Волков В.В.

Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова (ректор — д.м.н., проф. А.Г. Камкин); научно-образовательный центр абдоминальной хирургии и эндоскопии, кафедра госпитальной хирургии №2 с НИЛ хирургической гастроэнтерологии и эндоскопии (зав. — проф. С.Г. Шаповальянц)

Харитонова Н.Н.

ФГБВОУ ВПО "Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова" МО РФ

Мальцев Д.С.

ФГБВОУ ВО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» Минобороны России, Санкт-Петербург, Россия

О фотохимическом поражении сетчатки излучением ламп для искусственного загара

Журнал: Вестник офтальмологии. 2014;130(1): 63-72

Просмотров : 236

Загрузок : 3

Как цитировать

Волков В. В., Харитонова Н. Н., Мальцев Д. С. О фотохимическом поражении сетчатки излучением ламп для искусственного загара. Вестник офтальмологии. 2014;130(1):63-72.
Volkov V V, Kharitonova N N, Maltsev D S. Tanning lamp radiation-induced photochemical retinal damage. Vestnik Oftalmologii. 2014;130(1):63-72.

Авторы:

Волков В.В.

Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова (ректор — д.м.н., проф. А.Г. Камкин); научно-образовательный центр абдоминальной хирургии и эндоскопии, кафедра госпитальной хирургии №2 с НИЛ хирургической гастроэнтерологии и эндоскопии (зав. — проф. С.Г. Шаповальянц)

Все авторы (3)

Лучевые поражения глазного дна могут возникать от воздействия электромагнитных волн в широком спектральном диапазоне: от ионизирующей радиации до инфракрасного (ИК) излучения и даже радиоволн (рис. 1).

Рисунок 1. Рис. 1. Часть шкалы электромагнитных излучений, относящихся к видимому свету и к соседним с ним УФ- и ИК-световым излучениям.
Причиной их могут быть не только экстремальные боевые действия (ядерный взрыв, применение военных лазеров), но и многие факторы мирного времени: прямое наблюдение за солнцем, световая травма от бытовых источников лазерных излучений (лазерные указки), ятрогенная фототравма от ртутно-кварцевых ламп, а также применяемых в офтальмохирургии источников излучений операционного микроскопа, витреальных осветителей [5, 8].

Механизм действия светового излучения на орган зрения многообразен и зависит в первую очередь от длины волны (чем лимитируется глубина проникновения лучевой энергии в биоткани), от мощности излучения и длительности воздействия.

Различают три основных механизма действия света на орган зрения: термический, термомеханический и фотохимический.

Термический механизм является наиболее универсальным для видимой и ближней ИК-частей спектра. Он характеризуется локальным прогреванием тканей глаза при поглощении фокусированной тепловой энергии, коагуляцией белков и других органических составляющих, что клинически проявляется при импульсном воздействии (в миллисекундном режиме) локальным ожогом ткани по типу так называемых лазерных коагулятов, часто наблюдаемых при лечении сахарного диабета и отслойки сетчатки.

Непрерывное и растянутое во времени (с, мин) прогревание патологического очага, в частности ИК-излучением, до 45-50 °С применяют в расчете на избирательную денатурацию белка в патологически измененных тканях, что известно как один из вариантов термотерапии [2, 32, 34].

С другой стороны, при мощном, но очень короткоимпульсном воздействии (порядка наносекунд в импульсе) эффект приобретает характер термомеханического. Таким способом уже более 40 лет производят фистулизацию угла передней камеры при глаукоме [4]. Эти ИК-лазеры, излучение которых невидимо, на первых порах их эксплуатации нередко становились источником случайных повреждений глазного дна [1]. При таком механизме мощность воздействия возрастала со 100 до 1000 Вт/см2 [35]. Микроперфорация сетчатки при этом сопровождалась выбросом капли крови.

Совсем иные механизмы лежат в основе действия на глаз коротковолновой части видимого света и примыкающих к ней излучений УФ(А)-диапазона (см. рис. 1). К настоящему времени детально изучены, в частности, солнечные ретинопатии [19, 20, 26, 27]. При этой патологии термический фактор исключают из анализа, поскольку уровень прогрева сетчатки не превышает 4 °С, а чтобы вызвать в ней повреждение, требуется прирост температуры по крайней мере на 10 °С [39].

В чем же, по современным представлениям, суть фотохимических повреждений сетчатки, вызываемых коротковолновой частью видимого света и примыкающих к нему УФ(А)-излучений [17]? Свет, проникающий в биоткани, в том числе в сетчатку при отсутствии гипертермии, вступает во взаимодействие с встречающимися на его пути эндогенными хромофорами. Для видимого света таковыми являются родопсин и йодопсин в фоторецепторах, а для УФ(А) это могут быть белки крови, флавопротеины, а в слое пигментного эпителия сетчатки (ПЭС) - гранулы меланина и липофусцина. При длительной экспозиции излучения из коротковолновой части видимого света (λ<570 нм) и из порции А УФ-части (400-

325 нм) при указанном взаимодействии происходят фотооксидативные преобразования. В частности, при поглощении хромофорами фотона энергии, если возникает состояние триплетного возбуждения, возможна цепная реакция, ведущая к перестройке как самих хромофоров, так и соседних молекул иного рода. И если естественная антиоксидантная система защиты оказывается недостаточной, происходит накопление свободнорадикальных агрессивных токсических продуктов, и после скрытого периода обнаруживается очаг повреждения сетчатки.

Относительно первичного фотохимического звена механизма светового повреждения сетчатки существуют две версии. По одной из них процесс начинается с повреждения ПЭС [22], по другой - с фоторецепторов сетчатки [33]. По L. Rapp и S. Smith [33], фототоксическому действию подвергаются либо некоторые, либо сразу все трансретинальные метаболиты; вовлекается, судя по экспериментам на грызунах, и митохондриальный аппарат, но не меланин, как подчеркивают авторы. Таково представление о родопсинопосредованном механизме повреждения сетчатки как при низких уровнях световой мощности и длительной экспозиции, так и при высоких порциях УФ(А).

С учетом собственных наблюдений нам представляется более обоснованной концепция, выдвинутая еще в 1980 г. W. Ham и соавт. [20], а в последующем развитая, в частности, А.Е. Донцовым и соавт. [15]. Авторы полагают, что следствием длительного действия на глаз синей части светового спектра в первую очередь является повреждение именно меланосом ПЭС, главным образом по причине возбуждения меланина. Другие пигменты, такие как липофусцин, накапливающиеся в ПЭС с возрастом, также входят в фотоактивное состояние и, возможно, принимают участие в процессах создания фотоэкссудативного стресса как в ПЭС, так и в собственной ткани сетчатки. Рассматриваемое ниже наше клиническое наблюдение подтверждает эту точку зрения.

Поводом для данной публикации послужило поражение сетчатки обоих глаз излучением ламп солярия, которые в последние десятилетия все шире используют для искусственного загара. Эта услуга в какой-то мере регламентируется и контролируется рядом международных организаций, в частности ВОЗ, медицинским комитетом по радиации в окружающей среде (COMARE), региональными отделениями ICNIRP (Международная комиссия по защите от неионизирующей радиации) [21, 24, 25, 40].

В США уже с 1979 г. этим ведает центр контроля за устройствами радиологического здоровья при FDA [37]. В Финляндии и многих других странах Европы эта проблема находится в ведении министерств здравоохранения и социального развития [30, 31], в России - в ведении Межгосударственного совета стран СНГ по стандартизации, метрологии и сертификации (ГОСТ 1.2-97), а также Санэпиднадзора [6, 9].

Искусственные солнечные ванны принимают в специальных кабинах в положении стоя или лежа. Существуют отдельные серии ламп для лица и для туловища. Чаще используют лампы низкого давления европейских фирм-производителей, заполненные инертным газом и парами ртути. Внутренняя вогнутая поверхность ламп покрыта равномерным слоем люминофора, создающим направленное и поэтому более интенсивное излучение через специальный фильтр. Реже используют лампы высокого давления (металл-галогеновые), в которых люминофорный слой отсутствует. Мощность ламп колеблется от 15 до 230 Вт в зависимости от фирмы-производителя и локализации применения. Так, мощность ламп для облучения лица в 1,5 раза больше таковой ламп для туловища.

По данным межгосударственного стандарта СНГ 2004 г., энергетическая освещенность (ЭО) УФ(А)-диапазона составляет 250 Вт/м2 (причем для порции, граничащей с видимым, т.е. синим, излучением, - 200 Вт/м2, а для порции, соседствующей с УФ(В)-излучением, - 50 Вт/м2). ЭО излучений собственно УФ(В)-диапазона составляет не более 5 Вт/м2, т.е. на ее долю приходится до 2% от общей ЭО [6].

О проникающей способности указанных излучений внутрь глаза позволяет судить рис. 2

Рисунок 2. Рис. 2. Проникающая способность видимых, ИК- и УФ-излучений разного диапазона через преломляющие среды глаза [17].
[17].

Судя по данным литературы, касающимся излучений солярия, основную опасность осложнений связывают с ожогами кожи и возможностью провокации онкологических заболеваний (рак кожи, легких, меланома хориоидеи) [13, 18]. Упоминают и о возможной кратковременной реакции роговицы в ответ на действие УФ(В)-диапазона. Имеются также указания на опасность поражения глазного дна излучением УФ(А)-диапазона, особенно у детей, а у взрослых - при наличии афакии и при повышенной восприимчивости [8, 41].

Материал и методы

Мы располагаем клиническим наблюдением за пациенткой К., 31 год, инженером-химиком по образованию, матерью трехлетнего ребенка, которая обратилась 08.11.12 в клинику глазных болезней Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова с жалобами на резкое снижение зрения, появление пятен в центральном поле зрения (ЦПЗ) обоих глаз. За 3 нед до обращения в клинику пациентка загорала в солярии с открытыми глазами без защитных очков в течение 5 мин. В солярии использовались лампы высокого давления фирмы «Topline» (Германия). Как нам удалось выяснить, до случившегося на протяжении не менее месяца 2-3 раза в день пациентка принимала отвар шишек хмеля в виде чая. Растительное сырье шишек хмеля (Humulus lupulus) содержит метилбутенол, оказывающий транквилизирующее действие на центральную нервную систему - снимает тревогу, беспокойство, улучшает сон [3]. Через 10 ч после сеанса загара на утро отметила появление «сплошной густой белой завесы» перед обоими глазами, а также умеренно выраженные светобоязнь, резь в глазах, сохранявшиеся в течение последующих двух дней. По совету подруг самостоятельно начала закапывать в глаза противоаллергический препарат (кромогексал). За медицинской помощью обратилась только спустя 3 дня. По ее словам, проводилась лишь биомикроскопия, по результатам которой выставлен диагноз кератопатии и назначены инстилляции гормонального препарата (сигницеф) и заменителя слезы (систейн), зрительные функции по таблицам не оценивались.

Спустя неделю после сеанса загара пациентка стала отмечать, что «завеса» постепенно светлеет по периферии, но сгущается в центральной части поля зрения обоих глаз. Лишь через 3 нед после случившегося пострадавшая вновь обратилась к офтальмологу (теперь уже в нашу клинику). У нее появился лечащий врач.

Схема амбулаторного осмотра представлена в таблице.

Помимо стандартного офтальмологического обследования, включавшего визометрию с использованием таблиц Головина-Сивцева, периметрию на сферопериметре Гольдмана, биомикроскопию и биомикроофтальмоскопию с использованием щелевой лампы Nidek, для тонкого мониторинга функционального состояния глаз были проведены статическая автоматическая периметрия Humphrey по стратегии «Macula», микропериметрия в пределах 4° от точки фиксации, исследование порогов на цвета по таблицам Юстовой и соавт. [12]. Для детальной оценки анатомических структур и тонких изменений в заднем сегменте глазных яблок выполнялись спектральная когерентная компьютерная томография сетчатки на аппарате RT-Vue100, сканирующая конфокальная лазерная офтальмоскопия Ф-10 на приборе Nidek, флюоресцентная ангиография (ФАГ), электрофизиологическое исследование. Мониторинг как анатомического, так и функционального состояния глаз осуществлялся согласно схеме, представленной в таблице.

Результаты и обсуждение

При обращении исходная острота зрения каждого глаза составляла 0,2 при эмметропической рефракции. Оба глаза спокойны. Роговичных изменений выявлено не было. По данным кератотопографии толщина роговицы обоих глаз в норме. При офтальмоскопии в макулярной области каждого глаза были выявлены множественные мелкие пигментированные очажки, чередовавшиеся с желтоватыми участками атрофии пигментного эпителия (рис. 3).

Рисунок 3. Рис. 3. Глазное дно (до лечения).
На левом глазу, особенно книзу от фовеолы, изменения носили менее выраженный характер. Это подтверждалось также данными периметрии (рис. 7).
Рисунок 7. Рис. 7. Динамика данных статической автоматической периметрии Humphrey по стратегии «Macula» (цифрами обозначена суммарная светочувствительность по квадрантам в децибеллах). а - при обращении; б - непосредственно после курса лечения; в - через 1 мес после лечения; г - через 2 мес после лечения.
Вокруг в перимакулярной зоне наблюдалась повышенная аутофлюоресценция, по-видимому, связанная с «продырявливанием» ПЭС (рис. 4).
Рисунок 4. Рис. 4. Флюоресцентная ангиография. а - хориоидальная фаза OD; б - венозная фаза OD; в - венозная фаза OS.

По результатам ФАГ, уже при так называемой «хориоидальной вспышке», т.е. в самую раннюю фазу, в макуле обоих глаз появляются очаги стойкой мелкоточечной флюоресценции. Зоны гиперфлюоресценции через «окна» в ПЭС сохранялись в дальнейшем ходе исследования и в артериовенозную, и в венозную фазы ФАГ после заполнения красителем сосудистого русла (см. рис. 4).

По данным сканирующей конфокальной лазерной офтальмоскопии Ф-10 на аппарате Nidek выявлены изменения, представленные на рис. 5.

Рисунок 5. Рис. 5-1. Результаты сканирующей конфокальной офтальмоскопии F-10 на приборе фирмы "Nidek" с применением четырех различных апертур (в сопоставлении с данным традиционной офтальмоскопии). Режим: офтальмоскопия. Правый глаз. В макулярной области визуализируются локальные зоны скопления пигмента, чередующиеся со светлыми участками деструкции ПЭС
Рисунок 5. Рис. 5-2. Режим: офтальмоскопия. Левый глаз. В макулярной области визуализируются локальные зоны скопления пигмента, чередующиеся со светлыми участками деструкции ПЭС.
Рисунок 5. Рис. 5-3 Режим: синий (490 нм). Правый глаз. В слое нервных волокон сетчатки отчетливее виден перифовеальный рефлекс на левом (лучшем) глазу.
Рисунок 5. Рис. 5-4 Режим: синий (490 нм). Левый глаз. В слое нервных волокон сетчатки отчетливее виден перифовеальный рефлекс на левом (лучшем) глазу.
Рисунок 5. Рис. 5-5. Режим: Зеленый (532 нм). Правый глаз. Сосудистых нарушений и кровоизлияний нет. Проступают местами (больше на правом глазу) зоны дефектов ПЭС в виде светлых полупрозрачных участков. На левом глазу присутствует фовеальный рефлекс.
Рисунок 5. Рис. 5-6. Режим: Зеленый (532 нм). Левый глаз. Сосудистых нарушений и кровоизлияний нет. Проступают местами (больше на правом глазу) зоны дефектов ПЭС в виде светлых полупрозрачных участков. На левом глазу присутствует фовеальный рефлекс.
Рисунок 5. Рис. 5-7. Режим: Красный (660 нм). Правый глаз. Вся зона макулярного поражения ПЭС выглядит крапчатой, зоны скопления пигмента создают нежные малоинтенсивные тени, которые стали более заметными на левом глазу.
Рисунок 5. Рис. 5-7. Режим: Красный (660 нм). Левый глаз. Вся зона макулярного поражения ПЭС выглядит крапчатой, зоны скопления пигмента создают нежные малоинтенсивные тени, которые стали более заметными на левом глазу.
Рисунок 5. Рис. 5-9. Инфракрасный режим (790 нм). Острофокусный. Правый глаз. Высокая контрастность изображения поверхности зоны поражения. Участки, соответствующие скоплению пигмента в острофокусном ИК-режиме светлые, в зонах истончения ПЭС мелкоточечная крапчатость.
Рисунок 5. Рис. 5-10. Инфракрасный режим (790 нм). Острофокусный. Левый глаз. Высокая контрастность изображения поверхности зоны поражения. Участки, соответствующие скоплению пигмента в острофокусном ИК-режиме светлые, в зонах истончения ПЭС мелкоточечная крапчатость.
Рисунок 5. Рис. 5-11. Инфракрасный режим (790 нм). Ретрорежим с непрямой боковой подсветкой. Правый глаз. Определяются неровный рельеф поверхности, границы и объем патологически измененного очага поврежденной макулы. В ретрорежимах визуализируемая область поражения представляется более обширной.
Рисунок 5. Рис. 5-12. Инфракрасный режим (790 нм). Ретрорежим с непрямой боковой подсветкой. Левый глаз. Определяются неровный рельеф поверхности, границы и объем патологически измененного очага поврежденной макулы. В ретрорежимах визуализируемая область поражения представляется более обширной.
Рисунок 5. Рис. 5-13. Инфракрасный режим (790 нм). Диафаноскопический со стороны хориоидеи. Правый глаз. Картина безрефлексной офтальмоскопии патологически измененного участка (с исключением центрального пучка лучей). Как и в предыдущем ретрорежиме участки скопления пигмента визуализируются черными, а участки депигментации — светлыми.
Рисунок 5. Рис. 5-14. Инфракрасный режим (790 нм). Диафаноскопический со стороны хориоидеи. Левый глаз. Картина безрефлексной офтальмоскопии патологически измененного участка (с исключением центрального пучка лучей). Как и в предыдущем ретрорежиме участки скопления пигмента визуализируются черными, а участки депигментации — светлыми.

По данным спектральной когерентной компьютерной томографии высокого разрешения (на приборе RTVue-100) (рис. 6)

Рисунок 6. Рис. 6. Данные спектральной когерентной компьютерной томографии высокого разрешения макулярной области.
ПЭС в центральных отделах макулярной области сетчатки обоих глаз имеет волнообразную структуру. На правом глазу в проекции фовеолы он настолько тесно переплетается с мембраной Верхофа, что различить их невозможно. На левом глазу эти изменения, как можно видеть на вертикальном срезе, более выражены в верхней половине фовеа (см. рис. 6). Соответственно и при периметрии по Humphrey (см. рис. 7) скотом заметно больше в нижней половине ЦПЗ левого глаза. На рис. 6 линию сочленения внутренних и наружных сегментов фоторецепторов удается проследить только в левом глазу и то лишь книзу от фовеа (оценка по А.А. Шпаку) [10, 11]. Зоны гиперрефлективности, которые соответствуют очаговым скоплениям пигмента, чередуются с зонами гипорефлективности, соответствующими локальным участкам истончения и деструкции ПЭС. Толщина сетчатки макулярной области обоих глаз достоверно снижена по сравнению со среднестатистической нормой (р<0,01).

Существенно значимыми явились показатели фовеолярного и макулярного объема. Так, фовеолярный объем как на правом, так и на левом глазу достоверно снижен до 0,158 мм3 и 0,157 мм3 соответственно (при нормальном показателе не менее 0,2 мм3). Макулярный объем имел тенденцию к снижению на обоих глазах, составляя 6,63 мм3 на правом глазу и 6,35 мм3 на левом (при норме не менее 7 мм3).

При сферопериметрии в ЦПЗ выявлены относительные центральные скотомы в пределах 3-5° от точки фиксации, подтвержденные данными компьютерной статической периметрии Humphrey по программе «Macula» (см. рис. 7, а) и данными микропериметрии. На левом глазу изменения были менее выраженными.

При исследовании цветовой чувствительности с помощью пороговых таблиц [12] выявлена почти полная утрата цветоощущения на все цвета: протодефицит II степени, дейтеро- и тритодефицит III степени на обоих глазах.

При электроретинографии отмечено умеренное снижение амплитуды волн А и В в сравнении со среднестатистической нормой.

Ex juvantibus нами был проведен интенсивный 10-дневный курс ретинопротекторной (ретиналамин в субтеноново пространство и ретробульбарно, гистохром ретробульбарно), метаболической (цитофлавин, милдронат внутривенно), антиоксидантной (аскорбиновая кислота внутривенно), сосудистой (глиатилин внутривенно) терапии. После окончания инфузионной терапии на протяжении последующего месяца рекомендовали пероральное применение препаратов (танакан, Окувайт Лютеин), улучшающих метаболизм в сетчатке.

Отчетливая положительная динамика состояния зрительных функций отмечена уже спустя неделю после начала лечения и сохранялась в последующий период наблюдения. Динамика остроты зрения и показателей средней светочувствительности по данным микропериметрии представлена на рис. 8.

Рисунок 8. Рис. 8. Динамика остроты зрения и средней светочувствительности ЦПЗ (в беллах) по данным микропериметрии на фоне проводимого лечения.
Наблюдалось также постепенное увеличение прозрачности относительных скотом в ЦПЗ, увеличение светочувствительности ЦПЗ по данным статической автоматической периметрии Humphrey (см. рис. 7, б-г), уменьшение порогов цветовой чувствительности.

Хотя по данным биомикроофтальмоскопии с фоторегистрацией глазного дна в состоянии макулы изменений не наблюдалось, более тонкие исследования сетчатки с помощью спектральной когерентной компьютерной томографии позволили отметить положительные сдвиги: незначительное уменьшение волнообразности ПЭС, а на некоторых участках улучшение видимости зон разграничения наружных и внутренних сегментов фоторецепторов макулярной области.

По совокупности результатов обследования, динамики наблюдения и лечения больной К. мы склонились к диагнозу фотохимического поражения сетчатки синей и УФ(А)-порциями излучения ламп солярия.

При этом приняли в расчет следующее:

- бинокулярность и симметричность поражения именно макулярных зон сетчатки, что свидетельствует о зрительной фиксации пациенткой источника травмы, а именно направленного в лицо излучения ламп солярия;

- наличие выраженного скрытого периода, измеряемого несколькими часами, что, как известно, свойственно поражающему действию именно коротковолновых излучений светового потока;

- присутствие ощущений раздражения переднего сегмента глаз, что свидетельствует о воздействии излучения именно УФ-части спектра;

- как можно заключить из экспериментов с УФ-воздействиями на ткани глаза in vitro (Hyun-Yi Youn и соавт. [23]), в сетчатке рано и значительно страдает именно слой меланинсодержащего пигментного эпителия, а это прямо указывает на высокую вероятность и в нашем случае воздействия УФ-части спектра.

Остается, однако, загадкой, как при наличии хрусталика, хотя и высокопрозрачного, достаточная для травмы порция УФ(А)-излучения могла достигнуть сетчатки? Кстати, это касается и тех, кто контактирует с такими обычно безопасными источниками УФ-диапазона, как камеры с фотовспышкой, электропаяльник, микроскопы и эндоскопы, в частности офтальмохирургические [5, 36]. Четыре случая поражений сетчатки в этих бытовых ситуациях описаны M. Mauget-Fa и соавт. [28]. Особого внимания заслуживает проблема безопасности для сетчатки многочасового направленного использования операционных микроскопов при полостных операциях на глазном яблоке.

Мы склоняемся к версии, опубликованной в 2008 г. итальянскими авторами C. Costagliola и соавт. [14]. В описанном ими случае сходное с нашим поражение сетчатки от УФ-излучения в солярии получила женщина 45 лет с высокой миопией обоих глаз. Она в течение нескольких минут вынужденно подверглась облучению, когда по снятии защитных очков разыскивала собственные корригирующие очки. Но главное в другом. УФ-излучение у пациентки оказалось триггером, запустившим механизм оксидативного стресса от насыщения тканей глаза гидрохлортиазидом, который пациентка регулярно принимала в комплексе с другими антигипертензивными средствами. R. Glikman [17] приводит перечень некоторых фототоксичных средств (из списка FDA) [37]. В частности, в отношении сетчатки упоминались антибиотики lomefloxacin, hematoporphyrin, hypericin, phenothiazin. Уже хорошо известен риск фотосенсибилизации наружного сегмента глазного яблока при приеме нестероидных противовоспалительных средств. В описанном нами случае таким фототоксическим средством, проникшим в глаз через гематоофтальмический барьер и фотоактивировавшим УФ-излучение, мог быть употреблявшийся нашей пациенткой отвар из шишек хмеля. Это предположение, конечно, требует оценки фармакологов и токсикологов, но оно не лишено оснований.

Заключение

Спектр УФ-излучения в существующих соляриях близок к солнечному, хотя его длинноволновая фракция (УФ-А) может быть в несколько раз более насыщенной [16, 29]. Авторы большинства публикаций опасаются учащения среди пользователей соляриев онкологических заболеваний кожи (базалиома, меланома), но не исключается и поражение глаз. При этом дело не столько в сравнительно безобидных и быстро проходящих реакциях роговицы на небольшие В-порции УФ-излучения, сколько в возможности серьезного поражения глазного дна А-порцией УФ-излучения. Представленное нами наблюдение показывает, что длинноволновое УФ(А)-излучение ламп для искусственного загара соляриев небезопасно для заднего сегмента глаза и может вызвать тяжелое фотохимическое поражение макулярной области сетчатки при наличии ее фотосенсибилизационной готовности.

В обязанности сотрудников соляриев, на наш взгляд, помимо строгого инструктажа о необходимости пользования защитными очками и закрывании глаз при работе ламп, должно входить уведомление клиентов об опасности процедуры, если в организме содержатся следы ряда лекарств, длительно применявшихся ранее или непосредственно накануне сеанса загара. К числу этих препаратов относится ряд противовоспалительных, психотропных, мочегонных, антибактериальных и других лекарственных средств, в том числе и растительного происхождения.

При фотохимическом поражении сетчатки интенсивный курс ретинопротекторной, антиоксидантной, сосудистой терапии может повысить зрительные функции.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail