Коваленко В.Л.

Кафедра патологической анатомии ГБОУ ВПО "Челябинская государственная медицинская академия" Минздрава РФ

Казачков Е.Л.

Кафедра патологической анатомии ГБОУ ВПО "Челябинская государственная медицинская академия" Минздрава РФ

Надеев А.П.

ГБОУ ВПО "Новосибирский государственный медицинский университет" Минздрава России

Пастернак А.Е.

ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России, Челябинск, Россия, 454092

Пастернак И.А.

ФГБОУ ВО «Южно-Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России, Челябинск, Россия

Карпов М.А.

ГБОУ ВПО "Новосибирский государственный медицинский университет" Минздрава России

Жукова В.А.

ГБОУ ВПО "Новосибирский государственный медицинский университет" Минздрава России

Чернова Т.Г.

Институт хирургии им. А.А. Вишневского, Москва

Казачкова Э.А.

Кафедра акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО "Челябинская государственная медицинская академия" Минздрава России

Воропаева Е.Е.

Кафедра акушерства и гинекологии ГБОУ ВПО "Челябинская государственная медицинская академия" Минздрава России

Клесова Н.И.

ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный медицинский университет» Минздрава России, Новосибирск, Россия

Предотвратимость перинатальных потерь в Челябинске и Новосибирске

Журнал: Архив патологии. 2018;80(2): 7-10

Просмотров : 279

Загрузок : 2

Как цитировать

Коваленко В. Л., Казачков Е. Л., Надеев А. П., Пастернак А. Е., Пастернак И. А., Карпов М. А., Жукова В. А., Чернова Т. Г., Казачкова Э. А., Воропаева Е. Е., Клесова Н. И. Предотвратимость перинатальных потерь в Челябинске и Новосибирске. Архив патологии. 2018;80(2):7-10.
Kovalenko V L, Kazachkov E L, Nadeev A P, Pasternak A E, Pasternak I A, Karpov M A, Zhukova V A, Chernova T G, Kazachkova É A, Voropaeva E E, Klesova N I. Preventability of perinatal losses by the example of the large industrial cities Chelyabinsk and Novosibirsk. Arkhiv Patologii. 2018;80(2):7-10.
https://doi.org/10.17116/patol20188027-10

Авторы:

Коваленко В.Л.

Кафедра патологической анатомии ГБОУ ВПО "Челябинская государственная медицинская академия" Минздрава РФ

Все авторы (11)

Главной стратегической и государственной задачей в РФ на ближайшие десятилетия стало сохранение каждого зачатия и каждой состоявшейся жизни [1]. Уровень перинатальной смертности в России, несмотря на его снижение, превышает более чем в 2 раза аналогичный показатель в странах Евросоюза и США. При этом перинатальная смертность относится к индикаторным показателям, характеризующим качество медицинской помощи матерям и новорожденным детям, а также экологическую и социально-экономическую ситуацию в регионе [3—6].

Новосибирск и Челябинск являются промышленными и научно-образовательными центрами, население которых составляет соответственно 1,5 и 1,19 млн человек. Показатели перинатальной летальности в Новосибирске снижаются с 2012 г. и значительно меньше таковых в Челябинске, Сибирском и Уральском федеральных округах и в целом по РФ [7—9]. В то же время в Челябинске уровень перинатальной смертности характеризуется вариабельностью, а в Уральском федеральном округе данный показатель не имеет отчетливой тенденции к снижению (табл. 1).

Таблица 1. Показатели перинатальной смертности в Новосибирске, Челябинске, Уральском и Сибирском федеральных округах в 2012—2016 гг. (в ‰)

Особую актуальность проблема перинатальной смертности приобрела в связи с переходом РФ в 2012 г. на международные критерии перинатального периода (22 нед гестации или масса плода 500 г и более). Ситуация усугубляется тем, что в РФ отсутствует единый унифицированный подход к анализу причин перинатальных потерь и оценке их предотвратимости, что существенно затрудняет определение приоритетных направлений и мониторинг эффективности акушерско-гинекологической и неонатологической помощи.

Более 20 лет назад группой зарубежных экспертов была разработана Скандинавско-Балтийская классификация перинатальной смертности [10], основанная на 5 параметрах: 1-й — врожденные пороки развития (ВПР): выделяются случаи потерь с пороками развития, имевшимися в перинатальный период; 2-й — время смерти по отношению к родам; 3-й — наличие или отсутствие задержки внутриутробного роста плода (ЗВРП) для антенатальных потерь; 4-й — гестационный возраст (менее 28, 28—33, 33 нед и более); 5-й — оценка состояния новорожденного при рождении по шкале Апгар на 5-й минуте жизни.

С учетом 5 параметров выделяют 13 категорий перинатальных смертей, одна из которых объединяет неклассифицированные случаи (отсутствие информации по указанным параметрам); многоплодная беременность выделяется только в антенатальном периоде [10]. Такая классификация была предложена для проведения ревизии перинатальных потерь на определенной территории с оценкой их предотвратимости [11]. Подобный анализ с применением Скандинавско-Балтийской классификации осуществлен в ряде стран Европы, Ближнего зарубежья и в отдельных регионах РФ, что позволило сравнить результаты и рекомендовать конкретные меры для снижения перинатальной смертности в данных странах и регионах [3, 4, 12—15].

Целью исследования стал аудит предотвратимости перинатальных потерь, основанный на Скандинавско-Балтийской системе, в крупных промышленных городах — Новосибирске и Челябинске за 2016 г.

Материал и методы

Проведен ретроспективный и проспективный анализ медицинской документации (истории развития новорожденного — форма 097/у, протоколы патолого-анатомического вскрытия плода, мертворожденного или новорожденного — форма 013/у) 309 случаев аутопсии мертворожденных и умерших новорожденных перинатального периода, родившихся от матерей — жительниц Челябинска (179 случаев) и Новосибирска (130 случаев) в 2016 г. Секционные исследования проводили в ГБУЗ «Челябинское областное патолого-анатомическое бюро», ГБУЗ НСО «Городская клиническая больница № 1» (Новосибирск) и ГБУЗ НСО «Детская городская клиническая больница № 1» (Новосибирск).

Комплексное патолого-анатомическое исследование включало аутопсию с учетом особенностей вскрытия умерших в перинатальном периоде и последующее оформление протокола патолого-анатомического вскрытия.

Результаты и обсуждение

Доля перинатальных смертей I категории, относящихся к непредотвратимым потерям, в Челябинске была в 2 раза меньше, чем в Новосибирске (табл. 2).

Таблица 2. Распределение плодов и умерших новорожденных по категориям Скандинавско-Балтийской классификации в Новосибирске и Челябинске в 2016 г. Примечание. В скобках процент.
Резервом снижения уровня смертей данной категории является выявление пороков развития при проведении пренатальных ультразвуковых и/или генетических исследований и прерывание беременности на ранних сроках гестации. В Челябинске среди аномалий развития преобладали пороки сердечно-сосудистой системы, в Новосибирске — множественные врожденные аномалии.

Предотвратимые потери мертворожденных II—III категории были выше в Новосибирске по сравнению с Челябинском. При этом в обоих городах доля III категории (мертворожденные на сроке гестации более 28 нед, без ЗВРП и ВПР) была наибольшей.

Доля мертворожденныхе гестационного возраста 22—27 нед (IV категория) составила 10% в Новосибирске и 11,7% в Челябинске. По сравнению с 2006 г. в Челябинске отмечается двукратное снижение потерь этой категории [15]. В то же время доля V категории (при многоплодной беременности) возросла, что обусловлено, вероятно, внедрением современных репродуктивных технологий.

Интранатальные потери в Челябинске значительно превышали аналогичный показатель в Новосибирске. Так, число перинатальных потерь VII категории (смерть плода 22—27 нед гестации в родах) в Челябинске было в 10 раз больше, чем в Новосибирске. Категории, объединяющие анте- и интранатальную гибель плодов без ВПР (II—VII категория), характеризуют качество оказания акушерско-гинекологической помощи на амбулаторном и стационарном этапах и относятся к предотвратимым потерям при современном уровне развития перинатальной медицины.

Суммарная доля перинатальных потерь VIII—XII категории, включающих умерших новорожденных, составила 20,77% (Новосибирск) и 21,2% (Челябинск). Анализ распределения новорожденных по категориям показал, что в Челябинске было больше умерших новорожденных с крайне малой массой тела (IX, XII категории). Высокая частота летальных исходов в этих категориях связана со значительным риском развития синдрома дыхательных расстройств, внутриутробных инфекций, поражений ЦНС, постаноксической эндокринопатии, в том числе дизрегуляционной патологии щитовидной железы [15—17]. Доля перинатальных потерь X—XI категории (умершие новорожденные гестационного возраста более 33 нед) в Новосибирске составила 7,69%, в Челябинске — 5%. Потери в категориях новорожденных детей указывают на необходимость оптимизации медицинской помощи в раннем неонатальном периоде на территории Новосибирска и Челябинска.

Таким образом, в ходе проведенных исследований выявлено, что в 2016 г. в Новосибирске зафиксировано 106 (81,5%) случаев, в Челябинске — 163 (91%) случая. При этом в Челябинске предотвратимыми были 125 (92,5%) случаев мертворождения и 38 (86,3%) летальных исходов у новорожденных. В Новосибирске предотвратимыми были 79 (709%) случаев мертворождений и 28 (72,9%) летальных исходов у новорожденных. Анализ собственных результатов и данных литературы [3, 4, 16, 19] показал сопоставимость уровня и характеристик предотвратимости перинатальных потерь в региональных центрах, что свидетельствует о единых проблемах в системе здравоохранения РФ.

Заключение

На примере крупных промышленных городов РФ скрининговая технология перинатального аудита позволяет обеспечить унифицированность оценки предотвратимости перинатальной смерти в разных регионах, определить резервы ее снижения с учетом территориальных особенностей, а также качество оказания медицинской помощи. Полагаем, что традиционный клинический и патолого-анатомический анализ перинатальных потерь следует дополнить заключением об их предотвратимости.

Участие авторов:

Концепция и дизайн исследования — К.В.Л., К.Е.Л., П.А.Е., Н.А.П.

Сбор и обработка материала — П.А.Е., П.И.А., К. М.А., Ч.Т.Г., К.Н.И.

Статистическая обработка — П.А.Е.

Написание текста — П.А.Е., П.И.А., Н.А.П., Ж.В.А.

Редактирование — К.В.Л., К.Е.Л., К.Э.А., В.Е.Е., Н.А.П.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Сведения об авторах

Коваленко Владимир Леонтьевич — д.м.н., проф., член-корр. РАН, проф. каф. патологической анатомии и судебной медицины

Казачков Евгений Леонидович — д.м.н., проф., зав. каф. патологической анатомии и судебной медицины; ORCID: http://orcid.org/0000-0002-4512-3421

Надеев Александр Петрович — д.м.н., проф., зав. каф. патологической анатомии; e-mail: nadeevngma@mail.ru; ORCID: http://orcid.org/0000-0003-0400-1011

Пастернак Алексей Евгеньевич — к.м.н.; ORCID: http://orcid.org/0000-0001-8199-1106

*Доложено на 5-м съезде Российского общества паталогоанатомов.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail