Сумерага Г.

Рижский университет им. П. Страдиня, Рига, Латвия, LV-1002

Пилмане М.

Рижский университет им. П. Страдиня, Рига, Латвия, LV-1002

Кисе Л.

Рижский университет им. П. Страдиня, Рига, Латвия, LV-1002

Распределение интерлейкинов и цитокинов в слизистой оболочке носа и носоглотки при изолированном синдроме постназального затекания

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2018;83(2): 34-37

Просмотров : 124

Загрузок : 2

Как цитировать

Сумерага Г., Пилмане М., Кисе Л. Распределение интерлейкинов и цитокинов в слизистой оболочке носа и носоглотки при изолированном синдроме постназального затекания. Вестник оториноларингологии. 2018;83(2):34-37.
Sumeraga G, Pielmane M, Kise L. The distribution of interleukins and cytokines in the mucous membranes of the nose and the nasopharynx in the patients presenting with the post-nasal drip syndrome. Vestnik Oto-Rino-Laringologii. 2018;83(2):34-37.
https://doi.org/10.17116/otorino201883234-37

Авторы:

Сумерага Г.

Рижский университет им. П. Страдиня, Рига, Латвия, LV-1002

Все авторы (3)

Дискуссии по поводу определения и этиологии синдрома постназального затекания ведутся уже более 200 лет [1]. Многие врачи изучали синдром постназального затекания как клиническое состояние, при котором у пациентов наблюдается постназальное отделение слизи и имеются жалобы на кашель или ощущение инородного тела в горле при отсутствие аллергии, воспаления пазух и других заболеваний [2]. Этиология и патогенез этого синдрома неизвестны.

Белковый продукт гена 9,5 (PGP 9.5) — это нейрон-специфический белок, который обычно локализуется в нейронах и нервных волокнах центральной и периферической нервной системы. В перибронхиальных тканях PGP 9.5 действует в качестве общего нейронного маркера, что дает основания предполагать морфологические причины возможной нейронной модуляции слизистых оболочек дыхательных путей и патофизиологических изменений в легких [3].

Интерлейкин-6 (IL-6) и интерлейкин-10 (IL-10) — одни из самых важных медиаторов и модуляторов воспаления. Провоспалительный цитокин IL-6 вызывает повышенную проницаемость сосудов, действует как фактор роста В-лимфоцитов и инициирует T-клеточную иммунную реакцию на антиген. К тому же IL-6 действует как защитник во время интенсивного прогрессирования воспаления, например во время аллергических реакций, включая подавление экспрессии провоспалительного цитокина [4].

Противовоспалительный медиатор IL-10 может вырабатываться различными клетками, включая T-лимфоциты, макрофаги и эндотелиальные клетки. IL-10 отрицательно влияет на высвобождение провоспалительных цитокинов при спровоцированном аллергеном воспалении дыхательных путей и неспецифической реакции дыхательных путей [5]. К тому же экспрессия IL-10 негативно коррелирует со степенью тяжести аллергического ринита.

Фактор некроза опухоли-α (TNF-α) — это цитокин, имеющий несколько вариантов действия. При аллергии TNF-α индуцирует выработку Th2-цитокинов и активирует миграцию Th2-клеток. При остром воспалении TNF-α является медиатором острой воспалительной реакции на различные микробы. TNF-α также отвечает за большинство системных осложнений, связанных с тяжелыми инфекциями [6].

Нуклеарный фактор ϰВ (NF-κB) и β-дефенсин являются маркерами бактериальной или вирусной инфекции в тканях слизистой оболочки. Способствует ли хроническая инфекция слизистой оболочки развитию синдрома постназального затекания, пока неизвестно. Регуляторный протеин NF-κB регулирует гены связанного с воспалением цитокина и медиатора воспаления и аллергическое воспаление [7]. NF-κB может вырабатываться большинством клеток в ответ на различные стимулы, например, инфекцию, радиацию, свободные радикалы и непосредственную травму, а выработка NF-κB вызывает секрецию интерлейкинов и других медиаторов воспаления. Высвобождение человеческого β-дефенсина тесно связано с NF-κB, который является важным триггером выработки β-дефенсина в ответ на бактериальную или вирусную инфекцию [8].

Цель данного исследования — выявление распределения IL и цитокинов в слизистой оболочке носа и носоглотки пациентов с изолированным синдромом постназального затекания.

Были обследованы две группы пациентов: 1-я группа — 20 пациентов с постназальным затеканием и 2-я (контрольная группа) — из 20 добровольцев. Критериями включения в 1-ю группу были жалобы на постназальное затекание на протяжении более 6 мес и визуальное подтверждение усиленной выработки слизи в носоглотке, но без кашля; отсутствие признаков заболевания придаточных пазух носа по данным компьютерной томографии, исключение аллергии методом инъекционной кожной пробы и определения уровня иммуноглобулина E в крови, а также отсутствие реакции на антирефлюксную терапию (омепразол и диета) (табл. 1).

Таблица 1. Характеристика пациентов с синдромом постназального затекания и пациентов из контрольной группы
Во 2-ю группу вошли 20 добровольцев, которым проводилась септопластика в связи с искривлением носовой перегородки; основной жалобой этих пациентов было затрудненное дыхание через нос без постназальных выделений (см. табл. 1). Исследование проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией и было утверждено Этическим комитетом Рижского университета им. П. Страдиня (№E-9−2; 02.09.10).

Биопсию проводили под местной или общей анестезией из средней части нижней носовой раковины и средней части свода носоглотки. Кусочки слизистой оболочки (1—2 мм2) фиксировали в насыщенном растворе пикриновой кислоты (2% формальдегид; 0,2% пикриновая кислота; 1 М фосфатный буферный раствор, pH 7,2). Иммуногистологические методы использовались для окрашивания структур слизистой оболочки, содержащих PGP 9.5, IL-6, IL-10, TNF-α, NF-κB и β-дефенсин, как показано выше (табл. 2)

Таблица 2. Антитела, используемые для иммуногистохимического исследования* Примечание. * — адаптация S. Hsu и соавт. [9].
[9]. Для оценки образцов слизистой оболочки использовался микроскоп «Leica Microsystems», (Буффало-Грув, Иллинойс, США). Для градации результатов иммуногистохимических исследований использовался полуколичественный метод (табл. 3).
Таблица 3. Обозначение результатов иммуногистохимических исследований

Анализ данных выполнялся на программном обеспечении Statistica, версия 11 (программное обеспечение «Dell», США). Результаты были проанализированы непараметрическими статистическими методами, в том числе с помощью критерия Крускала—Уоллиса и ранговой корреляции Спирмена. Статистическая значимость определялась при р≤0,05.

Результаты и обсуждение

В образцах слизистой оболочки пациентов с синдромом постназального затекания были обнаружены многочисленные нервные волокна, содержащие PGP 9.5 (+++), которые располагались преимущественно рядом со склерозированными артериолами lamina propria и железами подслизистого слоя. В образцах слизистой оболочки пациентов из контрольной группы, наоборот, наблюдалось умеренное количество (++) PGP 9.5 в нервных волокнах, преимущественно вокруг кровеносных сосудов и слизистых желез (табл. 4).

Таблица 4. Статистически значимые результаты исследования слизистой оболочки носа и носоглотки Примечание. * — критерий Крускала—Уоллиса.
Существенные различия в распределении цитокинов наблюдались между образцами слизистой оболочки пациентов с синдромом постназального затекания и образцами из контрольной группы. Распределение IL-6 и IL-10 у пациентов 1-й и 2-й групп также значительно отличалось. В 1-й группе было умеренное или большое количество (++/+++) структур, содержащих IL-6 и IL-10, а в образцах слизистой оболочки 2-й группы наблюдались лишь несколько (0/+) IL-6- и IL-10 иммунопозитивных структур (см. табл. 4).

NF-κB в умеренном количестве (++) наблюдался в слизистой оболочке носа и носоглотки пациентов 1-й группы, а в образцах слизистой оболочки носа и носоглотки 2-й группы наблюдались лишь редкие (0/+) NF-κB-иммунопозитивные структуры.

Содержание TNF-α в образцах слизистой оболочки двух групп было схожим. В образцах слизистой оболочки носа и носоглотки пациентов 1-й группы с постназальным затеканием было лишь несколько (+) содержащих TNF-α структур. В слизистой оболочке пациентов 2-й (контрольной) группы были найдены единичные (0/+) структуры, содержащие TNF-α.

Однако по β-дефенсину в образцах слизистой оболочки носа и носоглотки между группами были обнаружены статистически значимые различия. В 1-й группе было умеренное количество (++) β-дефенсина, а в образцах 2-й группы были отмечены лишь редкие (0/+) содержащие β-дефенсин структуры (см. табл. 4).

В результате исследования было установлено, что у пациентов с постназальным затеканием в образцах слизистой оболочки было много нервных волокон, содержащих PGP 9.5, а в контрольной группе их было умеренное количество. В предыдущем исследовании [4] PGP 9.5-иммунопозитивных структур в трех группах пациентов (аллергический ринит, неаллергический ринит и здоровые добровольцы) наблюдалась повышенная иннервация PGP 9.5 слизистой оболочки у пациентов с аллергическим и неаллергическим ринитом по сравнению со здоровыми. На основании предыдущего исследования и полученных результатов мы предполагаем, что PGP 9.5 является маркером повышенной иннервации и воспаления тканей, и его уровень при хронических процессах повышается.

Настоящее исследование показало статистически значимые различия в распределении IL-6 в слизистой оболочке носа и носоглотки обеих групп. Функция IL-6 в воспалительных реакциях изучена не полностью. IL-6 высвобождается в поздней фазе аллергической реакции, включая астму, а также участвует в инфекционном и хроническом воспалении [10]. В соответствии с этим полученные результаты дают основание полагать, что IL-6 обладает двойной функцией — является триггером и модулятором воспаления.

В предыдущем исследовании добавление экзогенного IL-10 в слизистую оболочку носа мышей привело к снижению инфильтрации эозинофилов и тучных клеток и уменьшило реакции Th2 и Th17, но выработка эндогенного IL-10 также снизилась. Эти данные показали значение IL-10 в модулировании воспалительной реакции. В настоящем исследовании статистически значимые различия в содержащих IL-10 структурах в группе с постназальным затеканием и контрольной группе дают основание полагать, что воспаление является выраженным в тканях носа и носоглотки пациентов с постназальным затеканием.

Мы не наблюдали статистически значимых различий в распределении TNF-α между двумя группами. TNF-α выделяется при остром воспалении, вызванном бактериальной инфекцией или аллергией. Он стимулирует миграцию нейтрофилов и повышает активность макрофагов, но основное физиологическое действие TNF-α заключается в системных воспалительных реакциях, например лихорадке, повышенном уровне C-реактивного белка и повышенной резистентности к инсулину [6]. Так как значимых различий в TNF-α у пациентов с постназальным затеканием и в контрольной группе не было, возможная роль аллергии в развитии синдрома постназального затекания маловероятна. Этим можно объяснить и отсутствие системных симптомов у пациентов с синдромом постназального затекания.

NF-κB в основном наблюдался в слизистой оболочке носоглотки пациентов с постназальным затеканием. Есть основание полагать, что его действие может быть связано с бактериальной или вирусной инфекцией в носоглотке пациентов с постназальным затеканием и реальным местом патологических изменений может быть слизистая оболочка носоглотки. В наших предыдущих статьях мы сообщали, что у пациентов с синдромом постназального затекания было больше заметных воспалительных изменений, маркеров апоптоза и ремодуляции тканей в слизистой оболочке носоглотки по сравнению со слизистой оболочкой носа [11, 12]. Подобно TNF-α, распределение NF-κB в слизистой оболочке носоглотки важно при персистирующей инфекции, например носоглоточной колонизации Streptococcus pneumoniae или репликации респираторно-синцитиального вируса в тканях слизистой оболочки носоглотки [7].

Выявлены статистически значимые различия в распределении β-дефенсина у пациентов с постназальным затеканием и в контрольной группе. β-дефенсин человека — это противомикробный пептид, его вырабатывают эпителиальные клетки дыхательных путей и слизистой оболочки пищеварительного тракта. Другие исследования подтвердили, что β-дефенсин может активировать незрелые дендритные клетки [8]. Полученные результаты, наряду с данными по NF-κB, совпадают с гипотезой о значении бактериально-вирусной инфекции в развитии изолированного синдрома постназального затекания.

Заключение

В целом в тканях слизистой оболочки носа и носоглотки пациентов с синдромом постназального затекания наблюдается повышение PGP 9.5, IL-6, IL-10, NF-κB и β-дефенсина. Это дает основание полагать, что при данном заболевании может происходить выраженная активация всех факторов локальной иммунной системы.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

*e-mail: gunta.sumeraga@rsu.lv; orcid: http://orcid.org/0000-0002-2781-8991

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail