Антонив В.Ф.

Кафедра оториноларингологии Российского университета Дружбы народов, Москва

Цнобиладзе Г.З.

Кафедра оториноларингологии факультета повышения квалификации медицинских работников Российского университета дружбы народов, Москва

Антонив Т.В.

Кафедра оториноларингологии Российского университета Дружбы народов, Москва

Влияние деформаций и дефектов перегородки носа на основные его функции (предварительное сообщение)

Журнал: Вестник оториноларингологии. 2012;77(3): 30-33

Просмотров : 69

Загрузок : 1

Как цитировать

Антонив В. Ф., Цнобиладзе Г. З., Антонив Т. В. Влияние деформаций и дефектов перегородки носа на основные его функции (предварительное сообщение). Вестник оториноларингологии. 2012;77(3):30-33.
Antoniv V F, Tsnobiladze G Z, Antoniv T V. The influence of the defects and deformities in the intranasal septum on the main functions of the nose (preliminary report). Vestnik Oto-Rino-Laringologii. 2012;77(3):30-33.

Авторы:

Антонив В.Ф.

Кафедра оториноларингологии Российского университета Дружбы народов, Москва

Все авторы (3)

Исследование выполнено с целью определить влияние деформаций и дефектов перегородки носа на основные его функции, а следовательно, на состояние верхних дыхательных путей и уха. Проведен детальный анализ результатов лечения 160 больных с деформацией и дефектами перегородки носа. Выполнено общепринятое клиническое обследование: анамнез, анализы крови, мочи, рентгенография носа и околоносовых пазух (ОНП). Определяли форму и деформацию наружного носа. На основании данных передней и задней риноскопии, фиброскопии полости носа и носоглотки определяли необходимость дополнительных методов исследования (микроскопия носа и носоглотки, состояние глоточных устий слуховых труб, компьютерная томография). Кроме этой (основной) группы в 160 больных, обследованы 85 человек без патологии носа и ОНП (контрольная группа).

При передней риноскопии определяли состояние слизистой оболочки полости носа, величину средних и нижних носовых раковин (ННР), носовых ходов. Состояние носоглотки, глоточных устий слуховых труб, величину хоан, их симметричность, форму сошника, величину задних концов нижних носовых раковин определяли с помощью фиброскопии. Фиброскопия с увеличением позволяет уточнить сведения, полученные при обычной зеркальной задней риноскопии. При деформации перегородки носа очень трудно осмотреть задние отделы полости носа, его верхнюю раковину, средний и верхний носовые ходы. Переднюю риноскопию проводили после анемизации слизистой оболочки полости носа. При косых и вертикальных гребнях костного отдела осмотреть задние отделы полости носа не удавалось даже после анемизации слизистой оболочки. В этих случаях помогала фиброскопия. Как мы уже упоминали, нас интересовала толщина сошника, глубина и ширина глоточных устий слуховых труб. Мы сравнивали форму и размеры этих устий справа и слева.

Считаем, что толщина сошника и глубина глоточных устий слуховых труб в определенной степени свидетельствуют о состоянии слизистой оболочки носа, ее отечности и утолщении.

В научной литературе давно ведется полемика о значении викарных изменений ННР. Исследователи отмечают викарную гипертрофию ННР на стороне изгиба (вогнутости) перегородки носа. Увеличенная раковина уменьшает ширину носового хода и, следовательно, уменьшает объем воздушной струи, предупреждает пересыхание слизистой оболочки. О гипертрофии ННР в «широком» носовом ходе написано много. До настоящего времени идет полемика о целесообразности ее резекции при септопластике.

На основании сопоставления результатов фиброриноскопии до лечения, после лечения и в отдаленные сроки (через 6—12 мес) после операции мы получили до некоторой степени неожиданные сведения, касающиеся состояния ННР, сошника, глоточных устий слуховых труб и глоточной миндалины.

Как и ряд других исследователей, мы проводили зондирование нижних носовых раковин и считаем этот метод малоинформативным.

О состоянии ОНП судили по данным рентгенографии. При нарушении аэрации верхнечелюстных пазух, особенно одной из них, проводили синус-дренаж, а при необходимости прибегали к пункции пазухи с ее промыванием. Содержимое пазухи исследовали, определяя флору и ее чувствительность к антибиотикам. Пункция верхнечелюстной пазухи выполнена у 23 (14,4%) больных.

Поскольку деформация перегородки носа ведет к нарушению носового дыхания [1—9], нарушается аэрация не только ОНП, но и среднего уха, которое по-своему строению, развитию и связи с носоглоткой до некоторой степени напоминает ОНП. У 86 (53,8%) больных основной группы мы исследовали состояние звукового анализатора как до лечения, так и непосредственно после операции (через 10—15 дней). Кроме того, у большинства оперированных больных, у которых до лечения выявлены признаки нарушения слуха, мы исследовали слух в отдаленные сроки (через 6 и 12 мес после операции).

При этом у 39 (45,4%) больных наряду с кондуктивной тугоухостью были выявлены элементы нейросенсорного нарушения остроты слуха.

До аудиометрии и других методов исследования слуха проводили отоскопию. Определяли состояние барабанных перепонок (втяжение, рубцовые изменения, отложение солей извести, цвет перепонки). Сравнивали данные осмотра правого и левого уха, сопоставляя с локализацией патологических изменений в полости носа.

Функцию обоняния исследовали качественно-количественным методом, предложенным Б.В. Шеврыгиным [3].

С помощью ватных шариков исследовали выделительную функцию слизистой оболочки носа по методике Е.Б. Молчановой [10]. Это метод приблизительного определения выделительной функции. Но он дает представление о ее состоянии. Шарик из ваты диаметром 0,3—0,5 см вводили в каждую половину носа на 0,5—1 см в преддверие носа. Если в течение 1 мин шарик лишь слегка пропитывался слизью, то считалось, что у больного выделительная функция в норме. Если шарик оставался сухим, то функция выделения снижена, а если он (шарик) за минуту обильно пропитывался слизью, то выделительная функция повышена. Функцию эту проверяли у 160 больных с деформацией перегородки носа поочередно в правой и левой половине носа. Нормальная функция выделения имела место у 46 (30,7%) больных. Снижение этой функции выявлено у 49 (32,7%), повышение — у 55 (36,7%) больных.

Результаты исследования представлены в зависимости от характера искривления перегородки. Широкая половина полости носа — против вогнутой стороны перегородки, а узкая, соответственно, против выпуклой. Мы исследовали 320 половин носа. У 99 больных перегородка носа была искривлена в одну сторону, следовательно, у них была одна половина носа широкой, а другая — узкой. У 61 больного из 160 определить широкую и узкую половины оказалось невозможным. Перегородка носа была деформирована таким образом, что «суженными» оказались обе половины носа. Термин «широкая» не у всех 99 больных соответствует значению этого слова, поскольку у 81 больного с этой стороны мы определили гипертрофию ННР.

Всасывательную функцию слизистой оболочки носа определяли по методу Б.М. Сагаловича [11] с помощью атропиновой пробы. Смоченные 1% раствором атропина (0,2 мл) турунды вводили в средний носовой ход на 15 мин. После удаления турунд отмечали время появления расширения зрачков. В норме такая реакция наступает через 50—60 мин.

Транспортную функцию слизистой оболочки носа исследовали с помощью сахарного теста. На слизистую оболочку переднего конца нижней носовой раковины наносили кристаллы сахара и фиксировали, через какое время после нанесения во рту больного появлялся сладкий вкус. Транспортную функцию проверяли в правой и левой половине носа раздельно. Транспортную функцию мерцательного эпителия оценивали по трем степеням нарушения. I степень — сладкий вкус появлялся через 20—30 мин, II степень — через 31— 60 мин, III степень — более чем через 60 мин. Нормальным показателем считается 14,5±3,5 мин.

Транспортную функцию мерцательного эпителия мы исследовали у 86 больных с деформацией перегородки носа и у 5 — с дефектами. У всех больных транспортная функция оказалась угнетенной. Нарушение I степени констатировано у 46 (50,6%), II степени — у 34 (37,4%), III степени — у 11 (12,0%) больных. Нарушение транспортной функции II и III степени выявлено в основном у больных, у которых искривление перегородки сочеталось с аллергическим вазомоторным или воспалительным процессом с вовлечением в воспалительный процесс ОНП. III степень нарушения данной функции имела место у всех больных с атрофическим процессом слизистой оболочки носа (это больные с перфорацией хрящевого отдела носа).

Эти исследования мы провели и после хирургического лечения в ближайшие и отдаленные сроки (через 10 дней после операции и через 6 мес). Выявлено, что нарушение транспортной функции сочеталось с нарушениями выделительной и в меньшей мере с изменениями всасывательной функции. Нарушения этих функций не у всех больных были одинаковыми в обеих половинах носа. После хирургического лечения они лишь улучшались у ряда больных, но почти не восстанавливались до нормальных значений.

Степень гипертрофии нижних носовых раковин (ННР) определяли по методике и классификации Б.С. Преображенского. На основании реакции слизистой оболочки носа на анемизацию 0,1% раствором адреналина определяли степень их гипертрофии:

I степень гипертрофии ННР: раковина сокращается не менее чем в два раза; II степень — уменьшение ННР на 1/3; III степень — незначительное уменьшение ННР; IV степень гипертрофии — отсутствие реакции ННР на анемизацию.

Увеличенная ННР реагировала на 0,1% раствор адреналина (уменьшилась в объеме) у 47 больных. Степени гипертрофии представлены в таблице.

Гипертрофия ННР на стороне «широкого» носового хода, как правило, викарная. Развивается она медленно. Кавернозная сеть вен и других сосудов вначале теряет автоматизм регуляции их просвета (вазомоторный ринит), а со временем сеть сосудов склерозируется и заменяется соединительной тканью. Такая носовая раковина теряет способность реагировать на анемизацию.

I и II степени гипертрофии по существу еще и не гипертрофия, а вазомоторная ринопатия, которая со временем может перейти в истинную гипертрофию. I и II степени преобладают у больных с незначительным стажем расстройства основных функций носа. Это, как правило, были молодые люди в возрасте от 20 до 30 — 35 лет, чаще это лица женского пола. Процесс гипертрофии идет в направлении постепенного расстройства сложного механизма терморегуляции (калориферная функция) и нарушения автоматизма регулирования кровенаполнения сосудов и лакун носовых раковин. Важно установить, как долго сохраняется возможность обратного развития этого процесса, а не просто его прекращения. После достижения IV степени он прекращается. А когда его прекращение может быть началом обратного его развития, т.е. нормализации сложнейших рефлекторных механизмов? Ответы на эти вопросы дадут возможность четко определить показания к ряду хирургических вмешательств, определить тактику ринохирурга при септопластике у больных с гипертрофией нижней носовой раковины, а также помогут решить многолетние (давние) споры о целесообразности одновременно с септопластикой проводить резекцию ННР.

Не менее интересный вопрос и о том, как ведет себя ННР «узкой» половины носа после ее расширения. Априори можно предположить, что она в состоянии адекватно реагировать на сменившиеся условия. Она может увеличиться и включиться в нормальный процесс восстановления всех основных функций носа. Несомненно, восстановление его основных функций зависит от возраста больного и длительности заболевания.

Проведенное нами исследование больных до начала лечения дало большую информацию о состоянии основных функций носа, их связи с деформацией перегородки носа, механизме ее возникновения, величине, виде и локализации, длительности этой деформации. Необходимо сопоставление этой информации с результатами таких же исследований непосредственно после хирургического лечения (10—15 дней после операции) и в отдаленные сроки — через 6 мес — 1 год. Определение этих результатов в зависимости от вида и метода лечения, от меры щажения структур и тканей носа, от возраста больных и длительности заболевания даст возможность уточнить показания к определенным методам хирургического вмешательства, облегчит выбор и определение сроков операции.

В данном исследовании мы не ограничились исследованием динамики расстройства и восстановления основных функций носа. Нас интересует, как, казалось бы, простая и почти «безобидная» патология носа — деформация его перегородки, влияет на состояние защитных сил организма, на заболеваемость глотки, околоносовых пазух, гортани, трахеи и легких, на частоту возникновения хронического тонзиллита, ринита, аденоидита и аденоидной болезни.

Сопоставляя результаты исследований в основной и контрольной группах, можно заключить, что деформации и дефекты перегородки носа, нарушая его основные функции, снижают защитные силы организма, способствуют развитию целого ряда заболеваний. Несомненно, что своевременное восстановление основных функций носа и в первую очередь дыхательной, является действенным и весьма эффективным средством профилактики ряда заболеваний.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail