриллятора. Прогноз при ДКМП неблагоприятный. При 16-месячном наблюдении 220 больных ДКМП общая летальность составила 19,1% (42 пациента). Основной причиной смерти были терминальная ХСН и ее осложнения [10]. С момента присоединения декомпенсации сердца средняя продолжительность жизни больных с ХСН I–II функционального класса (ФК) по Нью-Йоркской классификации сердца (NYHA) составляет 7,8 года, а среди больных III–IV ФК — 4,8 года [10]. При рефрактерной ХСН (IV ФК по NYHA) выживаемость в течение года не превышает 50% [16]. По данным других исследований [11], за 3-летний период наблюдения у 105 пациентов с ДКМП отмечались статистически значимое прогрессирование клинических симптомов, увеличение ФК ХСН и отрицательная динамика размеров левого предсердия (ЛП) и левого желудочка (ЛЖ) по результатам эхокардиографии (ЭхоКГ). Ежегодная смертность составляла 20%. Главной причиной смерти являлась сердечно-сосудистая смерть в 97% случаев. Трехлетняя выживаемость составила 40% (42 пациента). Единственным радикальным хирургическим методом лечения больных ДКМП является трансплантация сердца [12, 17], которая значительно улучшает прогноз больных: в 70% случаев жизнь продлевается до 10 лет.

Известно, что лекарственные препараты улучшают периферическое кровообращение в покое. Однако резервный кровоток полноценно не восстанавливается. В настоящее время появились реальные возможности коррекции этих нарушений путем использования кинезо- и лазеротерапии, способствующих ангионеогенезу, восстановлению и сохранению резерва сосудистой системы [18—20].

Следовательно, актуальной остается разработка новых дополнительных способов лечения ХСН при ДКМП, которые могут улучшать клиническое состояние больных.

Цель исследования — оценка эффективности комплексного применения кинезо- и лазеротерапии для коррекции нарушений регионарной гемодинамики у больных ДКМП на фоне поддерживающей медикаментозной терапии.

Материал и методы

В исследование были включены 100 больных с диагнозом ДКМП, находившихся в условиях сердечно-сосудистого центра учебно-терапевтической клиники Азербайджанского медицинского университета и клинических баз ФГБУ «ГНЦ лазерной медицины» ФМБА России. Диагноз ДКМП устанавливался больным с дилатацией полостей сердца некоронарогенного происхождения, увеличенными размерами сердца (конечно-диастолический размер (КДР) ЛЖ более 6,0 см) без признаков коронарного атеросклероза. Определение ФК ХСН проводилось согласно Российским национальным рекомендациям Всероссийского научного общества кардиологов (ВНОК) и Общества специалистов по сердечной недостаточности (ОССН) по диагностике и лечению ХСН (2010).

Критериями невключения являлись: артериальная гипертензия (артериальное давление (АД) более 160/100 мм рт.ст.), документированная и подтвержденная повторными измерениями и/или наличием поражения органов-мишеней, ишемическая болезнь сердца (обструкция более 50% диаметра главной коронарной артерии), хроническое употребление алкоголя (ежедневно более 40 г этанола в сутки женщинами и более 80 г мужчинами в течение 5 лет и более, с ремиссией ДКМП после 6 мес абстиненции), системные заболевания, перикардиты, легочная артериальная гипертензия, врожденные пороки сердца.

Методы исследования больных включали: опрос, физикальное обследование, клинический и биохимический анализ крови, общий анализ мочи; ЭКГ в 12 отведениях [6, 7]; ЭхоКГ с определением конечно-диастолического размера (КДР), конечно-систолического размера (КСР) ЛЖ, фракции выброса (ФВ) ЛЖ; венозно-окклюзионную плетизмографию на аппарате Acceleration Plethysmograph (Япония) для оценки показателей регионарной гемодинамики с определением кровотока (Qr) и регионарного сосудистого сопротивления (Rr) в покое, венозного тонуса (Vt), резервного кровотока (QH) и регионарного сосудистого сопротивления (RH) на фоне функциональной нагрузочной пробы; холтеровское мониторирование ЭКГ; тест с 6-минутной ходьбой и/или велоэргометрическую пробу по методике ступенчато возрастающих нагрузок. При необходимости для исключения ишемической кардиомиопатии проводилась коронароангиография.

Исследование является ретроспективным и проводится с 2002 г. по настоящее время на базе Сердечно-сосудистого центра учебно-терапевтической клиники Азербайджанского медицинского университета, являющегося экспертным центром республики по вопросам диагностики и лечения ДКМП. Так, например, только с 2013 по 2017 г. в клинике было диагностировано и зарегистрировано 92 первичных случая ДКМП [23].

Согласно Национальным рекомендациям ВНОК по диагностике и лечению ХСН, рекомендациям Европейского общества кардиологов (ESC), Американской коллегии кардиологов и Американской ассоциации сердца, для лечения ХСН при ДКМП назначают фармакотерапию, включающую β-адреноблокаторы (БАБ), ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (АПФ), при непереносимости последних — блокаторы рецепторов ангиотензина II, антагонисты альдостерона, диуретики, сердечные гликозиды, антиаритмические средства [8, 12—15, 21, 22]. Рациональная фармакотерапия в настоящем исследовании подбиралась по показаниям с учетом клинико-функционального состояния больных. При появлении побочных эффектов лекарственных препаратов доза лекарственных препаратов титровалась до их исчезновения.

Все больные принимали адекватную медикаментозную терапию с применением БАБ, ингибиторов АПФ или блокаторов рецепторов ангиотензина ІІ, антагонистов альдостерона, диуретиков, сердечных гликозидов, антиаритмических средств. Не менее чем через 3 мес после подбора медикаментозной терапии больные были разделены на две равные сопоставимые группы. Средний возраст в основной и контрольной группах составил 44,3±3,6 и 42,6±2,8 года соответственно. Распределение больных ДКМП по полу было следующим: в основной группе — 42 мужчины и 8 женщин, в контрольной группе — 41 мужчина и 9 женщин.

До назначения лекарственной терапии на исходном этапе для подтверждения наличия ХСН у больных ДКМП определяли уровень NT-pro BNP в плазме крови с помощью анализатора серии Elecsys (Roche Diagnostics, Германия). У пациентов обеих групп этот показатель в среднем был достоверно повышен и составлял в основной группе 538,23±25,4 пг/мл (p<0,001), в контрольной группе — 521,17±22,1 пг/мл (p<0,001) (уровень NT-pro BNP в группе практически здоровых — 224,19±21,5 пг/мл), что подтверждало наличие ХСН у больных ДКМП.

Больным основной группы на фоне адекватной медикаментозной терапии выполняли внутривенное лазерное облучение крови (ВЛОК) и разгрузочную лечебную гимнастику (РЛГ) [23]. ВЛОК осуществляли с помощью аппарата «Мустанг-2000» с использованием одноразовых стерильных световодов с иглой КИВЛ-01 (Научно-исследовательский центр «Матрикс», Россия). Каждая стерильная иголка КИВЛ-01 состоит из обычной иглы для внутривенной инфузии, в основании которой имеется стерильная разъемная пластмассовая заглушка. Стерильный световод внутри иглы введен до кончика иглы. На другом конце световода имеется специальный пластмассовый разъем, который присоединяется к излучающей головке лазерного аппарата. Мощность лазерного излучения на кончике иглы составляет 1,5—2,0 мВт, экспозиция — до 15 мин, из расчета 3 процедуры в неделю. На курс лечения — до 10 процедур.

РЛГ проводилась по методике А.А. Ачилова [18]. Суть методики заключается в том, что при выполнении разгрузочных упражнений насосную функцию выполняет не только сердце, но и скелетная мускулатура конечностей. При этом увеличивается системное кровообращение, восстанавливается и сохраняется общий и резервный капиллярный кровоток. Разгрузочные упражнения выполняются дробно в течение суток под контролем АД, пульса и субъективных ощущений больного. Противопоказанием к РЛГ у этой категории больных может быть высокий класс ХСН.

В основной группе средний ФК ХСН составил 2,04±0,01 и в контрольной — 2,02±0,01 (умеренная ХСН). Обследование проводилось до и через 1, 3, 6, 9 и 12 мес после окончания лечения.

Полученные в ходе исследования количественные показатели были подвергнуты статистической обработке с помощью пакета прикладных программ Statistica 6.0. Определяли значения среднего арифметического (M), стандартного отклонения (σ), а также ошибку среднего арифметического (m). Достоверность различий полученных данных в разных группах больных и в процессе лечения оценивали при помощи t-критерия Стьюдента. За достоверные принимали отличия при p<0,05.

Результаты

До начала лечения по данным ЭхоКГ (табл. 1) у пациентов основной и контрольной групп было выявлено достоверное увеличение КДР, КСР и снижение ФВ ЛЖ [24].

Таблица 1. Показатели ЭхоКГ у пациентов обеих групп до лечения в сравнении с нормой

Параметр/Parameter

Норма/Norm

Группа/Group

основная/main

контрольная/control

КДР ЛЖ, см/LV EDD, sm

5,5±0,1

6,9±0,1*

6,8±0,1*

КСР ЛЖ, см/LV ESD, sm

3,2±0,2

5,8±0,1*

5,6±0,1*

ФВ ЛЖ,%/LV EF,%

57,3±1,6

39,2±1,3*

39,6±1,4*

Примечание. * — p<0,01, достоверность отличий по сравнению с нормой.

На исходном этапе у больных основной и контрольной групп отмечались: достоверное повышение регионарного сосудистого сопротивления в покое (Rr) и на пике реактивной гиперемии (RH), венозного тонуса (Vt) на фоне снижения кровотока в покое (Qr) и резервного кровотока (QH) в условиях функциональной нагрузочной пробы (табл. 2). Эти данные подтверждают наличие выраженных нарушений и ограничение расширительного резерва периферической сосудистой системы у больных ДКМП. Выявленные нарушения могут вызывать значительную гемодинамическую нагрузку на сердце и еще больше ухудшают насосную функцию ЛЖ. Такие нарушения наряду с падением сердечного выброса на фоне дилатации ЛЖ способствуют прогрессированию сердечной недостаточности у больных ДКМП и усугубляют тяжесть состояния больных [1, 10—15].

Таблица 2. Параметры регионарной гемодинамики, среднее АД и ЧСС у пациентов обеих групп

Параметр/Parameter

Норма/Norm

Группа/Group

p1—2

основная/main

контрольная/control

Qr

3,7±0,18

2,8±0,10**

2,9±0,10**

Нд/Nsd

Rr

26,0±1,6

31,7±1,1**

30,3±1,0**

Нд/Nsd

QH

18,9±1,2

11,8±1,0*

12,7±1,0*

Нд/Nsd

RH

5,1±0,40

7,5±0,11*

6,9±0,10*

Нд/Nsd

Vt

17,2±1,2

21,5±1,1*

221±1,0*

Нд/Nsd

АД ср., мм рт.ст./BPm, mmHg

94,7±1,4

88,8±1,1

87,9±1,2

Нд/Nsd

ЧСС, уд/мин/HR, b.p.m.

73,2±2,3

78,8±2,4

77,2±2,2

Нд/Nsd

Примечание. Здесь и в табл. 3, 5: Qr — объемная скорость кровотока в покое (мл/мин/100 г); Rr — регионарное сосудистое сопротивление в покое (ЕПС 100); QH —объемная скорость кровотока на пике реактивной гиперемии (мл/мин/100 г); RH — регионарное сосудистое сопротивление на пике реактивной гиперемии (ЕПС 100); Vt — венозный тонус (мм рт.ст./мл/100 г); АД ср. — среднее АД (мм рт.ст.). ЧСС — частота сердечных сокращений (уд/мин). * — достоверность различий по сравнению с нормой p<0,01; ** — достоверность различий по сравнению с нормой p<0,00; p1—2 достоверность различий между основной и контрольной группами: Нд — недостоверно.

В табл. 3 представлены динамика показателей регионарной гемодинамики и дистанция теста 6-минутной ходьбы у больных ДКМП основной группы (ВЛОК в сочетании с РЛГ) через 1, 3, 6, 9 и 12 мес лечения.

Таблица 3. Динамика показателей регионарной гемодинамики и теста 6-минутной ходьбы у пациентов основной группы через 1, 3, 6, 9 и 12 мес лечения

Длительность наблюдения/Observation duration

Показатель/Index

Qr

Rr

QH

RH

Vt

ТШМХ м/SMWT, m

Исходно/Originally

2,8±0,10

31,7±1,1

11,8±1,0

7,5±0,11

21,5±1,1

369,8±17,2

∆ через 1 мес/∆ after 1 month

0,58±0,25

–6,2±2.7

2,9±1,3

–1,6±0,7

–3,6±1,5

52,6±22,7

p через 1 мес/p after 1 month

<0,01

<0,01

<0,05

<0,05

<0,01

<0,01

∆ через 3 мес/∆ after 3 month

0,76±0,28

–7,4±2,5

4,1±1,6

–2,1±0,8

–3,9±1,2

93,1±35,3

p через 3 мес/p after 3 month

<0,01

<0,001

<0,01

<0,01

<0,01

<0,0 1

Через 4 мес — повторный курс НИЛИ—ВЛОК/After 4 months — a second course of LIL——ILBI

∆ через 6 мес/∆ after 6 month

0,86±0,31

–8,2±2,3

3,7±1,4

–2,0±0,6

–4,2±1,4

115,1±47,4

p через 6 мес/p after 6 month

<0,001

<0,001

<0,01

<0,001

<0,001

<0,001

∆ через 9 мес/∆ after 9 month

0,89±0,29

–8,6±2,4

4,2±1,5

–2,2±0,6

–4,1±1,5

124,3±45,7

p через 9 мес/p after 9 month

<0,001

<0,001

<0,001

<0,001

<0,01

<0,01

∆ через 12 мес/∆ after 12 month

0,78±0,27

–7,1±2,6

2,8±1,1

–1,5±0,7

–3,8±1,4

106,2±44,8

p через 12 мес/p after 12 month

<0,001

<0,01

<0,05

<0,05

<0,01

<0,01

Примечание. ТШМХ — тест 6-минутной ходьбы; p — по сравнению с исходным значением.

По данным окклюзионной плетизмографии, у больных ДКМП основной группы показатели регионарной гемодинамики через 1, 3, 6, 9 и 12 мес достоверно улучшались по сравнению с исходными. Так, в основной группе в период наблюдения было выявлено статистически достоверное увеличение объемной скорости кровотока в покое и резервного кровотока. Эти положительные сдвиги способствовали существенному уменьшению регионарного сосудистого сопротивления в покое и в условиях функциональной нагрузки. Венозный тонус также статистически достоверно уменьшался через 1, 3, 6, 9 и 12 мес наблюдения в основной группе. Выявленные положительные сдвиги на уровне регионарной гемодинамики у больных основной группы вызывают гемодинамическую разгрузку сердца и улучшение насосной функции ЛЖ, что может способствовать улучшению течения ХСН у больных ДКМП [2]. Доказательством этого является положительная динамика показателей ЭхоКГ у больных основной группы (табл. 4). Так, в основной группе в процессе лечения выявлена тенденция к уменьшению КДР через 1, 3, 6, 9 и 12 мес наблюдения. При этом КСР также имел тенденцию к уменьшению. ФВ ЛЖ через 1, 3, 6, 9 и 12 мес имела тенденцию к увеличению.

Таблица 4. Динамика показателей ЭхоКГ у больных основной группы через 1, 3, 6, 9 и 12 мес наблюдения

Показатель/Index

Исходно/Baseline

1 мес/1 month

3 мес/3 month

6 мес/6 month

9 мес/9 month

12 мес/12 month

КДР ЛЖ, см/LV EDD, sm

6,9±0,1

6,54±0,14*

6,26±0,22*

6,19±0,33*

6,21±0,32*

6,18±0,33*

КСР ЛЖ, см/LV ESD, sm

5,8±0,1

5,38±0,20*

5,11±0,24*

4,92±0,34*

4,99±0,32*

4,98±0,37*

ФВ ЛЖ,%/LV EF,%

39,2±1,3

45,4±2,64*

48,39±2,48*

48,3±2,34*

48,11±2,14*

46,6±2,43*

Примечание. * — тенденция по сравнению с исходными данными p<0,1.

Кроме того, уровень NT-pro BNP в основной группе к концу года достоверно снизился с 538,23±25,4 до 459,82±23,7 пг/мл (p<0,05), но по сравнению с нормальными значениями оставался достоверно повышенным (норма 224,19±21,5 пг/мл, p<0,001).

В контрольной группе показатели регионарной гемодинамики через 1—6 мес достоверно не изменились, а через 9 и 12 мес наблюдения достоверно ухудшились (табл. 5).

Таблица 5. Динамика показателей регионарной гемодинамики и теста 6-минутной ходьбы у пациентов контрольной группы через 1, 3, 6, 9 и 12 мес наблюдения

Длительность наблюдения

Observation duration

Показатель

Index

Qr

Rr

QH

RH

Vt

ТШМХ м/SMWT, m

Исходно/Baseline

2,9±0,1

30,3±1,0

12,7±1,0

6,9±0,1

22,1±1.0

380,2±15,5

∆ через 1 мес/∆ after 1 month

0,22±0,15

–3,6±2,4

2,1±1,2

–1,3±0,9

–2,3±1,5

23,2±14,6

p через 1 мес/p after 1 month

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

∆ через 3 мес/∆ after 3 month

0,18±0,13

–2,7±2,1

1,8±1,2

–1,0±0,7

–2,1±1,4

28,3±15,2

p через 3 мес/p after 1 month

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

∆ через 6 мес/∆ after 6 month

–0,23±0,16

2,9±2,2

–1,9±1,3

1,4±0,9

2,4±1,3

12,8±10,3

p через 6 мес/p after 1 month

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

Нд/Nsd

∆ через 9 мес/∆ after 9 month

–0,28±0,13

3,8±1,7

–2,1±1,0

1,5±0,7

2,5±1,2

–21,3±11,9

p через 9 мес/p after 1 month

<0,05

<0,05

<0,05

<0,05

<0,05

<0,05

∆через 12мес/∆ after 12 month

–0,31±0,14

4,2±2,1

–2,8±1,1

2,1±1,0

2,8±1,3

–43,5±20,6

p через 12мес/p after 1 month

<0,05

<0,05

<0,05

<0,05

<0,05

<0,05

Примечание. p — по сравнению с исходным значением.

По данным ЭхоКГ у больных контрольной группы достоверной положительной динамики КДР ЛЖ, КСР ЛЖ и ФВ не выявили; наоборот, через 12 мес КДР и КСР имели тенденцию к увеличению. При этом уровень NT-pro BNP у пациентов контрольной группы к концу года достоверно повышался с 521,17±22,4 до 588,37±24,3 пг/мл (p<0,05), что указывает на снижение эффекта медикаментозной терапии.

В результате проведенного исследования у больных основной и контрольной групп до начала лечения было выявлено достоверное повышение регионарного сосудистого сопротивления в покое (Rr) и на пике реактивной гиперемии (RH), венозного тонуса (Vt), на фоне снижения кровотока в покое (Qr) и резервного кровотока (QH) в условиях функциональной нагрузочной пробы.

Динамическое наблюдение у больных ДКМП основной группы показало, что регионарная гемодинамика через 1, 3, 6, 9 и 12 мес достоверно улучшалась по сравнению с исходными данными: отмечалось статистически достоверное увеличение объемной скорости кровотока в покое (Qr) и резервного кровотока (QH). Эти положительные сдвиги способствовали существенному уменьшению венозного тонуса (Vt) и регионарного сосудистого сопротивления в покое (Rr) и в условиях функциональной нагрузки (RH).

Выявленные положительные сдвиги на уровне регионарной гемодинамики у больных основной группы могут вызвать достоверную гемодинамическую разгрузку сердца и оптимизацию насосной функции ЛЖ, что может способствовать улучшению течения ХСН у больных ДКМП [2]. Доказательством этого является положительная динамика показателей ЭхоКГ в основной группе: тенденция к уменьшению КДР и КСР ЛЖ через 1, 3, 6, 9 и 12 мес наблюдения и к увеличению ФВ ЛЖ через 1, 3, 6, 9 и 12 мес. Об этой благоприятной динамике может свидетельствовать и положительная динамика уровня NT-pro BNP у пациентов основной группы.

Обсуждение

Полученные в настоящем исследовании данные подтверждают наличие выраженных нарушений и ограничение расширительного резерва периферической сосудистой системы у больных ДКМП с ХСН [21]. Выявленные нарушения могут вызвать значительную гемодинамическую нагрузку на сердце и дополнительно ухудшают насосную функцию ЛЖ, усугубляют прогрессирование сердечной недостаточности у больных ДКМП и ухудшают тяжесть состояния больных [1, 2, 11, 15, 25].

Положительную динамику показателей сердечно-сосудистой системы на фоне кинезо- и лазеротерапии можно объяснить следующим образом. В норме в состоянии покоя функционирует около 20% капилляров. При этом 80% капилляров находятся в состоянии резерва [18, 19]. Количество функционирующих капилляров зависит от состояния пре- и посткапиллярных сфинктеров. Когда происходит сужение последних, количество функционирующих капилляров уменьшается. Подобная картина наблюдается и при ХСН, и при артериальной гипертензии, так как в этих случаях возникает активация ренин-ангиотензиновой и симпатоадреналовой систем [18, 19]. Эти нарушения способствуют повышению сосудистого сопротивления и создают существенную гемодинамическую нагрузку на сердце — перегрузку сердца [18, 19].

Известно, что главным фактором восстановления и сохранения резервных капилляров являются разгрузочные движения. При физической нагрузке происходит активация ренин-ангиотензиновой и симпатоадреналовой систем, увеличиваются ЧСС и АД, повышается нагрузка на сердце. Наоборот, при разгрузочных движениях возникает подавление ренин-ангиотензиновой и симпатоадреналовой систем за счет увеличения кровоснабжения клеток и тканей, превышающего потребность. На фоне разгрузочных движений осуществляется коррекция нарушений периферического кровообращения и микроциркуляции, внутрисосудистая агрегация кровяных клеток устраняется, развиваются новые капилляры (ангионеогенез), цепная реакция поражения микроциркуляторной системы приостанавливается. Одновременно двигательный режим выполняется таким образом, что мышечная система на уровне периферии берет на себя насосную функцию. При этом периферическое сосудистое сопротивление снижается и сердце разгружается. Качество жизни тяжелых больных улучшается [18, 19].

Лазеротерапия оказывает противовоспалительный, антиагрегационный, обезболивающий, противоотечный эффекты [3, 16, 23, 25, 26]. На фоне лазеротерапии ускоряется ангионеогенез, существенно улучшается микроциркуляция, происходит коррекция нарушений реологических свойств крови и свертываемости [3].

Таким образом, при сочетанном применении лазеро- и кинезотерапии положительные эффекты обоих способов лечения суммируются и в конечном итоге приводят к улучшению состояния и качества жизни больных.

Заключение

Анализируя вышеизложенное, можно отметить, что адекватная медикаментозная терапия при ДКМП в краткосрочном периоде (в течение 6 мес наблюдения) оказывает стабилизирующий эффект. Однако динамическое наблюдение в течение 12 мес показывает, что к концу года показатели периферического кровообращения в динамике ухудшаются, несмотря на прием адекватной медикаментозной терапии. Необходимо отметить, что применение РЛГ в сочетании с ВЛОК достоверно улучшает показатели регионарной гемодинамики пациентов. Эти положительные сдвиги приводят к достоверной гемодинамической разгрузке миокарда и некоторому улучшению насосной функции ЛЖ, что может способствовать улучшению течения ХСН у больных ДКМП. Подтверждением этого является положительная динамика NT-pro BNP у пациентов основной группы через 12 мес.

Таким образом, у больных ДКМП применение РЛГ в сочетании ВЛОК на фоне рационально подобранной дифференцированной медикаментозной терапии достоверно улучшает показатели регионарной гемодинамики.

Участие авторов:

концепция и дизайн исследования — И.С. Исмайлов, А.А. Ачилов, О.Д. Лебедева, В.А. Баранов; сбор и обработка материалов, анализ полученных данных — Р.Д. Мустафаев, И.А. Мамедьярова, А.А. Ачилов; написание текста — А.А. Ачилов, И.А. Мамедьярова, О.Д. Лебедева; научное консультирование, редактирование — И.С. Исмайлов, А.А. Ачилов, О.Д. Лебедева.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail