Сайт издательства «Медиа Сфера»
содержит материалы, предназначенные исключительно для работников здравоохранения. Закрывая это сообщение, Вы подтверждаете, что являетесь дипломированным медицинским работником или студентом медицинского образовательного учреждения.

Шаповалова Н.С.

ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет», Санкт-Петербург, Россия ,

Новикова В.П.

ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический университет», Санкт-Петербург, Россия

Ревнова М.О.

ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет, Санкт-Петербург, Россия

Насыров Р.А.

ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет, Санкт-Петербург, Россия

Лапин С.В.

ГБОУ ВПО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова», Санкт-Петербург, Россия

Холопова И.В.

ГБОУ ВПО «Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И.П. Павлова», Санкт-Петербург, Россия

Кликунова К.А.

ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет, Санкт-Петербург, Россия

Предиктивная значимость генотипа HLA-DQ2.2 для детей с целиакией

Журнал: Доказательная гастроэнтерология. 2018;7(4): 6‑11

Просмотров : 1171

Загрузок : 36

Как цитировать

Шаповалова Н.С., Новикова В.П., Ревнова М.О., Насыров Р.А., Лапин С.В., Холопова И.В., Кликунова К.А. Предиктивная значимость генотипа HLA-DQ2.2 для детей с целиакией. Доказательная гастроэнтерология. 2018;7(4):6‑11.
Shapovalova NS, Novikova VP, Revnova MO, Nasyrov RA, Lapin SV, Kholopova IV, Klikunova KA. Predictive significance of hla-dq2.2 genotype for children with celiac disease. Russian Journal of Evidence-Based Gastroenterology. 2018;7(4):6‑11. (In Russ.).
https://doi.org/10.17116/dokgastro201870416

Авторы:

Шаповалова Н.С.

ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет», Санкт-Петербург, Россия ,

Все авторы (7)

Целиакия является системным аутоиммунным заболеванием, индуцированным нарушением толерантности к глютену, развивающимся у генетически предрасположенных лиц [1, 2]. Встречаясь с частотой приблизительно 1:100—1:50 среди населения западного мира, целиакия входит в число самых распространенных генетических заболеваний [3]. Она ассоциируется с обширным наследственным гаплотипом HLA II класса, который наблюдается у 96—99% больных. Главными являются HLA-DQ2.5 (DQA1*05/DQB1*02) примерно у 88% пациентов, HLA-DQ2.2 (DQA1*02/DQB1*02) приблизительно у 4% и/или HLA-DQ8 (DQA1*03/DQB1*03: 02) у 6% [4]. Немногие пациенты с целиакией, которые не являются носителями DQ2.5, DQ2.2 или DQ8, чаще всего имеют DQ7.5 (DQA1*05, DQB1*03: 01) [1]. В некоторых исследованиях отмечают, что больные целиакией могут иметь лишь половину гена DQ2, часто DQB1*02 [5]. Известно также, что все эти гены связаны с различным риском развития заболевания; наибольший риск целиакии (1:10) связан с сочетанием DQ2.5/DQ2.2 [6]. Влияние генов на течение и тяжесть заболевания полностью не изучено; результаты исследований неоднозначны. Изучается клиническая значимость генов DQ2.5 и DQ2.2, так называемый доза-эффект генов (gene dosage effect). Отмечено 5-кратное повышение риска целиакии у лиц со второй аллелью DQB1*02 [7]. В ряде исследований показано, что CD4+ хелперный ответ Т-клеток у DQB1*02 гомозиготных пациентов сильнее, чем реакция у гетерозиготных [8]. Более того, гомозиготность DQB1*02 может быть ассоциирована с более молодым возрастом дебюта целиакиии более тяжелой клинической картиной, включая рефрактерную форму [9, 10]. Эпитопы деамидированных пептидов глиадина связываются с участками молекул DQ и способствуют прочному соединению HLA-молекулы с рецепторами Т-лимфоцитов, запуская аутоиммунную реакцию. Авторы недавних исследований показали, что глютен-реактивные CD4+ Т-клетки кишки больных целиакией с генотипом DQ2.2 распознают эпитопы, отличные от таковых у пациентов с генотипом DQ2.5, эти DQ молекулы выбирают разные пептиды для антиген-презентации [1].

Цель исследования — изучить серологические и морфологические особенности целиакии у детей с HLA-DQ2.2 генотипом.

Нами были обследованы 47 детей c целиакией в возрасте от 3 до 17 лет с различными формами заболевания. Диагноз был поставлен на основании критериев ESPHGAN [2]. 1-ю группу составили пациенты с генотипом DQ2.2 (n=18), 2-ю (группу сравнения) — пациенты с другими генотипами (n=29). Всем больным проведено серологическое исследование. Антитела к тканевой трансглутаминазе-2 (ТТГ) IgA, IgG определяли в плазме крови методом иммуноферментного анализа (ИФА) при помощи наборов реактивов Anti-Tissue Transglutaminase ELISA («EUROIMMUN Medizinische Labordiagnostica AG», Германия). Уровень антител обозначали условными единицами RU (relative units)/ml (Ед/мл), с нормальными показателями менее 20 Ед/мл при возможности определения в диапазоне 2—200 Ед/мл. Антитела к деамидированным пептидам глиадина IgG определялись в плазме крови методом ИФА (ELISA) при помощи наборов реактивов GAF-3X («EUROIMMUN Medizinische Labordiagnostica AG», Германия). Уровень антител обозначали условными единицами RU (relative units)/ml (Ед/мл), с нормальными показателями менее 25 Ед/мл при возможности определения в диапазоне 2—200 Ед/мл. Показатели более 200 Ед/мл не имели точного цифрового определения. Такое повышение условно мы называли «значительным».

Анализ серологической активности у пациентов, обследованных повторно, учитывал данные до назначения безглютеновой диеты (БГД).

HLA-генотипирование локусов DQA1 и DQB1 проводили методом мультипраймерной полимеразной цепной реакции (ПЦР) в режиме реального времени при помощи наборов комплектов реагентов: HLA-ДНК-ТЕХ (HLA-DQA) и ДНК-ТЕХ (HLA-DQB) («ДНК-Технология», Россия). Исследование было выполнено в Лаборатории аутоиммунных заболеваний (ГБОУ ВПО «ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова») врачом-лаборантом И.В. Холоповой.

Морфометрическое исследование биоптатов слизистой тонкой кишки было проведено на кафедре патологической анатомии ГБОУ ВПО СПбГПМУ к.м.н. О.Л. Красногорской. Определялись следующие показатели слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки (СОДПК): толщина СОДПК от собственной мышечной пластинки CО до верхушек ворсинок всасывающего эпителия (в мкм); высота ворсин от основания до верхушки (в мкм); глубина крипт от наружного края устья до дна по базальной мембране (в мкм); отношение высота ворсин/глубина крипт (в мкм); ширина ворсин по их поперечнику от краев стенок в области верхушки (в мкм); количество межэпителиальных лимфоцитов (МЭЛ) на 100 эпителиоцитов. Гистологическая оценка степени повреждения слизистой тонкой кишки проведена по классификации Марш (Marsh) в модификации Oberhuber.

В статистическом анализе использована программа IBM SPSS Statistics 23. Среднее рассчитывалось с 95% доверительным интервалом (ДИ), с указанием верхней и нижней границ, медианы, среднеквадратичного отклонения. Для анализа серологического исследования использовался точный критерий Фишера (значимость p<0,05). Для описания морфометрии применялся критерий для независимых выборок: равенства дисперсий Ливиня, рассчитывался t-критерий для равенства средних Стьюдента (значимость двусторонняя, p<0,05).

Результаты

Средний возраст детей в 1-й группе составил 6,83 года (95% ДИ 4,92—8,75; М 5,50), во 2-й — 9,17 года (95% ДИ 7,11—11,23; М 7,00; р=0,091).

Целиакия была представлена типичной формой у 76,6% обследованных пациентов и атипичной — у 23,4% больных. Статистически значимых различий между группами не обнаружено: типичная форма (83,3 и 72,4%; p=0,492) и атипичная (16,7 и 27,6%; p=0,492) выявлялись одинаково часто. Впервые выявленных больных количественно было больше в 1-й группе (66,7% против 33,3%; р=0,01), а соблюдающих БГД — во 2-й (34,5% против 65,5%; p=0,01).

Серологическое исследование

Повышенный уровень антител к деамидированным пептидам глиадина (ДПГ) одинаково часто выявляли в обеих группах (63,2 и 79,3%; р=0,16). Повышение антител ТТГ наблюдалось у всех больных в 1-й группе. Умеренное повышение отмечено у 55,6% больных 1-й группы и у 27,6% — 2-й (р=0,07). Значительное повышение антител к ТТГ в 1-й группе отмечено в 44,4% случаев, во 2-й — в 3,4% (p=0,001).

Морфометрическое исследование

В 1-й группе отмечалось более выраженное повреждение СОДПК, что проявлялось различиями по основным показателям морфометрии: высота ворсин была ниже, глубина крипт больше, отношение ворсина/крипта меньше, количество МЭЛ больше; статистические различия между группами достоверны (табл. 1).

Таблица 1. Данные морфометрического исследования СОДК

Степень атрофии по классификации Marsh в 1-й группе также была более выраженной (табл. 2).

Таблица 2. Классификация по Marsh

В каждой из групп были выделены по две подгруппы: пациенты с впервые выявленным заболеванием (подгруппы 1.1 и 2.1) и соблюдавшие БГД (подгруппы 2.1 и 2.2).

В подгруппе пациентов с впервые выявленной целиакией для данных морфометрии сохраняется представленная ранее тенденция: более выраженные атрофические изменения в подгруппе 1.1 с генотипом DQ2.2 в сравнении с подгруппой 2.1 Данные приведены в табл. 3.

Таблица 3. Данные морфометрического исследования СОДПК

Среди детей, соблюдающих БГД (подгруппы 1.2 и 2.2), статистически значимой разницы по показателям морфометрии СОДПК не получено. Толщина слизистой оболочки средняя: в подгруппе 1.2 — 610 мкм (нижняя граница 560 мкм, верхняя 659 мкм, среднеквадратичное отклонение 46,9), в подгруппе 2.2 — 634 мкм (нижняя граница 599 мкм, верхняя 659 мкм, среднеквадратичное отклонение — 72,8; p=0,455). Высота ворсин средняя — 423 мкм (нижняя граница 382 мкм, верхняя граница 464 мкм, среднеквадратичное отклонение 38,8), в подгруппе 1.2 — 432 мкм (границы 398—465 мкм, среднеквадратичное отклонение 69,2; p=0,767). Глубина крипт средняя: в подгруппе 1.2 — 180 мкм (границы 166—193 мкм, среднеквадратичное отклонение 12,6), в подгруппе 2.2 — 184 мкм (границы 174—195 мкм, среднеквадратичное отклонение 21,9; p=0,623). Толщина ворсин средняя: в подгруппе 1.2 — 122 мкм (границы 114—130 мкм, среднеквадратичное отклонение 7,5), в подгруппе 2.2 — 118 мкм (границы 114—123 мкм, среднеквадратичное отклонение 9,4; p=0,452). МЭЛ среднее: в подгруппе 1.2 — 11,8 (нижняя граница 7,3, верхняя граница 16,3, среднеквадратичное отклонение 4,3), в подгруппе 2.2 — 12,6 (нижняя граница 10,15, верхняя граница 15,14, среднеквадратичное отклонение — 5,18; p=0,722).

Степень повреждения СОДПК по классификации Marsh представлена в группах без статистически значимой разницы: Marsh 1 в подгруппе 1.2 — 33,3%, в подгруппе 2.2 — 21,1% (p=0,606), Marsh 2 в подгруппе 2.1 — 66,7%, в подгруппе 2.2 — 63,2% (p=1), Marsh 3a только в подгруппе 2.2 — 15,8% (p=0,55).

Заключение

В группе детей с генотипом DQ2.2 чаще выявляли значительное повышение уровня антител к ТТГ. На современном этапе серологическое исследование при целиакии выполняет, помимо диагностической задачи, и прогностическую. Антитела к ТТГ признаны маркером кишечной атрофии [11]. Тяжелая кишечная атрофия (Marsh 3b, 3с) наблюдалась исключительно в 1-й группе. Таким образом, генотип DQ2.2 имеет не только диагностическое, но и клиническое значение. У детей, соблюдающих БГД, восстанавливались морфометрические показатели СОДПК без статистической разницы между группами.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — В.Н., М.Р.

Сбор и обработка материала — Н.Ш., С.Л., И.Х.

Статистическая обработка данных — К.К.

Написание текста — Н.Ш., В.Н.

Редактирование — Р.Н.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

Сведения об авторах

*Шаповалова Н.С. ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет, Санкт-Петербург, Россия; e-mail: natasunday@mail.ru; https://orcid.org/0000-0002-0364-6785

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail