В.П. Леонов
Применение статистики в статьях и диссертациях по медицине и биологии.
Часть III. Проблемы взаимодействия автор — редакция — читатель

Факультет информатики Томского государственного университета, Томск


В статье рассмотрены основные проблемы научных коммуника ций как следствия современного "информационного взрыва" применительно к журнальным публикациям. Проведен анализ схемы информационного процесса в триаде автор — редакция — читатель с привлечением понятия тезауруса, рассмотрено влияние мотивации и целей, а также периода полужизни публикаций на их качество. Проанализированы возможные пути оптимизации научных коммуникаций, которые базируются на возможностях электронных версий журналов, позволяющих повысить статистический уровень биомедицинских публикаций.
Ключевые слова: научные коммуникации, информационный взрыв, статистика в медицине, электронный журнал, биометрия.

Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймет ли он, чем ты живешь?

Мысль изреченная есть ложь…

Ф.И. Тютчев

"Информационный взрыв"и научный критицизм

Проблема использования статистики в медицине и биологии связана с более общими проблемами развития науки, которые особенно четко стали проявляться в последние 20—30 лет. Прогресс информационных технологий привел к тому, что общение исследователей стало глобальным, более интенсивным, а информационная насыщенность научных сообщений значительно возросла. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить современную биомедицинскую статью с аналогичной журнальной статьей 20—30-летней давности. Подобный "информационный взрыв" привел к возникновению информационного кризиса, одна из составляющих которого в биомедицине — анализируемая нами проблема некачественного использования статистики в экспериментальных биомедицинских исследованиях [1—4]. Основными признаками данного кризиса являются: 1) резкое усиление общего информационного потока при ограниченной пропускной способности потребителя; 2) снижение доли эффективно используемой информации. В ряде научных областей это приводит к увеличению диспропорции между теоретическими разработками и эмпирическими данными, следствием чего становятся "затоваривание" ряда научных отраслей эмпирическим материалом, его постепенное "омертвление" — потеря целостности и актуальности, а в дальнейшем и полная утрата.

В начале 80-х годов исследователи обратили внимание на то, что для продуктивной научной деятельности необходимо оптимальное управление информационной средой. В работе, посвященной этой проблеме, проведена аналогия между состоянием информационной и природной среды: "Положение с информационной средой очень похоже на положение со средой природной. …Однако если масштабы трудностей в области природной среды мы уже способны сегодня оценить достаточно трезво, то трудности “информаци онной экологии” до сих пор не осознаны" [5]. За рубежом это явление называют информационным загрязнением среды. Одно из проявлений его — снижение качества журнальных публикаций и уровня диссертационных работ в ряде отраслей знания. В России же катализатором этого процесса стали перманентный политический и экономический кризисы. В большей степени информационное загрязнение характерно для исследований, базирующихся на экспериментальных данных. Поэтому нельзя не согласиться с мнением академика Б.С. Соколова, утверждавшего, что самым важным для биологов ... становится умение оценивать качество "продукции", поступающей на научный информационный рынок [6]. Особую роль, по словам ученого, приобретает научный критицизм, который проявляется по-разному, разделяется на несколько уровней — от методики конкретных исследований до философского осмысления научной деятельности в целом [6]. Очевидно, что такое отношение к научной информации должно распространяться на все научные публикации: от статей в научных журналах — основных поставщиков оперативной научной информации, до монографий и диссертаций, обобщающих и развивающих ее. Рассмотрим некоторые трудности, возникающие на пути реализации такого подхода применительно к журнальным публикациям, используя для этого результаты некоторых работ [7—9].

Триада информационного процесса

Для анализа данного информационного процесса выделим три основных звена: 1) автор; 2) редакция журнала; 3) читатель (рис. 1). В такой схеме автор выступает как источник, отправитель информации, журнал — как канал связи, передатчик, а читатель— как адресат, получатель информации. Пунктирная линия на рисунке обозначает обратную связь, интенсивность которой меньше, чем интенсивность прямой связи. В понятии информации, которое применил в науке К. Шеннон, дана лишь ее количественная характеристика, т.е. количество информации оценивается исходя из статистических свойств сигналов, передающих эту информацию. Один из специалистов по биокибернетике и теоретической биологии И.И. Шмальгаузен отмечал, что современная теория информации не обладает методами для оценки качества информации, а в биологии это имеет решающее значение [10]. Однако о ценности информации можно говорить только с позиций ее восприятия, так как наиболее доступной мерой ценности информации могут быть результаты ее восприятия и использования конечным получателем. Иными словами, оценка качества информации возможна только a posteriori. Так, М.М. Бахтин отмечал: "... безоценоч ное понимание невозможно. Нельзя разделить понимание и оценку: они одновременны и составляют единый целостный акт" [11]

Рис. 1. Триада информационного процесса.

Для описания этого аспекта информационного процесса используем представление о тезаурусе. Тезаурус — динамическая понятийная система, которая представляет собой итог развития коллективного мышления в науке и соединяет в единую логическую структуру понятия различной степени общности, вплоть до категорий — наиболее общих свойств объективного мира. Именно от состояния тезауруса адресата зависят его восприятие содержания и оценка качества информации. Подлинно семантическая (смысловая) информация возникает у адресата в процессе взаимодействия принимаемого им сообщения и его тезауруса, прохождения информации через его семантический фильтр. Тезаурус задает систему семантических (смысловых) связей между понятиями. Возможно объяснение каждого понятия в тезаурусе через набор других понятий, что приводит к появлению семантического поля. Фактически тезаурус читателя — это вербализованная совокупность его представлений о конкретной области знания. При восприятии сообщения тезаурус читателя может меняться, однако это приращение тезауруса (DT) в значительной степени зависит от самой величины тезауруса (T), от подготовленности читателя к восприятию данного текста. Например, содержательная статья по астрономии не содержит по существу никакой информации для человека, не являющегося специалистом в этой области знания. Количественные оценки содержательности тезауруса в принципе возможны 1. Нелинейная зависимость приращения тезауруса читателя DT от исходного объема тезауруса T при получении им сообщения представлена на рис. 2.

Читатель, максимально информированный в данной области исследования и имеющий большой объем тезауруса (T; точка 3), получит из текста мало информации. В роли такого читателя представим самого автора статьи, который вряд ли может узнать что-то новое из собственной статьи. Читатель, исходные знания которого минимальны, а тезаурус соответственно невелик (точка 1), также получит из текста очень мало информации. Между этими крайними точками расположен максимум приращения информации (DT), отвечающий достаточному тезаурусу читателя (точка 2). Ясно, что для исследовате ля, которому нужны не только конечный результат, но и методология его получения, более предпочти тельным будет расположение его тезауруса где-то вблизи точки 2. Однако по мере продвижения к точке 3 тезаурус исследователя увеличивается одновременно со снижением стимула к его пополнению: детализация знаний об объекте исследования приводит к уменьшению относительной ценности новой информации. Этот эффект связан с проявлени ем закона Бредфорда—Ципфа, который выражается в нарастающей трудности для достижения полной информированности [9], поскольку по мере приближения к точке 3 возрастают затраты на единицу новой информации. Такая двойственность динамики тезауруса отражает одну из объективных причин возникновения смежных научных дисциплин — интеграции наук. При этом возникает потребность объединения ряда направлений, на стыке которых исследования вновь обретают ценность [12]. Оптимальной стратегией расширения тезауруса в этом случае является освоение ключевых понятий смежных отраслей знания. В полной мере это относится и к овладению идеями биометрии применительно к биомедицине.

От объема тезауруса читателя зависит и его уровень восприятия текста. Самый низкий уровень — синтаксический : читатель понимает структуру предложений, может выделить глаголы, существитель ные, прилагательные и т.д.; следующий — семантический , смысловой: полностью и адекватно понимаются смысл текста, структура сообщения, его цель; объект исследования воспринимается как единое целое, состоящее из структурных элементов. Ряд исследователей выделяют еще один уровень — глубинно-семантический : читатель уже изучает текст, ведет диалог с автором, оценивая сильные и слабые места его сообщения, развивая авторскую мысль и определяя перспективные направления дальнейшего исследования. Таким образом, сам по себе текст еще не есть знание; он становится таковым, будучи понятым читателем. Основное значение для понимания текста читателем имеет владение им терминоло гией данной научной отрасли.

1 http://shum.cc.huji.ac.il/~bluer/ISSI

Терминология и условные обозначения

Общеизвестно, что язык науки носит более выраженный кодовый характер, нежели язык повседнев ного общения. Наибольшее отражение это находит в разработке специфических языков научных дисциплин. По мере становления научной дисциплины вырабатывается ее внутренний язык, своеобразный научный "сленг", который делает его малодоступным для понимания в других областях знания. Например, в медицине и биологии широко используется латынь; комплекс симптомов, обусловленных единым патогенезом, называют синдромом по фамилиям его исследователей (синдромы Дауна, Кандинского—Кле рамбо, Меньера и т.д.). В тех областях, где математический аппарат достаточно давно выработан, ученые стараются пунктуально соблюдать принятую символику, вплоть до того, что одноименные величины обозначают одними и теми же буквами: это особенно хорошо заметно в традиционных разделах физики (V — скорость, t — время) и в классических разделах техники. Такие же условности соблюдаются и в математической статистике. Например, выборочные оценки параметров принято обозначать латинскими буквами, а параметры, относящиеся ко всей генеральной совокупности (популяции), обозначают буквами греческого алфавита. Иными словами, в науках нельзя понять общий смысл сказанного, не вникнув в сами законы пользования языком науки, не постигнув в какой-то мере метаязык науки (т.е. язык, на котором описывается сам язык науки) [13]. Ранее мы писали об отсутствии стандартизации в отечествен ной биометрической терминологии [14]. Первые попытки такой стандартизации были сделаны в 30-х годах нашего столетия. Однако инициатива здесь принадлежала статистикам-экономистам и интересы медиков и биологов при этом не были учтены. Созданный комиссией ЮНЕСКО и затем доработанный известным статистиком М.Дж. Кендаллом словарь статистических терминов не мог широко применяться в биомедицине, поскольку был составлен на английском языке. В такой ситуации, очевидно, имеет смысл использовать терминологию, которая издавна применяется в отечественных работах по математиче ской статистике . Незнание или непонимание этой терминологии приводит к тому, что в части проанализированных нами работ наблюдается использова ние столь бессмысленных комбинаций терминов 1,2, что они могут конкурировать с известными высказываниями одного современного политического деятеля ("У меня нет вопросов к русскому языку"; "...моя специальность и жизнь проходили в атмосфере нефти и газа..." и т.д.).

Рис. 2. Зависимость приращения тезауруса (DТ) читателя от исходного объема его тезауруса (Т) при получении информации.

Объяснение в тексте.

Причины игнорирования статистической терминологии в биомедицинских публикациях различны. В одних случаях это просто незнание такой терминологии и соответственно используемых методов биостатистики. В других случаях авторы, владея этой терминологией, не считают необходимым ее использовать в силу традиций конкретного журнала или требований редакционной коллегии. Наконец нужно учитывать и неоднородность авторских коллективов: как правило, в них существует доминирующее "ядро", которое старается акцентировать содержание статьи на результатах исследования и их интерпретации, нередко в ущерб описанию методологии, в том числе ее статистическим аспектам. В результате нарушается необходимая гармоничность сообщения, которая делает сообщение не только информацион но самодостаточным, но и эмоционально окрашенным, способствуя его лучшему восприятию и запоминанию. Статья, в которой нет сведений о методологии анализа данных либо вообще, либо эти сведения изложены очень непонятно, вряд ли вызовет осознанное чувство доверия к результатам, что уменьшает шансы цитирования ее в последующих работах. Подобный стиль статьи чаще всего обусловлен единственной целью публикации љ— формально зафиксировать приоритет описываемого результата, не раскрывая при этом своим потенциальным конкурентам и критикам деталей процесса исследования.

1 http://www.doktor.ru/doctor/biometr/kk/index.htm

2 http://www.doktor.ru/doctor/biometr/lib/lis/index19.htm

Мотивация и цель публикации

При написании статьи автор ориентируется на уровень будущего восприятия и понимания своего сообщения читателями. Причины, определяющие эту ориентацию, — мотивация и конкретная цель публикации. В ряде работ отмечается: "Целью научной статьи в идеальном случае является сообщение о важных исследовательских результатах ради прогресса человеческого знания... Если бы это было ее единственной целью, общественное признание публикации не вызывало бы никаких проблем... В реальном мире ситуация оказывается более сложной — в числе мотивов публикации включаются различные внешние требования... К примеру, у пишущих статьи могут быть следующие мотивы:

1. Сохранение или упрочение профессионального статуса в данной дисциплине или в той или иной организационной иерархии.

2. Улучшение своего послужного списка и увеличение списка публикаций с тем, чтобы укрепить свои позиции при решении проблемы повышения оплаты или получении более высокой должности.

3. Адаптирование к традициям науки, предостав ление права судить о степени завершенности своей работы коллегам и авторитетным специалистам.

4. Получение удовлетворения от самого факта увидеть свою работу напечатанной.

5. Обеспечение новых контактов с коллегами, работающими в том же направлении.

Исследовательские организации также имеют ряд мотивов, который стимулирует публикации работ своих сотрудников. ... Эти различные мотивы выхолащивают основной смысл научной публикации, порождают сложную структуру предпочтений и склонностей созидателей информации, реальное влияние которой на коммуникационный процесс требует более детального понимания и изучения" [15].

Особенность биомедицинских публикаций заключается в том, что они достаточно быстро устаревают и имеют малый период полужизни 1 по сравнению с публикациями в других отраслях науки. Ниже приведены периоды полужизни публикаций по некоторым отраслям знания [17].

1 Термин предложен в 1960 г. Р. Бартоном и Р. Кеблером для описания процесса устаревания статьи по аналогии с периодом полураспада радиоактивных материалов [16]. Смысл понятия "период полужизни" заключается в том, что с "возрастом" публикация теряет свою ценность как источник научной информации и в силу этого уменьшается частота ее цитирования.

Согласно этой оценке 50% всех цитируемых статей по биомедицине были опубликованы в течение трех последних лет. Однако эта оценка была произведена в 1960 г., следовательно, можно полагать, что в настоящее время данный период стал еще меньше.

К этому же результату приводит и наличие конкуренции. В одной из работ подчеркивается, что биологи работают в условиях острой конкуренции в своей специальности. Каждый из них стремится опубликовать частичные результаты, не дожидаясь возможности обрушить на головы своих пораженных коллег бомбу полного решения проблемы [18]. Очевидно, что это не может не сказываться на качестве научной публикации, подчас приводя даже к нарушению требования научной честности при изложении результатов исследования.

Неписанный закон о недопустимости плагиата и фальсификации в реальных условиях может нарушаться. Приведем лишь один пример такого нарушения: "В середине 70-х годов в среде биохимиков и нейрофизиологов громкую известность приобрело так называемое дело Галлиса, молодого и подающего надежды биохимика, который в начале 70-х годов работал над проблемой внутримозговых морфинов. Им была выдвинута оригинальная гипотеза о том, что морфины растительного происхождения и внутримозговые морфины одинаково воздействуют на нервную ткань. Галлис провел серию трудоемких экспериментов, однако не смог убедительно подтвердить эту гипотезу, хотя косвенные данные свидетельст вовали о ее перспективности. Опасаясь, что другие исследователи его обгонят и сделают это открытие, Галлис решился на фальсификацию. Он опубликовал вымышленные данные опытов, якобы подтверждающие гипотезу. …Однако его результаты никто не смог подтвердить, воспроизводя эксперименты по опубликованной им методике. Тогда молодому и уже ставшему известным ученому было предложено публично провести эксперименты на специальном симпозиуме в 1977 г. в Мюнхене под наблюдением своих коллег. Галлис в конце концов вынужден был сознаться в фальсификации. …Коллеги Галлиса перестали поддерживать с ним научные контакты, все его соавторы публично отказались от совместных с ним статей, и в итоге Галлис опубликовал письмо, в котором извинился перед коллегами и заявил, что прекращает занятия наукой" [19].

Очевидно, что в случае публикации менее оригинальных результатов желающих воспроизвести авторские эксперименты и перепроверить опубликованные результаты будет меньше, а стало быть, и вероятность обнаружения недостоверности таких результатов также уменьшится. Однако осуществить аналогичное параллельное исследование в большинстве случаев невозможно в принципе, поскольку автор не дает описания статистического анализа результатов наблюдений.

Известный исследователь философии и методологии науки П. Фейерабенд, касаясь этого аспекта научной деятельности, писал: "В противоположность предшествующей эпохе наука XX века отбросила всякие философские претензии и стала мощным бизнесом, формирующим мышление его участников. Хорошее вознаграждение, хорошие отношения с боссом и коллегами в своей "ячейке" — вот основные цели тех "человеческих муравьев", которые преуспевают в решении крохотных проблем, но не способны придать смысл всему тому, что выходит за рамки их компетенции…" [20].

В разных организациях эти мотивы проявляются по-разному. В недавней беседе с сотрудником одного из НИИ Томского научного центра РАМН выяснилось, что там существует балльная оценка работы отделений, согласно которой журнальная публикация или доклад на конференции оценивается в баллах (причем, чем выше статус издания либо конференции, тем большее количество баллов получает автор статьи). В результате премирование по итогам работы за год отделения и сотрудника пропорцио нально сумме набранных баллов. Мы привели этот пример не для того, чтобы осудить его или провести параллели с практикой "соцсоревнования". Каждый коллектив выбирает собственную тактику и стратегию поощрения научных кадров исходя из имеющихся условий. Однако их различие, обусловленное географическим положением и отраслевой принадлеж ностью, усиливает неоднородность мотивации публикаций и соответственно неоднородность их качества. В итоге содержание публикации нередко отражает подчас единственную цель — только сообщить о результатах исследования . Между тем у журнальной публикации должны быть и другие, не менее важные цели. В частности, публикация призвана донести до читателя результаты в таком виде, чтобы они стали осознанным знанием. Это означает, что полученные результаты и выводы должны быть представлены таким образом, чтобы читатель убедился в их достоверности, даже в отсутствии у него возможности непосредственно перепроверить эти результаты. Для этого в публикации по результатам эксперимен тальных исследований требуется представить биометрическое описание, включающее мотивационную и инструктирующую компоненты 1. В мотивационной части необходимо описать мотивы выбора автором статьи тех или иных методов биометрии для анализа наблюдений. Аргументация этого выбора должна быть столь убедительной, чтобы читатель выбрал именно этот статистический метод для своих собственных аналогичных исследований. В инструктирующей же части надо описать последовательность этапов биометрического анализа, чтобы читатель, воспроизве дя их, мог получить аналогичные результаты на собственных данных. Таким образом, автор должен пытаться воспринимать текст своего же сообщения с позиции читателя. В реальности же то, насколько осуществимо это пожелание, во многом определяется как личностью самого автора, так и количеством соавторов статьи.

Влияние личности автора иколичества соавторов на стиль публикации

Немалое влияние на стиль публикации оказывает тип личности ученого. Понятие "средний автор", как и понятие "средняя температура больных в больнице" не имеют смысла. Известный канадский биолог и врач, автор концепции стресса Г. Селье дает достаточно четкую характеристику ученых: собиратель фактов, усовершенствователь, книжный червь, классификатор, аналитик, синтезатор, "высушенная лабораторная дама", "крупный босс" и т.д. [21]. В главе "Как писать?" Г. Селье очень точно описывает трудности, связанные с принятием решения о написании статьи. "До тех пор, пока свидетельства в пользу какого-либо научного факта недостаточны, публикацию следует отложить. …Все дело в том, что настоящий ученый любит предельную ясность, и им владеет предчувствие, что, как только он начнет писать, отсутствие ясности и системы в его записях — и, боже сохрани, даже в экспериментах! — станет мучительно очевидным".

Не менее важно и количество авторов статьи (так, в проанализированных нами статьях число авторов колебалось от 1 до 12), поскольку при наличии нескольких соавторов им необходимо согласовывать отдельные, нередко различающиеся по стилю части своего сообщения. В каждом научном коллективе существуют свои традиции выбора соавторов публикации. Кого включать в число соавторов, а кому выразить признательность в конце статьи — всегда достаточно щепетильный вопрос. Однако стиль публикации и другие характеристики статьи чаще всего определяются одним из соавторов. Именно он пишет план статьи и выступает организатором ее публикации. В ряде направлений биомедицины полноценные исследования и публикации возможны только в результате соединения целенаправленных усилий группы ученых. Оказалось, что количество соавторов имеет отрицательную корреляцию с частотой цитирования: она резко уменьшается с увеличением числа соавторов работы [12]. Снижению качества таких работ способствует также существующая в ряде коллективов практика включения авторами публикации в число соавторов своих непосредственных руководителей — заведующих лабораторией (отделом, отделением), директора НИИ и т.д. Особенно часто это наблюдается при публикации малотиражных (100—200 экземпляров) тезисов докладов конференций. Известен, к примеру, такой факт. В мае 1981 г. коллеги Дж. Дарси по Национальному институту крови, сердца и легких испытали шок, узнав, что он занимается фальсификацией результатов исследова ния. Из 18 статей Дж. Дарси в 13 его соавторами были либо научный руководитель, либо те, от кого зависело получение гранта. "Нужные люди", как правило, не вникали в суть работы. …Кроме этого, Дж. Дарси настолько небрежно вел дневники опытов, что порой допускал анекдотические ошибки. Например, согласно анамнезу, 17-летний юноша, страдающий необычным сердечным недугом, имел четырех детей: 4, 5, 7 и 8 лет. Это не была описка, ибо цифры фигурировали и в таблице, и в тексте [22].

Проведенный нами анализ показал, что большие авторские коллективы (7 человек и более) характерны для тезисов докладов конференций, а не для полноценных журнальных статей. Кроме перечисленных факторов, на стиль статьи влияют наименование и престижность журнала, для которого готовится сообщение; время между поступлением статьи в редакцию до ее выхода в свет (обычно от полугода до 2 лет); принадлежность авторов к конкретным научным школам, организациям, их возраст и опыт и т.д.

Неоднородность читательской аудитории

Аудитория читателей также весьма неоднородна по мотивам, заставляющим обращаться к той или иной статье. Поэтому автору публикации достаточно трудно представить себе потенциальных читателей. Еще более проблематично для него представить обобщенный тезаурус этого читательского коллектива. В итоге автор ориентируется на стиль публикаций по аналогичной тематике, на требования редакции журнала и некоторые собственные предположения. Между тем тезаурусы будущих читателей публикации еще более разнородны, чем тезаурусы авторов статей и редакций журналов, так как численность читательской аудитории значительно превосходит количество авторов публикаций в конкретном журнале. Тактика выбора такого обобщенного читательского тезауруса, на который автор должен ориентировать ся, работая над публикацией, видимо, достаточно индивидуальна. Однако если пытаться достичь максимального суммарного приращения читательского тезауруса, то имеет смысл выбирать в качестве "крайнего левого" читателя на горизонтальной оси (см. рис. 2), как минимум, студентов старших курсов вуза. Вместе с тем, учитывая достаточно низкий уровень подготовки основной массы будущих читателей в области биометрии, этап статистического анализа результатов наблюдений необходимо описывать еще подробнее. Впрочем, есть и другие мнения на этот счет. Так, согласно одной из моделей экономической  эффективности информационной службы, в отсутствие возможности информировать всех — следует информировать только часть, но делать это с максимальной полнотой, а не дробить информационные ресурсы "всем понемногу" [23].

1 Для биомедицинских статей типичной является следующая структура: "Введение", "Материалы и методы", "Результаты и обсуждение", "Выводы". В разделе "Материалы и методы" можно (и нужно!) представлять биометрическое описание, состоящее из двух компонент: мотивационной и инструктирующей.

Различие целей автора, читателя и редакции

Рассмотрим теперь последнюю часть триады — редакцию журнала, у которой свои цели и свой коллективный тезаурус. Очевидно, что цели редакции в принципе не могут быть идентичны целям авторов и читателей. Автор и читатель, являясь участниками процесса производства и потребления научного знания, относительно подобны друг другу. Для журнала же статьи выступают уже в роли товара, который должен быть реализован, поэтому коллектив редакции решает многие сложные и специфические задачи, о существовании которых нередко и не подозревают ни авторы, ни читатели. Специфика этих задач приводит к существенному различию тезауруса редакции журнала и тезаурусов автора и читателя, которое в свою очередь будет влиять на оценку качества и актуальности материалов, поступающих в редакцию. Данную специфику не может полностью устранить даже привлечение экспертов и рецензентов, хотя бы в силу того, что их гораздо меньше, чем авторов, а уровень знаний в узкоспециальных вопросах не всегда сопоставим с авторскими познаниями. Особенно отчетливо это проявляется в междисциплинарных публикациях. Не будем забывать и то, что большинство журналов издаются в Москве, где находятся руководящие органы биомедицинских отраслей. Поэтому редакции журналов неизбежно становятся объектами внимания "телефонного права": "Юрий Николаевич, у моего аспиранта скоро защита. Пожалуйста, опубликуйте в следующем номере нашу статью". В этой ситуации корректирую щей обратной связью могли бы быть оперативные отклики читателей на публикации. Однако для читателей это сопряжено с известными усилиями. Кроме того, неизвестно, насколько точно редакция воспроизведет читательские отклики автору публикации, да и сочтет ли это вообще необходимым. Отсутствие же такой оперативной обратной связи не способствует быстрой оценке качества журнальных публикаций и реагированию редакции.

Возможные пути оптимизации научных коммуникаций

Перспективным направлением оптимизации научных коммуникаций является идея супержурнала, или журнала-хрестоматии, в котором бы перепечатывались рефераты лучших статей из 10 или большего числа узкопрофильных журналов [17]. Такой журнал мог бы вместе с рефератами статей давать комментарии к ним известных специалистов. За рубежом эта форма становится достаточно популярной. В 1996 г. такой журнал в области медицины появился и в России — это "Международный журнал медицинской практики". По нашему мнению, многие проблемы в сфере научных коммуникаций могут быть разрешены (и частично уже разрешаются) с помощью электронных компьютерных сетей. В условиях развития таких сетей судьбу печатных научных изданий можно прогнозировать достаточно уверенно. На первом этапе будет параллельное функционирование бумажной и электронной версий научных журналов, что в ряде изданий уже и происходит. При этом электронная версия вначале будет дайджестом бумажной версии номера. На втором этапе сначала будет появляться электронная версия (бесплатная краткая и подписная полная), а уж вслед за ней и полная бумажная версия. В последующем электронные версии начнут самостоятельную жизнь. При этом содержание статей в обеих версиях журналов не обязательно будет полностью идентичным. К примеру, материал данной статьи по просьбе редакции Международного журнала медицинской практики был сокращен примерно вдвое. Полную же исходную версию этой статьи читатели могут найти в электронном журнале "Биометрика" . Бумажные версии при этом трансформиру ются в журналы, публикующие наиболее важные статьи ("нетленка") с подробным изложением всех деталей и аспектов исследования. Неким аналогом этих будущих бумажных изданий можно назвать такие известные журналы, как "Успехи физических наук", "Доклады Академии наук РФ", "Труды Института инженеров по электротехнике и радиоэлектронике (IEEE)" и т.п. Для подтверждения тезиса о первичном параллельном "хождении" бумажной и электронной версий можно сослаться на опыт ряда отечественных изданий и таких известных издательств, как "Wiley & Sons", "Elsevier", "Springer" и т.д. В России, Украине и Белоруссии уже функционирует немало медицинских Web-серверов, электронных журналов и телеконференций по биологии и медицине. Это широко известная сеть "Медлюкс", "Русский медицинский сервер" , "Мама.Ru" , "Безбумажный Общий Медицинский Журнал" (БОМЖ), "Сибирская Информационная Медицинская Ассоциация" (СИМА), "Все лечиться хочут"7 и многие другие. Анализ посещаемости электронных журналов по биомедицине показывает высокий уровень интереса к ним со стороны читательской аудитории. По мере развития отечественных компьютерных сетей на периферии региональные издания начнут более активно участвовать в создании научных коммуникаций. Этот процесс уже заметен сейчас. К примеру, в 1996 г. возобновилось издание "Сибирского медицинского журнала", выходившего в Томске и Новониколаевске (Новосибирск) в период с 1922 по 1931 г. В беседе с автором данной статьи заведующий редакцией этого журнала А.Ю. Коломийцев заявил о ближайших планах создания полнотекстовой электронной версии. Такие региональные издания будут функционировать на базе крупных вузов и академических НИИ, становясь профильными научными журналами. Возрастание роли региональных изданий и электронных журналов с резким сокращением сроков публикации приведет к оттоку авторов и подписчиков от центральных журналов. Этому же будут способствовать и решения региональных диссертационных советов о признании электронных статей диссертантов полноценными научными публикациями. Поэтому в обозримом будущем роль центральных биомедицинских журналов существенно изменится. В частности, можно прогнозировать усиление внимания этих журналов к зарубежным читателям и авторам, проживающим не только на территории бывшего СССР, но и в странах Европы, Америки и т.д. В результате существенно трансформируются как структура журналов, так и требования к поступающим материалам, все более приближаясь к мировым стандартам. Это приведет к тому, что в скором времени стандартом станет разрешение на отправку статей по электронной почте в определенном формате, а в результате снизятся расходы журналов на верстку и сократятся сроки публикации. Уже сейчас многие зарубежные журналы принимают статьи по электронной почте только в формате LaTeX, а ряд отечественных журналов в формате WinWord. В этом случае как одно из условий публикации статьи станет логичным требование о предоставлении вместе с текстом статьи и исходных эксперименталь ных данных. Такое требование будет способствовать созданию при редакциях наиболее серьезных биомедицин ских журналов баз экспериментальных данных по их тематике. Доступ же к этим базам данных через электронные версии журналов станет дополнительным мощным стимулом для подписки на этот журнал как для отечественных, так и для зарубежных специалистов. Однако можно предположить, что такое требование будет встречено одобрительно далеко не всеми.

"На Западе давным-давно перестали верить в идеальный портрет ученого-подвижника, живущего интересами науки, для которого истина — превыше всего. Реальность современного мира — ученый, которому не чуждо все человеческое, включая и пороки и достоинства. Он подвержен и честолюбию, и стремлению к материальному достатку, и прочим стимулам, способным склонить его к обману. Действительно, итогом долгих размышлений и экспериментов являются отрицательные результаты; если журналы не принимают публикации с такими результатами, а карьера зависит от этого — искушение подправить данные может быть трудно преодолимым. Так, из 32 авторов, опубликовавших статьи в одном из научных журналов США, 21 под разными предлогами отказались представить редакции исходные материалы " [24].

Несомненно, что такое требование существенно поднимет качество биометрического анализа экспериментальных биомедицинских исследований и достоверность приводимых в статьях результатов. В этих условиях статистическое рецензирование статей при участии опытных биостатистиков, с инициативой которого уже выступил ряд научных журналов, будет вполне реально и полезно [25].

Благодарность. Автор выражает свою признатель ность и глубокую благодарность за плодотворное обсуждение данной работы декану факультета информатики Томского государственного университета Б.А. Гладких и директору научной библиотеки Сибирского государственного медицинского университета Л.М. Федоровой за предоставленную возможность пользования фондом библиотеки в процессе работы по данной тематике.

Все замечания и предложения по материалу статьи автор с благодарностью примет по e-mail: point@statleo.tomsk.su.


Литература

1. Прайс Д.Д. де Солла. Малая наука, большая наука. В кн.: Наука о науке. М 1966;281—4.

2. Коммуникация в современной науке. Логика и методология науки. Сб. пер. М: Прогресс 1976.

3. Кочергин А.Н., Цайер З.Ф. Информациогенез и его оптимизация. Новосибирск: Наука 1977.

4. Коган В.З. Информационное взаимодействие. Томск: ТГУ;1980.

5. Михайлов А.И. Управление информационной средой как условие научной деятельности. Вестн АН СССР 1979;9:36—43.

6. Cоколов Б.С. Полвека размышлений в биологии. Природа 1983;6:118.

7. Шрейдер Ю.А. Об одной модели семантической информации. В кн.: Проблемы кибернетики. М: Наука 1973.

8. Шрейдер Ю.А. Язык как инструмент и объект науки. Природа 1972;6:66—73.

9. Налимов В.В., Мульченко З.М. Наукометрия. Изучение развития науки как информационного процесса. М: Наука 1969.

10. Шмальгаузен И.И. Кибернетические вопросы биологии. Новосибирск: Наука 1968.

11. Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М 1979:285.

12. Налимов В.В., Мульченко З.М. К вопросу о логико-лингвис тическом анализе языка науки. В кн.: Проблемы структурной лингвистики. М Наука 1972.

13. Шрейдер Ю.А. Язык как инструмент и объект науки. Природа 1972;6:66—73.

14. Леонов В.П., Ижевский П.В. Применение статистики в статьях и диссертациях по медицине и биологии. Часть I. Описание методов статистического анализа в статьях и диссертациях. МЖМП 1998;4:7—12.

15. Первичные формы научной коммуникации. В кн.: Коммуникация в современной науке. Логика и методология науки. Сб. пер. М: Прогресс 1976.

16. Burton R.E. and Kebler R.W. The "half-life" of some scientific and technical literatures. American Documentation 1960;1:98—109.

17. Михайлов А.И., Черный А.И., Гиляревский Р.С. Научные коммуникации и информатика. М: Наука 1976.

18. Хэгсром У. Соперничество в науке. В кн.: Научная деятельность: структура и институты. М: Прогресс 1980.

19. Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. М: Контакт — Альфа 1995.

20. Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки: Пер. с англ. и нем. М: Прогресс 1986.

21. Селье Г. От мечты к открытию: Как стать ученым. Пер. с англ. М: Прогресс 1987.

22. Логинов В.С., Дорошенко С.И. Мошенничество в науке. Химия и жизнь 1992;3:22—5.

23. Арапов М.В., Шрейдер Ю.А. Экономическая эффективность информационной службы. Научно-техническая информация 1983;7(серия 2):7—11.

24. Сент-Джеймс-Роберт Ай. Заслуживают ли доверия ученые? Этический кодекс ученого. Реферативный сборник. М: ИНИОН 1980.

25. Бащинский С.Е. Статистика умеет много гитик. МЖМП 1998;4:13—5.


Возврат к содержанию| Возврат на home page "Международного журнала медицинской практики"