Драпкина О.М.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Карпов О.Э.

ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова» Минздрава России

Лукьянов М.М.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Марцевич С.Ю.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Пулин А.А.

ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова» Минздрава России

Кутишенко Н.П.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Акимкин В.Г.

ФГБУН «Центральный научно-исследовательский институт эпидемиологии» Роспотребнадзора

Андреенко Е.Ю.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Воронина В.П.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Диндикова В.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Дмитриева Н.А.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Загребельный А.В.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Лерман О.В.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Маковеева А.Н.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Окшина Е.Ю.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Кудряшов Е.В.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Кляшторный В.Г.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Смирнов А.А.

ФГБОУ ВО «Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова» Минздрава России

Фомина В.С.

ФГБУ «Национальный медико-хирургический центр им. Н.И. Пирогова» Минздрава России

Опыт создания и первые результаты проспективного госпитального регистра пациентов с предполагаемыми или подтвержденными коронавирусной инфекцией (COVID-19) и внебольничной пневмонией (ТАРГЕТ-ВИП)

Журнал: Профилактическая медицина. 2020;23(8): 6‑13

Просмотров : 697

Загрузок : 49

Как цитировать

Драпкина О.М., Карпов О.Э., Лукьянов М.М., Марцевич С.Ю., Пулин А.А., Кутишенко Н.П., Акимкин В.Г., Андреенко Е.Ю., Воронина В.П., Диндикова В.А., Дмитриева Н.А., Загребельный А.В., Лерман О.В., Маковеева А.Н., Окшина Е.Ю., Кудряшов Е.В., Кляшторный В.Г., Смирнов А.А., Фомина В.С. Опыт создания и первые результаты проспективного госпитального регистра пациентов с предполагаемыми или подтвержденными коронавирусной инфекцией (COVID-19) и внебольничной пневмонией (ТАРГЕТ-ВИП). Профилактическая медицина. 2020;23(8):6‑13.
Drapkina OM, Karpov OE, Loukyanov MM, Martsevich SYu, Pulin AA, Kutishenko NP, Akimkin VG, Andreenko EYu, Voronina VP, Dindikova VA, Dmitrieva NA, Zagrebelnyy AV, Lerman OV, Makoveeva AN, Okshina EYu, Kudryashov EV, Klyashtorniy VG, Smirnov AA, Fomina VS. Experience of creating and the first results of the prospective hospital registry of patients with suspected or confirmed coronavirus infection (COVID-19) and community-acquired pneumonia (TARGET-VIP). Profilakticheskaya Meditsina. 2020;23(8):6‑13. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/profmed2020230816

Авторы:

Драпкина О.М.

ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр терапии и профилактической медицины» Минздрава России

Все авторы (19)

Введение

Внезапное появление новых, ранее неизвестных заболеваний всегда ставит перед клиницистами сложную задачу определения контингента людей, подверженных риску их возникновения, оценки основных клинических проявлений, осложнений, а также отдаленных исходов [1]. Именно с такой ситуацией столкнулась практическая медицина при возникновении пандемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19), в течение нескольких месяцев буквально охватившей весь земной шар. С небольшим запозданием это заболевание пришло и в нашу страну, причем отечественная медицина в первые месяцы пандемии оказалась не полностью готовой к борьбе с этой болезнью, в частности, с тяжелым вариантом ее течения, с наиболее частым ее осложнением в виде внебольничной пневмонии (ВБП).

Считается, что оптимальным способом оценки того, как указанные выше задачи решаются в реальной клинической практике, является создание медицинских регистров [2], которые в последнее время получили большое распространение для наблюдения за течением и исходами самых различных заболеваний [3]. Известно, однако, что далеко не всегда создаваемые регистры отвечают основным предъявляемым к ним требованиям [4]. Одной из главных проблем является так называемая проблема пропущенных данных (missing data), которая часто встречается в наблюдательных исследованиях, в том числе и в регистрах. Это может приводить к существенному искажению результата и неверной интерпретации данных [5].

С первых дней распространения новой коронавирусной инфекции в Российской Федерации нами была поставлена задача создать проспективный госпитальный регистр больных с COVID-19 и/или ВБП в условиях реальной клинической практики, максимально соответствующий современным требованиям к проведению такого рода исследований и позволяющий минимизировать количество пропущенных данных.

Цель публикации — описать методологию создания и первые результаты проспективного госпитального регистра пациентов с предполагаемыми или подтвержденными коронавирусной инфекцией (COVID-19) и внебольничной пневмонией (ТАРГЕТ-ВИП).

Материал и методы

ТАРГЕТ-ВИП — это наблюдательное исследование, которое проводится в соответствии с установленными требованиями по созданию медицинских регистров. В регистр включали всех пациентов, госпитализированных в ФГБУ «НМХЦ им. Н.И. Пирогова» Минздрава России (НМХЦ), с предполагаемыми либо подтвержденными COVID-19 и ВБП за период включения (с 06.04.20 по 02.07.20, т.е. даты окончания периода работы отделений НМХЦ, профильных для лечения больных COVID-19 и ВБП).

Скрининг и включение пациентов в исследование, сбор клинических данных, опрос и взятие биоматериалов на стационарном этапе осуществлялись НМХЦ. Методологическое руководство, создание электронной базы данных, проведение опросов и оценки состояния пациентов после выписки из стационара выполнены ФГБУ «НМИЦ терапии и профилактической медицины» Минздрава России (НМИЦ ТПМ).

Критерии включения: все больные, госпитализированные в Центр оказания медицинской помощи пациентам с подозрением на коронавирусную инфекцию НМХЦ, с предполагаемыми либо подтвержденными COVID-19 и ВБП; постоянное проживание в Российской Федерации.

Критерии исключения: отсутствие постоянного проживания в Российской Федерации; отказ пациента от участия в исследовании.

Проведение наблюдательного исследования и пакет соответствующих документов (протокол, информация для пациента и форма информированного согласия, анкеты, опросники, которые во время исследования могли быть предоставлены пациенту или озвучены при опросе во время телефонного контакта) были одобрены этическими комитетами НМХЦ и НМИЦ ТПМ.

Дизайн исследования подразумевает два основных этапа: первый этап — госпитальный, охватывающий период пребывания пациента в НМХЦ; второй этап — последующее амбулаторное проспективное наблюдение в течение 24 мес.

На госпитальном этапе выполнялись следующие действия: 1) оценка данных электронной истории болезни с использованием ресурса Медицинской информационной системы (МИС); 2) оценка исходов госпитального этапа (выписка из стационара с улучшением состояния/летальный исход) и значимых клинических событий (острая дыхательная, легочно-сердечная недостаточность, потребовавшая искусственной вентиляции легких, сердечно-сосудистые события — инфаркт миокарда, мозговой инсульт, острая сердечная недостаточность, пароксизмальные нарушения ритма сердца, кровотечения, тромбозы и тромбоэмболические осложнения); 3) опрос пациентов с целью уточнения данных по факторам риска, имеющимся соматическим заболеваниям и медикаментозной терапии перед госпитализацией; 4) взятие проб крови для исследования титров антител к SARS-CoV-2 и биомаркеров, связанных с коронавирусной инфекцией.

На амбулаторном этапе запланирован сбор данных и оценка отдаленных исходов и событий по результатам опроса пациентов или их родственников при телефонном контакте через 1—2, 6, 12 и 24 мес после выписки из стационара, а также по данным медицинской документации. Более подробное описание дизайна амбулаторного этапа будет представлено в последующих публикациях.

Исследование ТАРГЕТ-ВИП (TARGET-VIP) зарегистрировано в международной базе данных клинических исследований: https://clinicaltrials.gov/(NCT04522076).

Диагностика COVID-19 в стационаре выполнялась в соответствии с результатами тестов, основанных на использовании метода полимеразной цепной реакции (ПЦР). Исследование проводилось с применением набора реагентов для выявления РНК коронавирусов, вызывающих тяжелую респираторную инфекцию: MERS-Cov (Middle East Respiratory Syndrome Coronavirus) и SARS-Cov (Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus), в биологическом материале методом ПЦР с гибридизационно-флюоресцентной детекцией АмплиСенс Cov-Bat-FL по ТУ 9398-224-01897593-2013, РУ №РЗН 2014/1987 от 07 апреля 2020 г.

Статистический анализ результатов исследования проведен с помощью пакета SPSS Statistics 20.0 (IBM, США). Для описательной статистики количественных данных использованы средние значения и среднеквадратичные отклонения (при нормальном распределении), медианы и интерквартильный размах (при отличном от нормального распределении), для описания качественных данных — доли (проценты). Для аналитической статистики применялись критерий Манна—Уитни (при сравнении количественных показателей в двух подгруппах), критерий c2 Пирсона и точный критерий Фишера (при сравнении качественных показателей). Метод многофакторного анализа с применением логистической регрессии использовали для расчета отношения шансов (ОШ) и 95% доверительного интервала (ДИ) с целью определения значимости различий показателей в сравниваемых группах, независимых от факторов возраста и пола. Различия считались статистически значимыми при p<0,05.

Результаты

В регистр ТАРГЕТ-ВИП включены 1130 пациентов (средний возраст 57,5±12,8 года), в том числе 579 (51,2%) мужчин и 551 (48,8%) женщина. Средний возраст мужчин (54,2±12,7 года) был на 6,5 года меньше, чем возраст женщин (60,7±12,3 года) (p<0,001).

Диагноз COVID-19 на основании данных ПЦР-тестов был установлен у 686 (60,7%) пациентов (52,8% мужчин), средний возраст которых составил 57,9±12,7 года, в то время у пациентов без ПЦР-подтвержденного COVID-19 (48,9% мужчин) — 56,5±12,8 года. Пневмония была диагностирована у 1064 (94,2%) из 1130 пациентов. В зависимости от наличия/отсутствия COVID-19 и ВБП пациенты могли быть разделены на 4 группы (см. рисунок). Наиболее многочисленными являлись группа с сочетанием COVID-19 и ВБП (662 пациента, средний возраст 58,4±12,6 года; 52,6% мужчин) и группа с ВБП без подтверждения диагноза COVID-19 (402 пациента), в которой больные были в среднем на 2,1 года моложе (средний возраст 56,3±12,3 года; p<0,05), а доля мужчин составила 49,2% (p=0,33). Группа пациентов с COVID-19 без ВБП была самой малочисленной (24 пациента) и имела наименьший средний возраст (50,5±12,5 года). И в последней группе, включающей 42 (3,7%) пациента (средний возраст 56,2±18,7 года; 42,9% мужчин), не только не была подтверждена предполагавшаяся ВБП, но и ПЦР-тесты для диагностики COVID-19 были отрицательными, тем не менее в итоге было диагностировано ухудшение клинического течения хронических заболеваний.

Рис. Распределение пациентов в зависимости от наличия либо отсутствия COVID-19 и внебольничной пневмонии (ВБП).

В ходе исследования проводится уточнение данных о наличии/отсутствии у пациента COVID-19 с учетом дополнительной информации о результатах тестов (ПЦР).

Всего сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ) были диагностированы у 598 (52,9%) пациентов (табл. 1). При этом наиболее часто имели место артериальная гипертония (АГ) — 47,3%, ишемическая болезнь сердца (ИБС) — 23,1%, а наиболее редко — пороки сердца (0,4%), при этом доля лиц с инфарктом миокарда (ИМ) в анамнезе (12,9%) оказалась в 2,6 раза больше доли пациентов, перенесших ранее острое нарушение мозгового кровообращения (ОНМК), — 4,9%.

Таблица 1. Число больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями среди включенных в регистр ТАРГЕТ-ВИП (n=1130)

Диагноз

Число больных

абс.

%

АГ

534

47,3

ИБС

261

23,1

ХСН

110

9,7

ФП

106

9,4

ИМ

146

12,9

ОНМК

55

4,9

Пороки сердца

5

0,4

Все пациенты

598

52,9

Из сопутствующих хронических некардиальных заболеваний (табл. 2) наиболее часто имели место болезни органов пищеварения (22,1%) и сахарный диабет (16,3%), наиболее редко — бронхиальная астма (3,1%) и анемия (3,5%). Обращает на себя внимание тот факт, что диагноз «ожирение» был поставлен лишь в 6,1% случаев, в то время как по критерию индекса массы тела (ИМТ) 30 кг/м2 и более ожирение отмечалось не менее чем у 398 (35,2%) из 1130 больных. Данные о значениях роста и массы тела имелись в истории болезни у 1096 (97,0%) пациентов, однако расчет ИМТ практически не использовался при диагностировании ожирения. Следует также отметить, что согласно критерию ИМТ ожирение 1-й степени имелось у 248 (62,3%) из 398 больных с повышенной массой тела, а ожирение 2-й и 3-й степени — у 102 (25,6%) и 48 (12,1%) больных соответственно.

Таблица 2. Число больных с хроническими некардиальными заболеваниями среди включенных в регистр ТАРГЕТ-ВИП (n=1130)

Диагноз

Число больных

абс.

%

Сахарный диабет

184

16,3

Болезни органов дыхания

110

9,7

ХОБЛ

55

4,9

Бронхиальная астма

35

3,1

Хронические болезни почек

133

11,8

Анемия

39

3,5

Болезни органов пищеварения

250

22,1

Ожирение (в диагнозе)

69

6,1

Ожирение (по ИМТ)

399 из 1096

36,4

Онкопатология

49

4,3

Все пациенты

547

48,4

Наличие ССЗ и/или хронической некардиальной патологии было зафиксировано в диагнозе в истории болезни у 748 (66,2%) пациентов. При учете случаев ожирения по критерию ИМТ≥30 кг/м2 доля таких пациентов была выше и составила 75,8% (857 пациентов).

Частота назначения основных лекарственных препаратов для лечения больных COVID и ВБП представлена в табл. 3. Из перечисленных лекарственных средств наиболее часто назначался гидроксихлорохин (84,3%). Кроме того, группой наиболее часто назначавшихся лекарственных препаратов были антикоагулянты (эноксапарин натрия, далтепарин, надропарин кальция, фондапаринукс натрия), из них чаще всего применяли эноксапарин натрия (58,9% случаев). Необходимо подчеркнуть, что с учетом случаев замены препаратов в ходе антикоагулянтной терапии доля пациентов, получавших соответствующее лечение, составила 84,2% (951 пациентов), включая 27 случаев, когда больные получали антикоагулянты в стационаре только перорально.

Таблица 3. Частота назначения антибиотиков, антикоагулянтов, противовирусных средств, глюкокортикостероидов и иммунодепрессантов из числа рекомендованных для лечения больных с COVID и внебольничной пневмонией (n=1130)

Название лекарственного препарата

Количество назначений

частота,%

абс.

Гидроксихлорохин

84,3

953

Азитромицин

30,2

341

Левофлоксацин

15,2

172

Амоксициллин

12,9

146

Цефтаролина фосамил

6,7

76

Линезолид

5,0

57

Эноксапарин натрия

58,9

666

Далтепарин

36,0

407

Надропарин кальция

0,8

9

Фондапаринукс натрия

1,6

21

Метилпреднизолон

12,3

139

Дексаметазон

2,9

33

Лопинавир+Ритонавир

5,5

62

Осельтамивир

0,4

5

Тоцилизумаб

4,0

45

Сарилумаб

2,7

31

Барицитиниб

0,9

10

Антибиотики (азитромицин, левофлоксацин, амоксициллин, цефтаролина фосамил, линезолид) применялись в 70,0% случаев, из них наиболее часто — азитромицин (у 30,7% пациентов). Назначение глюкокортикоидов было осуществлено в 15,2% случаев (метилпреднизолон — 12,3%, дексаметазон — 2,9%). Противовирусные препараты использовали достаточно редко — в 5,9% случаев (комбинированный препарат лопинавир+ритонавир — у 5,5% больных, а осельтамивир — лишь у 0,4% пациентов). Иммунодепрессанты (тоциллизумаб, сарилумаб, барицитиниб) назначали в 8,6% случаев. Однако с учетом того, что гидроксихлорохин и глюкокортикостероиды обладают в том числе и иммунодепрессивным действием, в общей сложности лекарственные препараты, обладающие иммунодепрессивным действием, включая их комбинации, применялись в 96,1% случаев.

У больных с ССЗ наиболее часто назначались ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (ИАПФ)/блокаторы рецепторов ангиотензина (БРА) — в 53,7% случаев, бета-адреноблокаторы — в 45,6%, а наиболее редко — нитраты (0,7%) и антиаритмические средства — 6,7% (табл. 4). Следует особо отметить, что антикоагулянты были назначены больным с ССЗ в 92,8% (554 пациента) случаев, однако столь высокая частота их использования была обусловлена в большинстве случаев не наличием кардиоваскулярной патологии (в том числе фибрилляции предсердий — ФП), а основными заболеваниями (COVID-19, ВБП), послужившими причиной госпитализации и обусловившими высокий риск тромботических осложнений.

Таблица 4. Частота назначения больным основных групп лекарственных препаратов по поводу сердечно-сосудистых заболеваний (n=598)

Группа лекарственных препаратов

Количество назначений

частота,%

абс.

Бета-адреноблокаторы

45,6

272

ИАПФ

28,6

171

БРА

25,1

150

Статины

16,1

96

Антикоагулянты

92,8

554

Антикоагулянты по поводу ФП (n=106)

95,2

101

Антиагреганты

18,4

110

Антагонисты кальция

27,6

165

Диуретики

30,3

181

Антагонисты альдостероновых рецепторов

12,2

73

Антиаритмические препараты

6,9

41

Сердечные гликозиды

2,0

12

Нитраты

0,7

4

Другие

30,0

179

Госпитальная летальность составила 4,2% (умерли 47 из 1030 пациентов). Установлено, что средний возраст умерших (72,9±10,9 года) был на 16,2 года больше среднего возраста выживших (56,7±12,5 года) (p<0,001), при этом доля мужчин в группах умерших и выживших значимо не различалась (42,6 и 51,6% соответственно; p=0,22). Среди больных возрастной группы 65 лет и старше смертность была в 6 раз выше, чем среди более молодых пациентов: 9,7% (35 из 359) против 1,6% (12 из 771) (p<0,0001).

В табл. 5 представлены данные о частоте наличия ССЗ и хронических некардиальных заболеваний в группах выживших и умерших. Из полученных результатов следует, что частота диагностирования всех из анализируемых ССЗ и некардиальных заболеваний была выше в группе умерших. В то же время ассоциация между морбидностью и смертностью, независимая от факторов возраста и пола, была значимой лишь для следующих диагнозов: ИБС (ОШ 2,23, 95% ДИ 1,05—4,73); ФП (ОШ 5,04, 95% ДИ 2,52—10,1); перенесенный ИМ (ОШ 2,70, 95% ДИ 1,38—5,27); хроническая болезнь почек (ХБП) (ОШ 4,10, 95% ДИ 2,16—7,78).

Таблица 5. Число пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями и хроническими некардиальными заболеваниями среди выживших и умерших (абс., %)

Диагноз

Выжившие (n=1083)

Умершие (n=47)

С поправкой на возраст и пол

p

ОШ (95% ДИ)

АГ

502 (46,4%)

32 (68,1%)

0,54

0,80 (0,38—1,65)

ИБС

232 (21,4%)

29 (61,7%)

0,04

2,23 (1,05— 4,73)

ХСН

100 (9,2%)

10 (21,3%)

0,47

0,73 (0,32—1,69)

ФП

84 (7,8%)

22 (59,5%)

<0,001

5,04 (2,52—10,1)

ИМ

126 (11,6%)

20 (42,6%)

0,004

2,70 (1,38—5,27)

ОНМК

50 (4,6%)

5 (10,6%)

0,63

1,29 (0,47—3,53)

Пороки сердца

4 (0,4%)

1 (2,1%)

0,38

2,87 (0,28—29,8)

Все ССЗ

557 (51,4%)

41 (87,2%)

0,07

2,52 (0,93—6,84)

Сахарный диабет

169 (15,6%)

15 (31,9%)

0,14

1,65 (0,85—3,20)

Болезни органов дыхания

102 (9,4%)

8 (17,0%)

0,74

1,15 (0,51—2,60)

ХОБЛ

49 (4,5%)

6 (12,8%)

0,41

1,48 (0,57—3,83)

Бронхиальная астма

33 (3,0%)

2 (4,3%)

0,89

1,11 (0,25—4,96)

Хроническая болезнь почек

113 (10,4%)

20 (42,6%)

<0,001

4,10 (2,16—7,78)

Анемия

33 (3,0%)

6 (12,8%)

0,08

2,38 (0,90—6,29)

Болезни органов пищеварения

233 (21,5%)

17 (36,2%)

0,37

1,34 (0,71—2,54)

Ожирение (в диагнозе)

63 (5,8%)

6 (12,8%)

0,055

2,50 (0,98—6,36)

Ожирение (по ИМТ)

382 из 1053 (36,3%)

17 из 43 (39,5%)

0,60

1,19 (0,63—2,25)

Онкопатология

43 (4,0%)

6 (12,8%)

0,24

1,77 (0,68—4,59)

Все хронические некардиальные заболевания

509 (47,0%)

38 (80,9%)

0,009

2,77 (1,29—5,96)

Доля пациентов с ССЗ была в 1,7 раза больше среди умерших (87,2% против 51,4%; p=0,07), т.е. имела место выраженная тенденция без достижения статистической значимости, что отчасти было обусловлено относительно небольшим числом летальных исходов. Кроме того, доля больных с хроническими некардиальными заболеваниями была в 1,72 раза больше среди умерших (80,9% против 47,0%), что было статистически значимо (p=0,009).

Обсуждение

По мере того как число клинических исследований и наблюдений за пациентами, инфицированными коронавирусом SARS-CoV-2, увеличивается, все более очевидным становится тот факт, что у пациентов с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, органов дыхания, а также метаболическими нарушениями (сахарный диабет, ожирение) исходы инфекционного заболевания могут быть намного серьезнее в сравнении с остальной частью заболевшего населения [6]. Вышеуказанная группа пациентов и ранее всегда рассматривалась как уязвимая в условиях сезонных вспышек гриппа и острых респираторных вирусных инфекций. В этих обстоятельствах дестабилизация (или ухудшение) состояния пациента может провоцироваться не только респираторным вирусным заболеванием как таковым, но и быть связана с активацией механизмов свертывания крови, провоспалительными эффектами или дисфункцией эндотелия [7]. В связи с этим в рекомендациях по наблюдению и лечению пациентов с хроническими неинфекционными заболеваниями (ХНИЗ) всегда отводилось важное место вопросам сезонной профилактики вирусных заболеваний, в том числе ежегодной вакцинации против гриппа [8—10].

Наблюдение за больными COVID-19 демонстрирует неоспоримые факты, заключающиеся в том, что прогноз этого заболевания у лиц пожилого возраста, у пациентов с ССЗ (ИБС, сердечной недостаточностью и нарушениями ритма), с хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ) и другими ХНИЗ является неблагоприятным, поскольку, как и другие инфекции дыхательных путей, COVID-19 может не только ухудшить течение вышеуказанных ХНИЗ, но и привести к развитию сердечно-сосудистых осложнений [11—13].

Поскольку возможности организации и проведения в условиях текущей пандемии рандомизированных контролируемых исследований крайне ограничены, большую часть информации об особенностях течения заболевания, факторах, связанных с неблагоприятным прогнозом, и подходах к выбору терапии научная медицинская общественность пытается получить на основании четко и грамотно проведенных наблюдательных исследований (регистры пациентов с COVID-19), которые могут быть организованы как на уровне отдельного медицинского учреждения, так и на уровне нескольких регионов или стран. На сайте www.ClinicalTrials.gov число наблюдательных исследований, связанных с COVID-19, возрастает ежедневно, практически не осталось ни одной страны, не участвующей в осуществлении таких проектов [14].

По данным регистра ТАРГЕТ-ВИП, диагноз COVID-19 по результатам ПЦР-теста подтвердился у 60,7% больных. Согласно доступным данным литературы в большинстве зарубежных регистров наблюдению подлежали пациенты только с подтвержденной методом ПЦР коронавирусной инфекцией в соответствии с действующими локальными рекомендациями или рекомендациями Всемирной организации здравоохранения [15].

Частота диагностирования ССЗ в регистре ТАРГЕТ-ВИП составила 52,9%, что существенно не отличается от данных других регистров [13, 16]. Близкие показатели получены и в отношении частоты регистрации хронических некардиальных заболеваний, в частности, сахарного диабета, ХОБЛ и ХБП. Важно отметить, что частота указания ожирения в клиническом диагнозе у больных нашего регистра была занижена в 6 раз из-за недостаточного использования данных об ИМТ. В то же время следует подчеркнуть, что далеко не во всех зарубежных публикациях этот важный показатель клинической характеристики пациентов присутствует. По частоте выявления ожирения (при использовании данных о величине ИМТ) данные регистра ТАРГЕТ-ВИП существенно не отличались от других регистров. Однако M. Cummings и соавт. [17] сообщили о еще более высоком проценте пациентов с ожирением (46%) среди больных с тяжелым течением коронавирусной инфекции.

В регистре ТАРГЕТ-ВИП наиболее часто для лечения COVID-19 и ВБП назначались гидроксихлорохин, азитромицин или другие антибиотики, антитромботические препараты и глюкокортикостероиды. Необходимо отметить, что при проведении сравнения в нашем и в других регистрах частоты назначений указанных групп препаратов следует учитывать клинические особенности пациентов, включенных в каждое из исследований [13].

Лечение больных, включенных в регистр ТАРГЕТ-ВИП, проводилось в то время, когда еще не были доступны данные рандомизированных контролируемых исследований о реальной эффективности (а, скорее, неэффективности) ряда лекарственных средств. Данные препараты считались перспективными в лечении COVID-19 на основании небольших наблюдательных исследований и входили в действующие на тот момент версии Временных методических рекомендаций Минздрава России «Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» [18—20]. Эти факторы, несомненно, повлияли на врачебную тактику и статистику назначений лекарственных средств. В связи с этим становится легко объяснимым тот факт, что одним из наиболее часто назначаемых препаратов для борьбы с вирусной инфекцией в регистре ТАРГЕТ-ВИП оказался гидроксихлорохин, не доказавший своего влияния на показатели смертности в исследовании RECOVERY [21].

Госпитальная летальность составила 4,2%, причем у больных старше 65 лет она была 9,7%, что в 6 раз выше, чем у пациентов более молодого возраста (1,6%), а умершие пациенты были на 16 лет старше. Прямые сравнения госпитальной летальности в регистре ТАРГЕТ-ВИП и в других исследованиях в рамках настоящей статьи не проводятся. Этот показатель связан с большим числом влияющих на него факторов, анализ ассоциации которых с риском фатального исхода будет представлен в последующих публикациях.

Заключение

По данным госпитального регистра ТАРГЕТ-ВИП, в условиях пандемии COVID-19 большинство пациентов, госпитализированных с предполагаемой либо подтвержденной ВБП, были инфицированы вирусом SARS-CoV-2 (60,7% по данным ПЦР-тестов), при этом пневмония была диагностирована в 94,2% случаев. У 2/3 (66%) больных COVID-19 и/или ВБП имелось указание в диагнозе на коморбидную хроническую патологию терапевтического профиля, в том числе у 53% — ССЗ. Частота наличия ожирения при формулировке диагноза (6%) была недооценена в 6 раз, поскольку не использовались в должной мере данные о величине ИМТ. Для лечения основных заболеваний (COVID-19 и/или ВБП) и их осложнений наиболее часто назначались гидроксихлорохин, антикоагулянты, антибиотики, а по поводу сочетанных ССЗ — ИАПФ/БРА и бета-адреноблокаторы. У больных, включенных в регистр, госпитальная летальность составила 4,2%, при этом у пациентов в возрасте 65 лет и старше она была выше в 6 раз (9,7%), чем в группе более молодых пациентов (1,6%). Доля лиц с ИБС, ФП, анамнезом ИМ, ХБП независимо от факторов возраста и пола была значимо выше, чем среди выживших пациентов.

Участие авторов: концепция и дизайн — О.Д., О.К., М.Л., С.М.. А.П., Н.К., В.А; сбор и обработка материала — Е.А., В.В., В.Д., Н.Д., О.Л., А.М., Е.О., Е.К., А.С ; статистическая обработка данных — Е.К., В.К., М.Л., А.М., А.З.; написание текста — М.Л., С.М., А.П., А.М., Е.А.; редактирование — М.Л., С.М., А.П., Н.К., А.М., Е.А.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail