Савельева М.И.

ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России, Москва, Россия

Сычев Д.А.

ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России, Москва, Россия

Возможности трансдермальных систем доставки лекарственных средств, применяемых при хронических заболеваниях вен

Журнал: Флебология. 2018;12(1): 40-49

Просмотров : 525

Загрузок : 24

Как цитировать

Савельева М. И., Сычев Д. А. Возможности трансдермальных систем доставки лекарственных средств, применяемых при хронических заболеваниях вен. Флебология. 2018;12(1):40-49.
Savel’eva M I, Sychev D A. Potential of the Transdermal Drug Delivery Systems for the Topical Treatment of Chronic Venous Diseases. Flebologiya. 2018;12(1):40-49.
https://doi.org/10.17116/flebo201812140-49

Авторы:

Савельева М.И.

ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Минздрава России, Москва, Россия

Все авторы (2)

История создания и применения топических форм лекарственных средств (ЛС) уходит в далекое прошлое человеческой цивилизации. В V—IV вв.еке до н.э. в медицине использовали припарки сырых или вареных растений, измельченных с вином или маслом; мази с различными компонентами растительного, животного и минерального происхождения на основе меда, масла, свежего свиного сала, сгущенных соков и сгущенных водных и винных отваров растений. Позже появились компрессы, пластыри, ароматические лепешки, кремы и гели.

Трансдермальная доставка ЛС имеет большие перспективы как альтернатива пероральному и внутривенному назначению и особенно привлекательна для пациентов, страдающих хроническими заболеваниями. В силу того, что трансдермальная доставка является простой в применении, этот подход способствует приверженности, одной из важных проблем лечения пациентов. По оценкам аналитиков фармацевтического рынка, мировые объемы продаж трансдермальных форм будут расти [1, 2]. Это связано как с разработкой новых ЛС, так и с увеличением количества трансдермальных систем доставки [1, 3].

Фармакологические и фармакокинетические особенности ЛС топического применения

Изучению фармакокинетики ЛС уделяется большое внимание на всех этапах доклинического и клинического эксперимента. Различие путей поступления ЛС в организм человека объясняет и различие процессов их всасывания, распределения, метаболизма и выведения, что связано в первую очередь со сложностью тканевых барьеров, которые преодолевает ЛС перед попаданием в системный кровоток. На рис. 1 схематически

Рис. 1. Сравнительная фармакокинетика ЛС при различных путях введения в организм человека [4].
представлена сравнительная фармакокинетика ЛС в зависимости от путей введения в организм человека [4]. В настоящее время современные знания в области клинической фармакокинетики позволяют врачу «управлять судьбой ЛС в организме больного», осуществляя максимально эффективную и безопасную фармакотерапию.

Одним из самых простых и коротких на первый взгляд путей попадания ЛС в системный кровоток является местный путь введения способом аппликации ЛС на кожу. При местном топическом применении ЛС вынужденно преодолевает только кожный барьер, после чего попадает сначала в капиллярный, а затем в системный кровоток, минуя «первичный эффект» прохождения через печень. При тщательном рассмотрении структуры кожного барьера выясняется, что верхний плотно упакованный роговой слой, покрывающий эпидермис, под которым располагается капиллярная сеть, практически непроницаем для любых веществ (водо- и жирорастворимых), что играет важную защитную роль для организма человека. Все процессы чрескожного всасывания происходят только через придатки кожи (волосяные фолликулы, потовые и сальные железы), что составляет всего лишь 1% поверхности тела человека. Таким образом, кожа является самым сложным органом для всасывания ЛС и важной целью при создании новых ЛС для топического применения выступает увеличение всасывания.

Путями увеличения всасывания ЛС через кожу являются: трансдермальные терапевтические системы ЛС (например, пластыри и пленки) и трансдермальные системы доставки ЛС с использованием энхансеров (enhancer) ‒ усилителей всасывания ЛС (например, липосомальные гели, эмульгели, мази, кремы и др.). Трансдермальные формы доставки имеют свои преимущества и слабые места по сравнению с другими формами (пероральными, внутрисосудистыми, внутриполостными и др.) [1, 3, 5]. К преимуществам трансдермальных форм относятся: отсутствие прямого раздражающего воздействия на слизистую желудочно-кишечного тракта и эффекта «первого прохождения» через печень (в отличие от препаратов для перорального приема); неинвазивность, безболезненность (в отличие от инъекций); контролируемое высвобождение препарата, возможность длительного высвобождения действующего вещества (до недели), возможность быстрого прекращения терапии; увеличение комплаентности пациента и простота использования, пациент способен самостоятельно пользоваться препаратом [1, 3, 5]. К недостаткам трансдермальных форм относятся: ограниченное количество молекул, потенциально пригодных для трансдермального применения; локальное раздражение кожи; ограничение дозы используемого активного вещества; задержка наступления клинического эффекта, связанная с прохождением препарата через кожу, и непостоянство скорости абсорбции препарата [1, 3, 5]. В современной фармакологии различают четыре основных типа трансдермальных форм доставки ЛС [6, 7] (рис. 2).

Рис. 2. Типы дизайна трансдермальных форм [6, 7].

Гели, как представители I типа — это полутвердые системы, состоящие из малых и больших молекул, диспергированных (разбросанных) в жидком водном растворителе. Синтетические макромолекулы, например карбомер-934, дериваты целлюлозы и натуральные смолы, обычно используются в качестве гелевых агентов. Гели делятся на неорганические и органические. В неорганических гелях используется двухфазная система, а в органических — однофазная система. Гели могут содержать воду (гидрогели) и органические жидкости (органогели) [7]. В отличие от геля, который имеет гидрофильную основу, у мази гидрофобная основа. Гель быстро распределяется, практически моментально подсыхает и хорошо держится на коже, образуя тонкую пленку, не закупоривая поры. Мазь впитывается намного медленнее, может способствовать закупориванию пор. Мазь за счет своей жировой базовой основы обладает преимущественно увлажняющим, смягчающим действием. Она наносится главным образом на шелушащиеся, раздраженные места, прекрасно излечивает поверхность кожи. Гель одновременно и подсушивает, и поставляет воду в организм. Поэтому он хорош для мокнущих ранок, а также для «поверхностных» суставов и глубоких слоев кожи. Жирную мазь сложнее устранить с одежды, чем нежирный, легко смывающийся гель [8]. Следует упомянуть еще одну мягкую лекарственную форму — крем. Крем получил свое название из-за того, что в его основе долгое время использовались сливки и воск. Современная мягкая форма также состоит из основного лекарственного вещества и основы, которая является легкой, содержащей эмульсию и воду. Отличительной чертой крема считается его способность оказывать сильное местное воздействие, однако он практически не имеет системного эффекта на весь организм. Это связано с тем, что мягкая форма не проникает в кровоток и соответственно не может эффективно применяться при лечении хронической венозной недостаточности (ХВН) [9].

Липосомальные системы доставки ЛС

Появление нанотехнологий и формирование на их основе новых лекарственных форм дало мощный толчок для создания ЛС с улучшенными свойствами преодоления биологических барьеров. Современная фармакология уже имеет в своем арсенале наночастицы (от 10 до 1000 нм — 1 мкм), которые содержат ЛС и могут доставлять их в клетки. Примером таких биологических наночастиц являются липосомы [10]. Липосомы — сферические двухслойные мембраны, содержащиеся внутри Л.С. История липосом начинается с 60-х годов ХХ века, когда английский ученый Алек Бэнгхем вместе с коллегами, проводя исследования поведения фосфолипидов в водных средах, на электронных микрофотографиях увидел слоистые частицы, похожие на мембранные структуры клетки (рис. 3)

Рис. 3. Структура липосом в сравнении с мицеллами [10].
[10].

Дальнейшие исследования показали, что неорганические ионы, присутствующие в растворе, включаются внутрь этих частиц и удерживаются там длительное время. Так впервые было установлено, что фосфолипиды, являющиеся основными компонентами клеточных мембран, способны самопроизвольно образовывать в воде замкнутые мембранные оболочки, которые захватывают часть окружающего водного раствора, а образующая их фосфолипидная мембрана обладает свойствами полупроницаемого барьера. Липосомы способны самопроизвольно заключать в себя среду, в которой находятся, и переносить заключенные в них молекулы химических соединений [10].

Фармакотерапевтические преимущества липосом обусловлены рядом факторов, среди которых природная биосовместимость, избирательность депонирования относительно клеток, находящихся в состоянии гипоксии, возможность регулировать свой липидный состав и тем самым изменять фармакокинетику и фармакодинамику. Липосомальные системы следует рассматривать не только как носители ЛС, но и как самостоятельные факторы фармакологической коррекции патологических состояний. Механизм действия липосом, возможно, заключается в модификации фосфолипидного ок-ружения ионных каналов, мембранных рецепторов и ферментов: если оно меняется, то соответственно меняется и их активность. Меняя липидный состав липосом, можно направленно изменять их фармакологические эффекты. Липосомы в качестве нанопереносчиков активно разрабатываются для фармацевтических средств накожного применения, например, однослойные липосомы, переносчики водорастворимого полисахарида гепарина натрия, который растворяется в водной части переносчика [10].

В частности, эссенциальные фосфолипиды (ЭФ) способствуют формированию липосом, которые выступают в роли трансдермальной транспортной системы. Липосомы в отличие от мицелл одновременно играют роль наноконтейнеров-нанопереносчиков для других ЛС, в частности эсцина и гепарина, входящих в состав Детрагеля, который может служить примером самоорганизующейся липосомальной трансдермальной системы доставки основных действующих веществ — эсцина и гепарина.

Наличие большого числа гидроксильных групп, как, например, у эсцина позволяет молекулам биофлавоноидов образовывать водородные связи с липидами, что способствует их взаимодействию с более полярными областями и обеспечивает его транспортировку липосомами в отличие от диосмина, который обладает меньшей способностью к транспортировке липосомальными системами вследствие недостаточного наличия гидроксильных групп [11, 12].

Известно, что в основе везикулярного транспорта лежит пиноцитоз/эндоцитоз – биологический тип абсорбции (рис. 4)

Рис. 4. Сравнение путей транспорта ЛС через мембрану [4, 13].
[4, 13]. В этом типе абсорбции ЛС с большими молекулами, например белков или липофильных курьеров, таких как липосомы или капельки микроэмульсии, могут пересекать мембрану путем физического принуждения или путем впитывания мембраной молекулы препарата или комплекса (препарата вместе с курьером). Процесс начинается, когда мембрана охватывает молекулу или частицу, прерывается и формирует покрытую мембраной частицу. Затем покрытая молекула или частица транспортируется сквозь барьер к противоположной стороне, где препарат или частица выпускается. Пиноцитоз может быть ответственным за транспортировку малых количеств макромолекул [4, 13].

Появление в фармакологии понятия энхансера, т. е. вещества, усиливающего проникновение основных веществ в более глубокие слои кожи вплоть до капиллярной системы, активизировало поиск таких химических веществ и привело к формулированию свойств «идеального энхансера». Проведенные сравнительные исследования по добавлению к тестостерону для топического применения различных спиртов в качестве энхансеров показали ряд существенных преимуществ комбинации алкоголя (fatty alcohol) и этоксидигликоля (ethoxydyglicol) по сравнению с отдельно используемыми спиртами и этоксидигликолем [10]. Таким образом, идеальный энхансер должен отвечать следующим характеристикам: снижать защитную функцию кожного барьера только в месте применения; не допускать выхода эндогенных веществ в окружающую среду через ослабленный кожный барьер; иметь высокую степень проникновения в кожу, чтобы доставить основное ЛС по назначению; хорошо распределяться по коже без проявлений кожного дискомфорта; механизм действия и метаболизм энхансера должен быть изучен [10]. Уже в упомянутой комбинации эсцин+гепарин+ЭФ можно увидеть важную роль самоорганизующейся липосомальной системы доставки, где основную роль играют ЭФ, которые в присутствии энхансеров (спиртов: изопропанола и глицерола) увеличивают всасываемость и проникновение в более глубокие слои кожи основных действующих веществ эсцина и гепарина, оказывающих свои фармакодинамические эффекты на проявления ХВН.

В исследованиях японских ученых T. Majima (1995) и H. Yoshida (2000) продемонстрировано, как значимо различается фармакокинетика одних и тех же действующих веществ на примере диклофенака, поступивших в организм пациентов разными путями доставки. При сравнении фармакокинетики ЛС, имеющих пероральный и топический пути применения, оказалось, что уровни концентрации действующих веществ, в частности в зоне воспаления пораженных суставов при остеоартрите, имеют практически сходные показатели (статистически неразличимые), а уровни концентрации диклофенака в системном кровотоке различались многократно, из чего был сделан вывод, что системными эффектами, связанными с развитием побочных реакций, при применении топической формы исследуемого препарата можно пренебречь, что в свою очередь позволяет улучшить качество жизни и приверженность пациентов при длительном лечении.

Существует проблема, связанная с применением топических ЛС, — это соответствие физико-химических свойств веществ параметрам кожного всасывания. B. Thomas и B. Finnin [14, 15] в 2002 г. описали характеристики «идеального кандидата» для трансдермального всасывания: 1) молекулярная масса только в несколько сотен дальтон (1 дальтон = 1,660 540 2 (10)·10–24 г); 2) хорошая растворимость как в липидах, так и в водных растворах (коэффициент распределения октанол/вода от 1 до 3); 3) температура плавления ниже 200 oC; 4) доза препарата должна измеряться миллиграммами. При сравнении молекулярных масс основных действующих веществ, входящих в детрагель, обнаружено, что молекулярная масса эсцина составляет 1131,26 г/моль, эссенциальных фосфолипидов — 666,7 г/моль, а гепарина — 6000—20000 г/моль. Таким образом, гепарин, имеющий самую большую молекулярную массу, может встретить существенные трудности в процессе трансдермального всасывания [15].

Данная проблема успешно решается при использовании липосомальных средств доставки. Так, в работе G. Betz и соавт. [16] показано, что на проникновение гепарина в эпидермис влияли молекулярная масса и использование липосомных форм. При этом нефракционированный гепарин легко проникал через дерму независимо от формы препарата и его накопление в дерме было достоверно усилено, а задержка проникновения по времени возрастала в присутствии липосом. Так, гепарин натрия, захваченный везикулами, смешивается в них с водой и этанолом [10]. Rades и соавт. обнаружили, что гепарин натрия, захваченный липосомами, не пенетрирует в кожу, но после выхода их жидкой фазы трансформируется в многослойные везикулы и пленочную жидкокристаллическую мезофазу (гель), так что эффект усиления пенетрации гепарина может быть связан именно с фосфолипидами липосом [Цит. 10]. Клинические исследования, проведенные Górski и соавт. (2005) и Katzenschlager и соавт. (2003, 2007) на пациентах с тромбофлебитом, продемонстрировали подобную эффективность по купированию боли, покраснения и редукции размеров тромбов именно при использовании лекарственных форм, содержащих липосомы [10]. Таким образом, циркулирующие липосомы могут улучшать трансдермальную доставку плохорастворимых ЛС путем усиления пенетрации и проникновения в более глубокие слои кожи за счет: увеличения растворимости действующих веществ; сродства к клеточной мембране; высвобождения инкапсулированных действующих веществ и способности их проникновения через кожу, а также фосфолипидов, играющих роль энхансеров (усилители) проникновения/инфильтрации действующих веществ [10].

Место топических ЛС в лечении ХЗВ

Основными направлениями лечения ХЗВ являются компрессия, фармакотерапия, хирургическое вмешательство и склеротерапия [17]. В фармакотерапии широко используются и топические средства. Их применение может оказать существенную помощь в устранении клинических симптомов ХЗВ. Данные Л.С. в виде мазей или гелей достаточно популярны не только у пациентов, но и у практикующих врачей [17].

Средства для местного применения, широко используемые во флебологической практике, можно разделить на группы [17].

1. Веноактивные средства. Как правило, препараты местного применения этой группы содержат троксерутин. Их применение обосновывают усилением эффекта пероральных препаратов или их заменой в случае побочных эффектов со стороны желудочно-кишечного тракта (язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки, гастрит, энтероколит и др.) [17].

2. Гепаринсодержащие средства. Наибольший клинический эффект обеспечивают при лечении и профилактике тромбофлебита поверхностных вен, а также с целью ликвидации кровоизлияний и инфильтратов в подкожных тканях после операции и склеротерапии. Прямых доказательств уменьшения частоты гиперпигментации при этом не получено [17]. Среди врачей-флебологов существует мнение, что клиническая эффективность гелей с гепарином зависит от количества действующего вещества [17]. Однако с точки зрения фармакокинетики и фармакодинамики гели, не содержащие энхансеров, усиливающих проникновение гепарина в кожу (например, фосфолипидов), могут быть менее эффективны из-за большой молекулярной массы гепарина натрия [15, 16].

3. Мази и гели на основе нестероидных противовоспалительных препаратов. Чаще всего назначаются в комплексной терапии тромбофлебита поверхностных вен и воспалительных изменений мягких тканей (индуративный целлюлит) и для уменьшения воспалительной реакции в послеоперационном периоде. При тяжелых формах ХЗВ их можно комбинировать с препаратами двух предыдущих групп с целью купирования болевого и судорожного синдромов [17].

4. Кортикостероидные мази (с содержанием гидрокортизона, триамцинолона, бетаметазона, флуметазона). Назначают в небольшом количестве 1—2 раза в сутки при проявлении симптомов дерматита или венозной экземы. Длительное применение препаратов этой группы может усилить неоваскулогенез в поверхностных слоях кожи с появлением телеангиоэктазий [17].

5. Анестезирующие мази. Используют для усиления обезболивающего эффекта, например с добавлением анестетика (полидоканола) [17].

6. Фунгицидные мази. Используют для устранения сопутствующей при осложненных формах ХЗВ грибковой инфекции [17].

Учитывая основные патогенетические механизмы развития ХЗВ, базисными группами топических препаратов считают первые две: веноактивные и гепаринсодержащие [18]. Препараты этих групп были упомянуты и в Международном консенсусе по лечению ХЗВ, создававшемся на основе принципов доказательной медицины [19]. При этом создатели документа подчеркивают, что наибольшие преимущества имеют местные средства на основе гелевых форм. Использование гепарина и гепариноидов в составе таких препаратов позволяет обеспечить основной противотромботический и вторичные, хотя и более слабые эффекты: противовоспалительный и обезболивающий (за счет инактивации гистамина), но только при условии наличия энхансеров всасывания либо липосомальной поддержки [10]. В противном случае выраженность и длительность терапевтического эффекта гепаринсодержащих топических препаратов может вызывать сомнения из-за трудности чрескожного всасывания. Это же касается препаратов, содержащих флавоноиды, для которых важно наличие большого числа гидроксильных групп, позволяющих молекулам биофлавоноидов образовывать водородные связи с липидами, что значительно улучшает чрескожное всасывание [10].

Топические препараты, сочетающие преимущества венотонизирующих и гепаринсодержащих агентов, относятся к перспективным направлениям фармацевтики, задачей которых является повышение эффективности местной терапии ХЗВ.

Клинико-фармакологические особенности современных трансдермальных систем доставки ЛС

Детрагель (эсцин+ЭФ+гепарин) можно использовать для коррекции симптомов ХЗВ и варикозной болезни с симптоматикой в виде боли, отеков, чувства тяжести, судорог нижних конечностей и телеангиэктазий. Препарат показан к применению при поверхностных флебитах и тромбофлебитах, а также при лечении травм, включая спортивные растяжения и ушибы.

Эсцин является флебоактивным средством, часто применяемым для уменьшения венозных симптомов. Эсцин обладает по меньшей мере тремя типами фармакодинамического действия [20]:

— противоотечным,

— противовоспалительным,

— венотонизирующим.

Эсцин препятствует снижению количества АТФ и снижает уровень фосфолипазы А2 в клетках эндотелия сосудов, также как и адгезии лейкоцитов [21]. Накопление лейкоцитов в пораженной ХВН конечности с их последующей активацией считается важным патофизиологическим механизмом ХВН, и эсцин действует, предотвращая активацию лейкоцитов [22]. Эсцин имеет противоотечные и венотонизирующие свойства, и вместе с ЭФ, обладающими способностью уменьшать агрегацию тромбоцитов и улучшать показатели вязкости крови, улучшает микроциркуляцию [20].

Особого внимания заслуживают ЭФ, ранее не применявшиеся в лекарственных формах для местного лечения ХЗВ. Они включены в состав геля в качестве агента, улучшающего всасываемость эсцина, что было изучено и доказано в исследовании с тремя группами добровольцев с ХЗВ и диабетической микроангиопатией [23].

По структуре ЭФ близки к эндогенным фосфолипидам, но из-за содержания ненасыщенных жирных кислот они превосходят природные компоненты функционально. ЭФ содержатся в мембранах клеток и органелл, являясь их составными элементами. Метаболические процессы в мембранах отвечают за регенерацию клеток в целом. В присутствии фосфолипидов мембранные энзимы становятся более активными, а продуцируемые ими ненасыщенные жирные кислоты относятся к предшественникам простагландинов (арахидоновая кислота), играющих основную роль в развитии воспалительного каскада [24, 25]. Посредством стабилизации мембран фосфолипиды препятствуют перекисному окислению липидов и образованию свободных радикалов, а также увеличению количества рецепторов липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) [26]. Таким образом, к фармакодинамическим эффектам ЭФ можно отнести: 1) мембранопротективное действие, так как ЭФ встраиваются в мембраны клеток и восстанавливают их структуру и свойства; 2) регенеративное действие, связанное с нормализацией метаболизма липидов (холестерин, триглицериды, ЛПВП) и белков; 3) опосредованное противовоспалительное и антиагрегантное действие, так как ЭФ препятствуют прог-рессированию воспалительного каскада [26]. Кроме того, ЭФ являются важным компонентом метаболизма. Фосфатидилхолины играют особенно важную роль в метаболизме липидов, вследствие своих липофильных и гидрофильных свойств. Также Э.Ф. обладают способностью уменьшать агрегацию тромбоцитов и улучшать показатели вязкости крови и, как уже говорилось, вместе с эсцином, обладающим противоотечными и венотонизирующими свойствами, улучшают микроциркуляцию.

Гепарин натрия, входящий в состав комбинации гепарин+эсцинат+ЭФ, снижает вязкость крови, уменьшает проницаемость сосудов, стимулированную брадикинином, гистамином и другими эндогенными факторами, и препятствует, таким образом, развитию стаза. Гепарин способен сорбироваться на поверхности мембран эндотелия и форменных элементов крови, увеличивая их отрицательный заряд, что препятствует адгезии и агрегации тромбоцитов [27]. Установлено, что гепарин ввиду высокой молекулярной массы плохо проходит через верхний слой эпидермиса человека, представляющего собой основной защитный барьер для чрескожного всасывания ЛС, что требует обязательного добавления энхансеров. Также доказано, что липосомные формы влияют на проникновение нефракционированного гепарина в кожу за счет способности фосфолипидов усиливать связывание гепарина с дермой [16].

Гепарин препятствует тромбообразованию и обладает противовоспалительным действием, чем также способствует улучшению микроциркуляции [28]. В клинических исследованиях комбинация гепа-рин+эсцинат+ЭФ дала положительный терапевтический эффект при лечении травм (в том числе спортивных, таких как гематомы и отеки), патологии венозных сосудов, связанных с ХЗВ [29]. В исследовании с участием пациентов с поверхностным тромбофлебитом применение 2 раза в день гелевой формы, содержащей гепарин, эсцин и ЭФ, привело к уменьшению отека, гиперемии, локальной гипертермии и боли через 7 дней лечения, при этом у большинства пациентов отмечалось полное исчезновение симптомов [30].

В ряде исследований [31, 32] сравнивали эффективность комбинации гепарин+эсцинат+ЭФ в виде геля с эффективностью плацебо у пациентов с ХВН, оценивая микроциркуляцию путем измерения чрескожного парциального давления кислорода (pO2) и чрескожного парциального давления углекислого газа (pCO2) в области поражения. В двух рандомизированных двойных слепых исследованиях у пациентов с венозными язвами соответственно простое нанесение геля гепарин+эсцинат+ЭФ улучшило показатели микроциркуляции по сравнению с применением плацебо или отсутствием лечения (p<0,05). У пациентов с микроангиопатией на фоне ХЗВ четырехнедельное лечение гелем гепарин+эсцинат+ЭФ также уменьшило отек, боль и улучшило показатели микроциркуляции (p<0,05) [33]. В сравнительном исследовании с участием 40 пациентов с разными заболеваниями, включая поверхностный тромбофлебит и посттромботическую болезнь, гепарин в форме геля 1000 МЕ/г 2 раза в сутки не продемонстрировал статистически значимых отличий в снижении симптомов отека, боли, тяжести, покраснения и гематом, в сравнении с гелем гепарин+эсцинат+ЭФ [34].

Профиль безопасности комбинации гепа-рин+эсцинат+ЭФ изучен как в доклинических, так и в клинических исследованиях. Кроме того, на сегодняшний день нет данных, свидетельствующих о негативном воздействии данной топической формы при применении ее у беременных и женщин в период грудного вскармливания. Беременные принимали участие в одном клиническом исследовании, проведенном в 1990 г. Сообщений о побочных эффектах не зафиксировано, что нашло подтверждение в европейских регламентирующих документах [35]. Однако в качестве меры предосторожности применять гелевую форму комбинации гепарин+эсцинат+ЭФ при беременности возможно только в тех случаях, когда ожидаемая польза терапии для матери превышает потенциальный риск для плода [28].

Сравнительный обзор топических препаратов, используемых для лечения ХЗВ, а также тромбофлебита, показал, что гель гепарин 1000 МЕ/г и комбинация гепарин+эсцин+ЭФ оказались более эффективными, чем плацебо, в редукции симптомов поверхностного тромбофлебита [36]. При этом гель гепарин+эсцин+ЭФ продемонстрировал большую эффективность, чем плацебо, в улучшении параметров микроциркуляции у пациентов с варикозной болезнью, венозными язвами и диабетической нейропатией [36].

Трасндермальная доставка ЛС имеет большие перспективы как альтернатива пероральному и внутривенному лечению. Этот вариант особенно привлекателен для пациентов, страдающих хроническими заболеваниями. В силу своей простоты трансдермальная доставка может способствовать увеличению приверженности к лечению, которая является одной из важных проблем при лечении ХЗВ. Большое разнообразие топических ЛС вызывает серьезные трудности выбора препаратов как у врачей, так и у пациентов. Знание особенностей всасывания различных ЛС может помочь в первую очередь врачу, назначающему терапию, осуществить осознанный выбор. В представленном обзоре показано, что сочетанию в одном местном средстве разных действующих веществ с несколькими фармакодинамическими эффектами (венотоническим, противотромботическим, противовоспалительным) целесообразно отдавать предпочтение.

Но, несмотря на особенности терапевтических эффектов основных действующих ЛС, особого внимания требует к себе проблема чрескожного всасывания, от решения которой в конечном счете и зависит выраженность заявленных терапевтических эффектов топических препаратов. На примере комбинации гепарин+эсцин+ЭФ продемонстрирована самоорганизующаяся липосомальная система доставки, где основную роль играют эссенциальные фосфолипиды, которые в присутствии энхансеров (спиртов: изопропанола и глицерола) увеличивают всасывание и проникновение в более глубокие слои кожи основных действующих веществ — эсцина и гепарина, дающих свои фармакодинамические эффекты на проявления ХЗВ.

Таким образом, фармакологические особенности детрагеля как самоорганизующейся липосомальной системы доставки основных действующих компонентов с использованием энхансеров, а также фармакодинамический и фармакокинетический синергизм эсцина, ЭФ и гепарина натрия, входящих в его состав, обладающих венотонизирующим, антикоагулянтным и противовоспалительным действием, позволяют рекомендовать его для широкого практического использования при лечении ХВН с возможной комбинацией с препаратами системного действия.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Материал подготовлен при поддержке компании «Сервье». Компания не оказывала влияния на сбор и анализ данных литературы, написание и редактирование текста статьи.

Подтверждение e-mail

На test@yandex.ru отправлено письмо с ссылкой для подтверждения e-mail. Перейдите по ссылке из письма, чтобы завершить регистрацию на сайте.

Подтверждение e-mail